Мы вновь влюбляемся, веря…

Мрачные советы подросткам-выпускникам, будущим абитуриентам
.
Я б хотел жениться на облаке.
Вот на этом, плывущем по небу кролем.
Есть в его нежно-розовом облике
что-то от Анжелины Джоли.

.
М.Есеновский
.
Проблема сия неизменна, в любые времена. В том или ином облике. Но коли уж мы живём сегодня и здесь, то поговорим о временах нынешних. И сегодняшних подростках. У которых возникла схоластически обоснованная трещина в ощущениях, слэш: меж фантомным, придуманным бытием – и самой Реальностью. Некая душевная грань, на которой хотелось бы заострить внимание. Так сказать, дисклеймер без медицинских терминов. Грань, грозящая стать катастрофой нашим детям.
Конечно, размышляя о выросших почти чадах, рвущихся в зазывающий  мир  грёз и чистогана, – за пределами двора и школы, – нельзя не остановиться на проблемах ЕГЭ, наскучивших до изжоги. Это чёртово ничегонеделание – показуха образовательной фикции ради проклятой галочки в тесте, оборачивающейся элементарным тупизмом (мы ж договорились по-простому). До басурманских отцовских слёз:  ну видно ведь, сын глупеет на глазах. А что предпринять? Там, мол, нечего ушивать! – успокаивает он. – Надо, мол, запомнить только: что, куда и в кои квадратики втыкать. Всё!!!
И что ты, далёкий от школьных проблем пожилой дядя, проведший четверть века за баранкой большегруза-дальнобоя, – забывший, когда и на родительском собрании-то был последний раз,  – можешь решить, чем помочь?
Овладевает горькая мысль, – витающая между шестым чувством и душой: сыну не поступить в нормальный престижный ВУЗ. Какое там МГИМО, какой к лешему МГУ?! С другой стороны – абсолютно не вставляет, не вштыривает  идти в провинциальный «пед» или политех, или филиал столичного юрфака. С «филиальными» же преподами. Хочется, наизворот,  небывалых высот, стремительного взлёта, орлиного размаха. Хочется Питера,  Москвы!  Но не от хорошей жизни, поверьте…
Реформы, убившие провинциальный бизнес, убившие провинциальное учительство, убившие даже вероятность помечтать о приличной зарплате на селе, в деревне, районе, областном центре, прямо-таки заставляют нас, родаков, затачивать  ласты на Москву, а куда ж ещё? Мы воочию зрим, насколько  московская статистика отличается от «замосковской». И ах! – мы оказались в губительной ловушке, которую нам подстроило-подставило родное государство:  мол, только в Москве (или,  во всяком случае, в другом огромном Мегаполисе) твой ребёнок станет хотя бы похож на человека, – убеждает  государство. Что истинная правда, к сожалению. Хотя бы в плане тривиального заработка. В плане хоть мизерного подобия «уровня».
Тут начинаются проблемки…
.
…Взгляни вокруг, возьми и оторвись от компьютера.
Задумайся над своей жизнью, даже над жизнью в общем.
Что тебя окружает?
Я заметила:  люди вокруг стали гнилые и противные,
От них аж воротит.
Жизненные ценности для них самые что ни есть банальные.
Деньги, деньги и ещё раз деньги.
Миром правят деньги, – вот проблема.
Люди не думают о чём-то духовном и высоком, они думают о деньгах.
Квартиры, машины – всё просто вещи,
Которые по сути ничего не значат.
Хотя нет, если из-за них происходит множество убийств и ссор,
Значит, они имеют какое-то значение?
Сейчас ко мне пришла собака, вот за неё я готова убить.
И за семью, естественно.
Но за квартиру, машину – точно нет!
В этом и проблема, люди не такие, как раньше, они злые.
В этом и проблема…

.
Диана Ковтун. 17 лет. Вятка

.

Радостные детки, устремлённые в безбедную и счастливую неизвестность, не представляют, куда мы их толкаем. Трагических примеров уйма, сонм. Наркота, проституция, похищения, пропажи, рабство, убийства студентов, секты, – чёрт бы их побрал… Но не будем о плохом. Кто-то становится, в конце концов, нормальным человеком, фартовым предпринимателем. Благополучно женится, удачно выходит замуж…
Тем не менее, безбедно и обеспеченно вполне себе обретаются и в провинции.
На периферии людишки тоже не лыком шиты. Биржи, акции, собственность в аренде, дивиденды от  работающих предприятий никуда не делись. Богатые буратины имеются в достаточном количестве.  Аки наивный риторический вопрос – насколько велик  процент богачей от общей массы провинциального народу?  Он катастрофически низок, сей процент.  И,  бог ты мой, отнюдь не трудно  догадаться, где и с кем упомянутый везучий и безбедный процент подвизается и часто ли посещает правительственные кабинеты. Без доброй чиновничьей крыши никуда. Ежу понятно.
И вот мы, озабоченные взрослые, внимательные читатели областных и федеральных СМИ, прекрасно видим: периодически одна властная крыша сменяет другую. В основном московская, или иная федеральная, – сменяет «проштрафившуюся» провинциальную. Ну а как рисуются штрафы и банкротства, вряд ли  стоит объяснять.
Замена начальственных приоритетов бросается в глаза по бесконечным «Пятёрочкам»,  «Копеечкам», «Магнитам» и т. д., заполонившим пространство. Превратившим одноэтажные городки в урбанистических близнецов.  А ведь ещё недавно областной, районный центр, посёлок украшали вывески местных – и  недорогих, что важно! –  производителей, совсем недавно… Сейчас их меньше, меньше. А у здешних градообразующих предприятий вдруг появляются новые улыбчивые баре – от столичных до иностранных.
Крупный бизнес уезжает в Москву – и далее – в неведомые разноцветные  забугорные края. Где баснословно разбогатевшие родственники функционеров по-скорому да по-быстрому оформляют разводы, разделы имущества, трастовые ООО, фирмы. Чтобы легитимно, правовым манером высвободить  высокого благодетеля – без него никак! – от навязчивых материальных обязательств перед избирателями. Исполняя девиз: «Без Думы и близлежащих к ней МВД и ФСБ нам кранты. Без Думы мы – пшик! – голодранцы с большой дороги, чернь». Тем более с учётом упростившихся для верховных господ потенциалов «честного» и безболезненного отъёма суверенной частной собственности у быдломассы.
Нужно конкретик? Их есть у меня. Извольте.
.
Представьте маленький город

.
Только-только произошло  уничтожение ларёчной коммерции.
В повальном режиме с тротуаров, остановок  и различных торговых площадок выкорчеваны сотни ларьков. Под предлогом облагораживания территорий и фасадов. Да, предлог существенный. Но не один-два месяца реализуемый. Куда подевались все эти несчастные сапожники, лоточники, ягодники, овощевики? – не трудно догадаться. Пополнили ряды безработных, нищих сограждан.
Куда сии преобразования вынудили жителей идти за покупками? Ясен пень.  В гостеприимно распахнутые двери федеральных сетей. Где охающей бабуленции отнюдь не удастся выбрать на обед картошечки подешевле, а то и поторговаться со знакомым не первый год  Петровичем из-за перезрелой морковки. Идём дальше…
Берём тему, не раскрученную в прессе. Разорение рекламного сегмента.
Обойдёмся без коммерческих названий, т. к. статья не нацелена в бизнес-аудиторию.  Итак, крупнейший российский банк покупает блокирующий пакет акций  некоей крупнейшей компании – оператора наружной рекламы.  Что происходит после данной сделки в невеликом численностью городке?
Во-первых – умирает сам рынок наружной рекламы. Следом – свершается элементарное вымывание мелкого и среднего предпринимательства. В пущей степени зависящего от недорогих и часто повторяющихся по краям автодорог, шоссе аншлагов.   Почему. Ответ прост, словно килька в томате.
Нормы по размещению конструкций  невыполнимы по наличествующему на данный момент ГОСТу. К тому же до сих пор не принятому Минюстом и носящему исключительно рекомендательный характер. Оттого перемежающемуся дополнительными разъяснениями и многочисленными подзаконными актами.
Однако исполнительные и УВД-шные органы, в плотной связке,  несмотря на непонятки с  основным правоустанавливающим документом, в одностороннем порядке разрывают долгосрочные договора под стыдливыми предлогами «временного отзыва» и т. д.  Далее. Установленные ранее, – т. е.  «неправильно», – отработавшие своё, недешёвые железные  конструкции разбираются и уволакиваются с глаз долой.  В чермет.
Затем проводится аукцион.  С чистого листа, как говорится. Кто побеждает? Точно. Некая крупнейшая федеральная монополия. Вывод…
«Заговор?» – хитро прищурясь, спросит дотошливый читатель. – «Ты чё, дурак? В кутузку захотел? – отвечу я, надвигая кепку на глаза. – Это… это… Капитализм». – «Сам дурак!» – слышится издалека… «Тьфу ты. Из-за таких вот…» – Но продолжим.
Рынок расшатан, разболтан, раздроблен, рынка нет. По всей необъятной матушке-Руси, заметьте. Монополия же непременно столкуется, добазарится с властью. Найдёт подход к ГОСТам, приказам и дополняющим разъяснениям. Да и сама подскажет высочайшим думцам, как и где лучше написать потребные слова. Таким образом, верховная власть, вяло изображая столь якобы нужные и важные законотворческие потуги ради кровинушки-народа, на самом деле абсолютно выпадает из  управления  регионами. Монополии творят в регионах, что хотят…
Скажем, в Казани – под предлогом облагораживания городских улиц  – пришлось выкинуть из рекламного бизнеса  более 2000 человек. Не предложив взамен ничего. Но то пыль для «правильных» пацанов. Одно слово: «Универсиада».
Что приключается дальше? – спро́сите...
Верно. Удорожание цен. Поскольку  свежеиспеченные  боссы  вложили деньги, красиво обставили тротуары, поменяли бордюры, дорого и правильно. Никакие  мелкие и средние коммерсанты не будут вкладывать в «двигатель торговли» по 30 тыс. рублей и более. По столичным прайсам. Мелкая, частная коммерция исчезнет. Исчезнут налоги в бюджет, а также довольные обладатели соцпакетов, пенсий и безбедного будущего.
И проистекает вышеописанное во многих и многих отраслях. Не только  затронутых  торговых, рекламных.
Такая вот страшилка для масс, сынок…
.
Да масса и сама сегодня-завтра – добровольно! – отдаст непосильно нажитое, причём за гроши. Почему? А за долги. Кредитные и коммунальные. И к  злосчастным бюджетникам во всю присоединяется индивидуальное предпринимательство. Особенно «нижних уровней» –  ларёчники, коробейники-лоточники, обувщики, ремонтники. В связи с недавним повышением страховых взносов.
К тому же водяные счётчики весело  перегоняют электрические, соревнуясь  за то, кто круче настрогает-намотает гектолитров, киловатт, сверхчасов и сверхлимитов, задорной социалистической песней преобразуясь в бабушкину капиталистическую пенсию, равным образом не оставляя бабуле шансов на хлеб и продукты. А зачем ей жрать, в натуре? Быстрей крякнет, старая. Не успев приватизировать…  Почитай, эвона и продвинется десятитысячная муниципальная очередь на жильё. Ты сколько ждал свой переселенческий мундиаль? 40 лет? На, получай! Всё равно вскоре сам съедешь оттуда. Вперёд ногами. Тебе ведь уже под семьдесят.
Отвлеклись…
Но согласитесь, дорогие господа, родители, бабы-деды будущих абитуриентов, – без этих совместных с детьми размышлений о насущном, – тоже нельзя. Такова  современная Россия. Со всё понимающими нами – и нашей ребятнёй, внуками, ещё не ведающими в полной мере подлинной стоимости проезда в разваливающемся на глазах поезде жизни.
Неустроенном, не обустроенном, нищем, злом.  Трясущемся на поворотах, давно ничего  не ждущем, голодном. Где нацменьшинства практически заняли лучшие места. Столкнув в проходы и выдавливая в тамбур так называемое «большинство». Взирающее из-за запотевших грязных окон тысячами сердитых глаз на сытых олимпийских атлетов. Под спортивные нужды которых уничтожаются вековые устои, изымаются земли. Смешивая с землёй, – где ещё недавно стоял родовой домик у моря, – исконный народ. И до того не жировавший. Народ, вбитый по уши в месиво долгов кредитным молотом…
Посему и звереют. Перерезая друг другу глотки.
Но подросткам пока не объяснить взрослых странностей бытия. Им придётся приобрести негативный опыт самим. Разве объяснишь ему обыденную ныне вещь – существование в России невозможно, если ты не приставлен к какой-нибудь жирненькой кормушке. Неважно, ментовской либо чиновничьей.

.
***

.

…Кстати, дожили, – о пресловутых бандитах прошлого даже не упоминаем. Да потому что те, уцелевшие, выползшие из 90-х,  переоделись из  малиновых пиджаков в  искрящиеся крахмальные камзолы и, правдами-неправдами, вцепились во властные,   административные структуры всех уровней, будто в тамбурные перила уносящегося вдаль последнего вагона. А кому не по рангу зацепиться, – криворук да не по понятиям, – всунул туда надёжных людей: сородичей, сыночков-дочек-племяшей. И поросль дала всходы. Дав семя свежей поросли.
И вот: к деду – бывшему криминальному «положенцу» – нет претензий. И «авторитетный» в своё время  отрок вычеркнут из уголовной базы данных – он под «неприкосновенностью». А внучок уже и в положении, и в авторитете, только не по устаревшим  блатным  понятиям, а по Думскому неприкасаемому уставу.
А на улицах давно появились новые бандиты…  Безжалостней, изощрённей, злей прежних. С примесью ярой ненависти «непрошедших» недавних войн.  С разрешённым оружием. Возможностью беспрепятственно курсировать по СНГ.  С  безлимитным бакшишем, дабы мигом договориться с полицией. При международных  связях. Крайне оперативные, «невидимые» для миграционных и паспортных служб.  Чтобы запросто и напрочь запугать стража порядка любого уровня – семьёй, детьми, домом, школой. Менту никуда не деться. А дом, при случае, сгорит быстро… как факел. Н-да…

.
***

.
Подобных примеров, приведённых выше с рекламой-наружкой, уйма. Это и Закон о рынках, откуда немереным потоком исходят розничные продавцы под давлением арендного пресса. И налоговые ужесточения, пенсионная реформа…
Аффилированным корпорациям нет смысла позволять въедливым журналистам раскручивать «хитрые темы» в СМИ. Накрепко привинченные к «убийственным» реформам золотыми бюджетными болтами, –  корпорации их  хладнокровно, без шума и пыли реализуют, не сомневайтесь, господа. Большой бизнес, тем более бизнес «государственный», обожает тишину, покой.
Но вполне есть резон разобраться, уяснить и осмыслить «хитрую тему» нам – и нашим детям!
.
В России давным-давно что-то происходит и движется не так, не в ту сторону.   Мы, маленькие серые человечки, не в силах ничего изменить. И ни сердитые «марши», костюмированные митинги, ни дождливые московские «прогулки» якобы за правдой –  не помогут.  Поезд ушёл, к огромному сожалению.
Хочется сказать в заключение статьи сыну, которому скоро придётся делать зрелый выбор…
Знаешь, сынок… Некоторая часть российского общества, совсем незначительная, – назовём их «хорошими людьми», –  никак не успокоится и не постигнет, не осознает вконец:  тот грустный, гнусный  поезд, о котором я тебе поведал,  ушёл.  Однако, брат… они молодцы. По-любому молодцы, красавцы, – как  выражается молодёжь. Настоящие энтузиасты. Революционеры. Их надобно восхвалять мадригалами… Но, по моему мнению – совершенно не окончательному: им не поменять, не разодрать-оторвать того, что наслоилось, прикипело к душе нашей с тобой скорбной РФ за прошедшие 25  лет.  Независимо от патриотизма и любви к ней. К Родине.
Обаче им необходимо и чад своих готовить к долгой борьбе. Нарастающей. Бескомпромиссной.  Не прощающей. Жестокой.  Лично я – не желаю, честно. Устал. А ты, брат, – решай сам.
.
сумеем ли мы выбиться из круга
всё более надежд возлагая друг на друга
но каждый раз понимая – планы и надежды рушатся
меняются с каждым днём
ухватить ли эти яркие моменты заполняющие пустоту
завтра утром ты уже проснёшься другим –
выбор за тобой –
будешь  и дальше мечтать и бояться что вскоре всё пойдёт не так
или сможешь начать что-то делать
воплощать свои мечты в жизнь менять мир и нести свет другим людям
…мы потерялись в этом лабиринте
мы потеряли клубок который выведет нас к выходу
бежим от смерти спотыкаемся падаем встаём и снова бежим
мы как будто белки в колесе движемся по кругу
хотим получить ответы но получаем больше вопросов
вновь влюбляемся веря что на следующий день – будет по-другому

.

Никита Орлов. 18 лет. Вятка

5
1
Средняя оценка: 2.93717
Проголосовало: 191