Украинская болезнь: о врачевании и врачевателях

1

.

Восстановление имени

.

Наконец-то болеющий уже сотню лет народ Малой Руси дождался своих врачей, которые явились к нему с намерением его лечить.

Но так как врачи сильно уже запоздали, то браться им пришлось, прежде всего, за хирургические средства. Между тем, возможности хирургии ограничены, а заражение народного организма настолько серьезно, что одними хирургическими методами его не излечить. И если действовать только скальпелем, то велика опасность того, что больного можно потерять или превратить в безнадежного инвалида.

Для того чтобы вдохнуть жизнь в умирающий организм этого отторгнутого от Руси некогда русского народа - требуется терпеливая терапия. Придется почти с нуля начинать, наконец, делать то, что следовало бы начинать делать четверть столетия назад. Для успешной же терапии необходимо, для начала, установить правильный диагноз и понять, какие части народного организма более всего поражены украинской болезнью, превратившей за столетие русский по рождению и крещению народ - в «украинцев» - ненавистников всего русского.

По степени зараженности этой болезнью нынешних украинцев можно условно разделить на два типа: тех, у кого эта болезнь затронула только сознание, и тех, у кого она проникла и в душу. Другими словами, нынешние украинцы делятся на тех, кто враждуют с Россией по неведению, ибо просто не знают, что они тоже - русские, и на тех. кто, зная или не зная об этом, в любом случае не желают быть русскими. Для лечения первых достаточно усилий Российского государства, задача исцеления вторых под силу только церкви.

Если говорить о той части населения нынешней Украины, у которой украинская болезнь затронула только сознание, то тут, для вывода больного из состояния нынешнего агрессивного умопомрачения, требуется, для начала, хотя бы избавить это сознание от тотального зомбирования со стороны украинских СМИ. Для полного же исцеления от национальной амнезии необходимо тщательно отмыть это больное сознание - не только от болезнетворных микробов попавших туда за двадцатилетие «нэзалэжности», но и от того, что наслаивалось в этом сознании на протяжении последней сотни лет, когда наш человек пытался строить свою жизнь без Бога.

И если бы Россия полноценно вмешалась в украинские события еще весной, после первых же кровавых преступлений киевской хунты, то к нынешним дням с умопомрачением большинства населения, вызванным давлением украинских СМИ, было бы уже покончено. Однако, как оказалось, события стали развиваться по другому сценарию, когда киевской хунте было предоставлено проявить себя «во всей красе», дабы впоследствии по поводу «человекообразности» этой власти и, вообще, «украинского проекта» ни у кого уже не возникало никаких вопросов. К сожалению, это знание придется покупать очень дорогой ценой…

Для успешного врачевания терзаемого недугом народа Малой Руси очень важно расстаться, наконец, с закрепленной коммунистической властью терминологией, предполагающей существование на Русской земле пусть братских, но отдельных, русского и украинского, народов. Нужно исходить, на словах и на деле, из того, что мы - две части единого русского народа. А если мы, как народ, едины, - то и делить нам нечего. И для уяснившего эту истину «украинца» станет понятно, что возвратить себе Крым он сможет, если со своим регионом тоже присоединится к России…

Расставшись с оставленным нам коммунистами разделением бывшего единого народа на «русских» и «украинцев», у нас появится, заодно, возможность задавать неудобный вопрос современным персонажам украинской политики: почему же они, в большинстве своем известные категорическим неприятием всего, что связано с коммунистическим прошлым и неистово пинающие теперь памятники Ленину, - так держатся за эту часть коммунистического наследия?.. Не потому ли, что они с ленинистами сделаны из одного теста, замешанного на богоборчестве… Наверное именно безбожием украинских политиков можно объяснить ту «черную неблагодарность», которую они проявляют сегодня по отношению к коммунистам. Конечно, «украинство», в виде дурной идеи, приземляющей мировоззрение нашего православного народа до презренного «хата скраю», зародилось в наших пределах еще до большевистского переворота. И некоторое время существовало в виде некоего «мыльного пузыря», который охотно надувал всякий посторонний «доброжелатель», желающий раскола Руси. Однако именно коммунистическая власть, воплотив силою репрессивного аппарата эту дурную идею в национальные и государственные формы, позволила ей, на протяжении семи десятилетий, прорасти, укрепиться и принести гибельные плоды.

Что же касается живущего на Украине народа, то, освобождая его из плена гибельных представлений, укоренявшихся в его сознании на протяжении последней сотни лет, не следует забывать известной врачебной заповеди «не навреди». Учитывая столь длительное погружение этой части нашего народа в духовную болезнь, возникшую от заражения завистью, жадностью и гордыней, необходимо найти для нынешних «украинцев» некую промежуточную формулу, помогающую им подойти к пониманию того, что они – тоже русские. Тут, видимо, придется сделать нечто обратное тому, что проделал в свое время Грушевский, когда ради того, чтобы превратить Малую Русь в Украину и населяющий ее народ из русских (малороссов) в «украинцев», запустил в оборот формулу «Украина-Русь», по мере привыкания к которой слово Русь постепенно отсоединили.

К сожалению, в наши дни, в эпоху информационных войн, простой переход, без предварительного информационного сопровождения, к названию земли «Малая Русь» и к названию проживающего на ней народа – «малороссы», - может привести к результату обратному ожидаемому, так как эти названия могут стать удобной мишенью для спекуляций. Ведь употребляя названия «Малая Русь», «малороссы» - не станешь же всякий раз растолковывать, что «малая» вовсе не означает меньшая по значимости и тому подобное, а означает «исконная», «изначальная», то есть место зарождения нашей цивилизации.

Поэтому на начальном этапе, когда нет возможности заниматься подробным растолкованием, полезно было бы активно вводить в оборот применительно к нынешней Украине, и употреблять параллельно с существующим названием «Украина», название «Южная Русь».

Никому не обидно быть ни южным, ни северным, ни западным, ни восточным. И пусть на определенный переходный период – до тех пор, пока появится возможность обсуждать с населением Украины сущностные вопросы – это население потихоньку привыкает к формуле нашего единства хотя бы в географическом понимании.

Может быть таким образом до этого населения постепенно начнет доходить, что соседние славянские страны, с которыми его усиленно стравливают все последние годы, – тоже являются наследниками того древнерусского государства, центром которого был Киев. И тогда нынешние украинцы, быть может, поймут, что Украина с этими странами – неразрывное целое. Ведь наследниками той, древней, Руси является и Северо-Восточная Русь (сегодняшняя Россия), и Западная Русь (Белоруссия), и Южная Русь (Украина), которая в свою очередь разделена на Юго-Запад (Малороссию) и Юго-Восток (Новороссию) – новые, приобретенные общими усилиями, земли.

.

2

.

Освободить из плена

.

Перед большей частью населяющего Украину народа, – теми, из кого в два захода (сначала в советские годы, а затем в годы «независимости») оптом лепили «украинцев», - власти нынешней Российской Федерации, правопреемницы прежней нашей великой державы, в большом долгу. Потому что на протяжении всего двадцатилетия украинской «независимости» российским властям до этого народа не было никакого дела.

За это время выросло и вступило в сознательную жизнь целое поколение «ровесников независимости», которые не знают иной государственности, кроме украинской державы, как и того, что путь, по которому их ведут последние двадцать три года, изначально направлен к неминуемому тупику.

Нужно понимать, что у тех молодых людей, чье сознание формировалось после 1991-го года, а тем более у тех, кто родились после 1991-го года, – нет другой родины кроме переименованной и испоганенной окраины Русской земли, отрезанной в 1991-м году от остальной Руси украинской государственной границей. И их патриотическое чувство  наполнялось тем, чем его наполняли все эти годы.

Что же касается нынешней России, с народом которой мы совсем еще недавно жили единой жизнью, то киевским властям удалось перевести восприятие ее большинством украинских граждан, особенно молодежью, на некий «футбольный уровень», - когда ради спортивного состязания единый народ условно разделяется на «своих» и «чужих». Постепенно это «футбольное восприятие» закрепилось, и перенеслось на все остальные сферы, побуждая украинских граждан во всех случаях «болеть» за «своих» - за Киев против Москвы. А украинское образование и украинские СМИ позаботились о том, чтобы все наше великое тысячелетнее общее достояние, возвышающееся над примитивным «футбольным уровнем», оставалось большинству недоступным.

Москва же, за истекшие двадцать три года, не выдвинула для живущего на Украине народа никакой альтернативы. А ведь в каждое человеческое сердце, точно так же как и «в дверь к Богу», необходимо упорно стучаться, в надежде на то, что сердце это откроется.

Поэтому сегодня для молодого человека на Украине вполне естественно поддерживать киевскую власть. И молодые люди, в массе своей, даже и не представляют, что может быть как-то по-другому. Заставить их усомниться в нарисованной киевской властью «картине мира», с гнездящимся в Кремле «Мировым Злом», может разве что какая-нибудь случайность. Подобный сбой в «программе зомбирования», нацеленной на сознание «украинца», может произойти, к примеру, в случае обнаруженного им явного обмана со стороны украинских СМИ; или при наличии у «зомбируемого» родственников в России, в которых затруднительно видеть врагов; или по причине зародившейся каким-то неведомым образом в сердце этого человека симпатии к русской культуре; или – исповедования им православной веры (хотя и это, к сожалению, не всегда)...

В этой связи очень важно, что нынешней российской властью, устами президента Путина, впервые со времени падения самодержавной России, было признано, что люди, живущие в России и на Украине – единый народ.

Однако, после сказанного «а», не было сказано «б» - по поводу того, кто будет организовывать жизнь этого народа в пределах сегодняшней Украины.

Неужели вальцманы с коломойскими? Люди чуждые национально и духовно, и, вдобавок, с явными людоедскими наклонностями…

Живущий на Украине народ стал жертвой подобной подмены еще и потому, что он, в массе своей, все еще настроен на наше традиционное, православное по своей сути, отношение к властям, предполагающее доверие к ним. Однако на это историческое воспитание наложилось произошедшее за последнюю сотню лет отчуждение нашего народа от православной веры, дезориентировавшее и ослабившее его. В результате он стал беззащитен против такого рода подмен, и потому сегодня поддерживает давно уже не свою власть, которая поставлена над ним вовсе не для того, чтобы защищать его интересы, а для того, чтобы выполнять указания тех, кто ею управляет извне.

Блокированный информационно, окруженный горами лжи, наваленными за столетие, он в большинстве своем лишен даже возможности сделать свободный выбор.

Все это накладывает обязанность на власть той части нашей бывшей великой страны, которой еще позволено именоваться Россией, и народ которой еще не оградили от нашей истории и культуры, – освободить живущий на Украине народ от плена. В этом плену он, утративший ориентиры, тихо вымирает, потеряв за два десятилетия своей «независимой» жизни, еще до теперешней самоубийственной войны на Донбассе, семь миллионов человек…

Ведь признание того, что русские и украинцы, то есть, население Северной и Южной Руси, – единый народ, ставит под сомнение обоснованность создания в свое время отдельного от России украинского государства. И предполагает, на пространстве исторической России, пересмотр всей системы региональных отношений, возведенной после 1917-го года.

За этим следует необходимость и обязанность для российских властей взять ответственность за судьбу народа Южной Руси.

Разумеется, в посильной мере, с учетом тех обстоятельств – финансовых, экономических, юридических и прочих, - в которых российская власть теперь пребывает. Главное, чтобы было высказано твердое намерение, подкрепленное созданием переходных структур, – для того, чтобы нынешняя, украинская, жизнь народа Южной Руси могла, в том числе и по его инициативе, плавно перетекать в русскую. И непременно – предметного общения об этом с населением края через голову нынешних его фашистских правителей.

К примеру, для начала, учитывая сегодняшние обстоятельства, это общение могло бы происходить в форме предоставляемой адресной помощи пострадавшему и нуждающемуся населению, которое все должно знать, что Россия – защитник его и покровитель.

Естественно, русская помощь должна идти не через Киев, а через Юго-Восток, – постепенно ставя на границах своего проникновения дилемму – с кем быть: присоединиться к Русскому миру или служить Западу.

Там где это возможно, нужно оказывать действенную информационную, юридическую, финансовую и прочую помощь при возникновении очагов сопротивления произволу хунты... В одних случаях подобная помощь может понадобиться православным общинам в противодействии попыткам захвата храмов. В других – различным инициативным группам, - отстаивающим свои социальные права или право на русское образование, борющимся против нынешнего «пересмотра истории» и разрушения исторического наследия, за уважение к памяти тех, кто воевал с фашизмом...

В этом деле, пожалуй, и не зазорно воспользоваться готовым опытом американского проникновения на Украину. И если Запад продавил на Украине отмену закона об «иностранных агентах», то и России нужно завести на Украине собственную сеть «иностранных агентов» - под видом всевозможных благотворительных, экологических и всяких прочих общественных организаций. При этом публично превознося «плодотворный опыт» и неоспоримое первенство в этом деле западных «партнеров». А если хунта будет препятствовать работе этих организаций, то, в обход хунтовских законов, пусть частные люди из России оказывают поддержку частным людям на Украине, беря над ними своего рода «шефство»...

.

Однако нынешняя официальная Россия демонстрировала до сих пор приоритетность для нее установленных «мировым сообществом» «правил игры», и старалась держать себя в рамках «международного права» (дважды в ХХ-м столетии признававшего законность нашего разрушения и не поперхнувшегося). И в устроенной этим «сообществом» в ее исторических пределах кровавой братоубийственной бойне ведет себя так, будто главной для нее заботой является невмешательство во внутренние дела «суверенного» украинского государства, созданного за ее счет и ей на погибель.

С народом же этого государства (признанным, наконец, тоже русским) никакой диалог не ведется. Его судьба решается без его участия, где-то «за кулисами», в консультациях с «мировыми лидерами».

А потому этот народ – даже та его часть, которая ориентируется на Россию – пребывает в убеждении, что России он не нужен. Это вынуждает его довольствоваться покровительством тех, кто это покровительство ему оказывает: платит ему зарплаты, объясняет ему кто «друг», а кто «враг», обещает лучшую жизнь, рисуя заманчивые европейские перспективы – то есть назначенной для него Штатами власти.

К сожалению, за истекшее двадцатилетие российские власти, при всех своих огромных преимуществах, не сумели (и даже не пытались) пересилить на Украине то влияние, которые оказывали Штаты, отдаленные от Украины океаном. И как бы в результате подобной политики не произошло того же, что случилось с пушкинским Онегиным, проворонившим свое счастье и услышавшим напоследок: «Но я другому отдана, и буду век ему верна…»

.

3

.

О тех, кто не желают быть русскими

.

Затемненное сознание нынешних «украинцев» и нежелание российских властей осветить это сознание светом русской правды – это еще полбеды.

Обилие русских и так называемых «русскоязычных украинцев», воюющих сегодня на стороне хунты против Русского мира, свидетельствует о том, что нынешняя «линия фронта» проходит вовсе не по черте, разделяющей бывший единый народ на «русских» и «украинцев», и причина враждебности этих людей к России - не только в недостатке правдивой информации. Все дело в духовном выборе этих людей: в том, что они просто не желают быть русскими.

Это особенно видно теперь, в ходе военного противостояния. Сейчас, когда идут военные действия, в освещающих их украинских СМИ, «в виде исключения», в большей степени допускается прямая речь участников событий. И оказывается, что эта речь, с украинской стороны, преимущественно русская. Это и неудивительно, если учесть, сколь велика доля людей с великорусскими фамилиями среди украинских военных, и то, что военные на Украине, с любыми фамилиями, разговаривают, в основном, по-русски.

Тут приходится иметь дело с сознательным отказом конкретных людей от русской судьбы, всегда чреватой немалыми беспокойствами, - в пользу потребительского покоя западного существования.

За годы «независимости», когда «украинцев», подобно стаду, искусно водили и продолжают водить за европейской «морковкой», на Украине сформирован преобладающий слой населения, ориентированного исключительно на достижение материального благополучия. Выведена новая порода почти бездушных людей, подключенных к информационным ресурсам, для которых то, что им показывают по телевизору «реальнее» того, что происходит у них перед глазами. И если они видят несоответствие реальной жизни и телекартинки, то испытывают беспокойство и желают, чтобы поскорее реальная жизнь пришла в соответствие с тем, что им показывают на экране. Все, что не касается «морковки», кажется им второстепенным, не заслуживающим внимания. А потому им легко можно внушить, что те из воюющих, на которых повязаны георгиевские ленточки – фашисты, а те, чей символ трезубец и всякие модификации свастики – являются сегодня наследниками воинов, защитивших в годы отечественной войны нашу страну от фашизма. И потому они автоматически заглатывают ежедневные сообщения украинских СМИ, из которых получается, что «сепаратисты» сами обстреливают собственные дома, где живут их семьи…

Ради скорейшего восстановления равновесия в их не привыкших к размышлению головах они требуют незамедлительно покончить с беспокоящими их «сепаратистами» и «колорадами». И то, что значительная часть представителей этой выведенной новой породы, с примитивными калькуляторами вместо душ и голов, являются так называемыми «русскоязычными», - на их выбор в конфликте никак не влияет. Встав на сторону русофобской хунты, эти «русскоязычные» не желают понимать, что воюющие против украинского государства на Донбассе, в числе прочего, добиваются и того, чтобы люди, разговаривающие по-русски, занимали в обществе равноправное положение, могли получать полноценное образование, а не были при украинствующих «обслуживающим персоналом»… Эти «русскоязычные» опустились уже до того, что им всего этого уже не надо… И самое печальное, что каждый подобный субъект - не причудливая единичная игра природы, заслуживающая демонстрации в кунсткамере, а численно преобладающий в украинском обществе тип...

Целенаправленная культурная мутация, которой на протяжении десятилетий подвергали население бывшей Малороссии, как и тщательная «зачистка» исторического ландшафта, в котором надлежало обитать «справжним украйинцям», - постепенно привели к тому, что для типичного представителя созданной «популяции» никаких иных руководствующих мотивов, помимо сугубо эгоистических и потребительских, в жизни не осталось. Поэтому «украинцы» живут, в основном, сегодняшним днем, желая получить все возможное от жизни «здесь и сейчас». Не хотят задумываться, на каких основаниях построено их государство, и можно ли вообще на фундаменте украинства возвести что-либо достойное и жизнеспособное. Они предпочитают служить тем, кто сегодня может больше им заплатить (а заплатить сегодня лучше всего могут те, кто наладили изготовление главного в мире платежного средства). И для самооправдания называют свою позицию «украинским патриотизмом», хотя это не что иное, как безответственность.

Однако, из-за масштабности взятых на себя задач, у нынешних «селекционеров», обеспечивших такой результат, далеко не все получается, и многие жители Украины, сознательно или неосознанно, все еще противятся уготованной им участи. Поэтому, в украинском гражданском конфликте противостоят вовсе не «русские» и «украинцы». С одной стороны в нем участвуют, независимо от происхождения, люди с иудейским типом сознания («жидовствующие» - всех национальностей), устремленные к «европейским ценностям». А с другой – люди нашего традиционного мировосприятия, которое сформировалось на основе тысячелетнего православного воспитания и существовало даже в советские годы, - пусть и в измененном, неполноценном виде, – в форме «советского патриотизма».

Таким образом, формальная принадлежность человека к той или иной национальности, на которые в начале ХХ-го века разделили русский народ, вовсе не является определяющим показателем отношения этого человека к ценностям Русского мира. Поэтому на Украине, с одной стороны, даже среди думающих и говорящих по-русски, изрядная доля тех, кто русскими быть не желают, и надеются, надев турецкого происхождения украинские шаровары, в конечном итоге "переквалифицироваться" в европейцев, - однако, с другой стороны, и разговаривающие по-украински вовсе не обязательно принадлежат к противникам Русского мира.

.

К сожалению, злокачественная духовная мутация, давшая в наши дни обильные плоды на Украине, не обошла стороной и Россию. И в России сегодня предостаточно тех, чья «хата скраю» от проложенного нашими православными предками столбового направления русской жизни. Именно этого духовного склада люди, при всем их безразличии к русской судьбе, оказались в наши дни у кормила российской власти, и явно путают это «кормило» с «кормушкой». Естественно что никакая Украина им не нужна, и они в свое время сделали все, чтобы оставить приговоренный к украинской жизни русский народ на произвол судьбы.

Это они сегодня настаивают, что новороссийскому ополчению не надо помогать, и предпочитают решать судьбу восставшего народа Новороссии не с ним самым, а с авторитетными для себя «инстанциями» на Западе.

Отсюда и вся их «тайная политика» с ее «хитрыми планами». Тайная – прежде всего от народа, потому, что далеко не все в ней, при обнародовании, народу бы понравилось. Когда власти «темнят», не высказываются открыто – то все еще русскому народу по обе стороны русско-украинской границы, не знающему, что происходит, предоставлено пребывать не у дел и заниматься бесконечным гаданием на «информационной гуще». Одни выуживают из этой «гущи» «достоверные сведения», что «к Пасхе все чудесным образом устроится», затем – «к Спасу», и так далее… Другим же ничего иного не остается, как подключать глаза и уши к «телеканализациям» от Порошенко и от Коломойского, содержимое которых никакими внутренними «фильтрами» очистить невозможно …

Если эти, «украинские», настроения российских властей не изменятся, то это может привести Россию к новым территориальным потерям, соизмеримым с потерями начала 90-х годов. Ведь наши исторические противники планы свои не отменяли, и по-прежнему не оставляют надежд наделать из России множество беспомощных лихтенштейнов.

Основным препятствием нашему спасению от гибельного распада - является повсеместная и на всех уровнях духовная порча нынешнего русского человека, заставляющая его поступать эгоистически. Страшнее любого внешнего врага – наша общая неготовность, по своим человеческим качествам, жить единой великой страной, нести бремя, которое в связи с этим необходимо нести…

.

4

.

Заблудшие пастыри заблудившейся паствы

.

В необходимом для спасения Руси духовном исцелении нашего народа по обе стороны русско-украинской границы главные надежды возлагаются, конечно, на церковь.

Между тем, если говорить об Украине, то в «майданный» период всплыли на поверхность антимосковские настроения среди значительного числа украинского духовенства, отсутствие стремления к тому, чтобы Русь была единой. Эти «православные украинцы» не понимают, что для живущих на земле, которая от своего крещения и до прихода безбожной коммунистической власти носила русское имя, невозможно быть православными и одновременно являться убежденными противниками единства с другими частями Руси, жить во вражде с ними.

Крестившись в единстве, пройдя тысячелетний христианский путь, обретя на этом пути христианский опыт (и отрицательный опыт отступничества от отеческой веры) – народ нынешней Украины, считающий себя православным, обязан и все свои дела оценивать в свете этого крещения. И потому его отторжение от Руси, с православной точки зрения, не может быть ничем оправдано.

Если вспомнить о «символе веры» тех деятелей, которые в свое время впервые стали выдвигать идею о необходимости отделения Южной Руси от Северной, и в начале ХХ-го века попытались ее осуществить, - то этот «символ» не просто не имеет ничего общего с  православием, но вызрел на богоборческой идейной основе. Все эти «отцы-основатели» - (одни из них были масонами, другие, в лучшем случае, - просто социалистами) - в этом отношении мало чем отличаются от пинаемого теперь Ленина.

Если же обратиться к мотивам "всенародной поддержки" в конце ХХ-го века «акта о независимости» Украины от России, - то это было всего лишь стремление, презрев многовековое единство, приобщиться к обещанному европейскому благополучию, - что тоже мало соотносится с православными идеалами.

Не говоря уже о том, что от каждого православного человека, перед причастием, требуется примириться с тем, кто его «опечалил», дабы восстановить единство и соборность православного народа. На этом фоне сознательное и целенаправленное попрание прежней нашей соборности свидетельствует о подчиненности стихиям далеким от православия.

.

К сожалению, за четверть столетия, прошедшую со времени падения у нас богоборческой власти, православная церковь на Украине не смогла завоевать в народе достаточный авторитет, который позволил бы ей сегодня, в критический для народа момент, веско сказать свое слово и, по возможности, переломить ситуацию в спасительном направлении.

То, что наши противники ради осуществления своей давней мечты – развязать братоубийственную войну между «русскими» и «украинцами» - использовали чувства гордыни, зависти, жадности и вражды украинского населения, - указывает на отдаленность от церкви большинства наших людей. А ведь именно церковь могла их научить противоположному… О неправославности большинства населения Украины свидетельствует и то, что оно с готовностью верит в транслируемую украинскими СМИ самую невероятную клевету на Россию и лично Путина. Ведь люди, как правило, охотно воспринимают известия о скверных поступках других по причине того, что это дает им «санкцию» самим вести себя по отношению к другим, не обременяя себя соблюдением заповедей. К примеру, тому, кому хочется украсть – очень нужно знать, что и все остальные – воры… И тот факт, что население Украины на протяжении двадцати «нэзалэжных» лет, и особенно сейчас, цинично обманывают, объясняется, к сожалению, не только «невинностью» этих обманутых…

.

В свое время, при возобновлении полноправной церковной жизни в начале 90-х, наша церковь больше уделяла внимания внешней стороне своего возрождения, восстановлению материального достояния, разрушенного безбожной властью. (Хотя подобный выбор приоритетов свидетельствует о приверженности скорее историческому материализму чем православию, в котором восстановление материального должно быть следствием возрождения духовного). В то время, когда у нас был взят курс на «благоукрашение», - расплодившиеся в наших пределах чужеродные секты подбирали тех несчастных, чья жизнь потерпела крушение при крушении великой страны: тех, чья рука потянулась к алкоголю или к наркотику, кто страдал от тяжкой болезни или оказался перед угрозой распада семьи, и кто искал ответы на поставленные жизнью вопросы.

Преимущественные хозяйственные попечения духовенства привели к тому, что ради «благоукрашения» наши пастыри привыкли идти на поклон и заглядывать в рот всевозможным «благотворителям» той алчной породы, представители которой воспользовались катастрофой нашей страны ради своего обогащения (хотя, если учитывать духовное состояние этих «пионеров дикого капитализма», должно бы быть наоборот).

У упомянутых же новоявленных бизнесменов, - несмотря даже на русские или украинские фамилии большей части из них, - души, в основном, иудейские: иудейское мировосприятие и цели, к которым эти господа устремляются в жизни.

Вообще, надо сказать, что к нам в свое время, под видом «рыночной экономики» и свободы для бизнеса, незаметно протащили доминирование в обществе «иудейских ценностей». Ведь если бы у нас, в начале 90-х, подобную «ценностную революцию» провозгласили в открытую – всех бы это шокировало. А нас лишь скромно попросили предоставить свободу бизнесу…

Наше духовенство, увлеченное хозяйственными свершениями в условиях, когда в обществе главенствуют «иудейские ценности», вынуждено подчиняться этому порядку вещей. И постепенно значительная часть священнослужителей позабыла о главном своем назначении, и, вместо того, чтобы думать о преобразовании жизни отдельных людей и всего общества на христианских началах (что подразумевает и стремление к восстановлению соборного единства нашего раздробляемого народа) – занялась делами от этого далекими.

Результатом стало то, что подавляющей частью народа наши церкви сегодня воспринимаются как некие лавочки по торговле «христианскими ценностями» и по реализации «ритуальных услуг», не более того. И хотя в таком восприятии церкви немалая «заслуга» самих воспринимающих, однако невозможно отрицать, что и церковь дала к этому много поводов.

Наглядным доказательством того, на какие «ценности» ориентируется значительная часть украинского духовенства, стала позиция этого духовенства в нынешнем противостоянии на Украине. Это противостояние украинское телевидение пытается представить народу как «войну Украины с Россией». На самом же деле за словом «Украина» сегодня скрываются интересы захвативших Украину крупных иудейских олигархов – владельцев банков, заводов и телеканалов, являющихся полномочными представителями на Украине безбожной всемирной власти. Россия же - для всех, кто еще не заражен самостийническим вирусом - это страна, которая сохраняет преемственность с нашей исторической традицией, худо-бедно стремиться восстановить свой православный облик и объединить вокруг себя осколки прежней великой державы. И, тем не менее, в этой борьбе внушительная часть украинского  духовенства, особенно на западе и в центре Украины, стала на сторону иудейских олигархов.

И потому неудивительно, что в эпоху временного церковного полубезвластия на Украине, связанного с болезнью ныне почившего Блаженнейшего митрополита Владимира, среди украинского духовенства обнаружилось так много желающих податься в раскол, или, идя на поводу у зомбированных украинским государством прихожан, перестать на литургии молитвенно поминать Патриарха, из-за его «московской прописки». Как неудивительно и то, что среди мечтающих о расколе, в первых рядах,  - главные «благоукрасители»... Благодаря Богу, избрание новым Предстоятелем УПЦ митрополита Онуфрия, твердого сторонника единства Русской церкви, - если не совсем прекратило, то существенно потушило раскольнические метания украинских пастырей.

А ведь, для православного человека, чтобы разобраться в происходящем на Украине в последнюю четверть столетия и, особенно, в наши кровавые дни, - проницательности особой не надо. Достаточно хотя бы вникнуть в слова украинского гимна с его иудейским пафосом - про то как «згынуть наши ворожэнькы»...

Украинские православные пастыри с самого начала конфликта включилось в сбор средств «на армию». При этом - не особо задумываясь о том, какие «ценности» эта армия защищает, и настолько эти «ценности» («европейский выбор») сопоставимы с православием. Не заботило их, видно, и то, сколько невинных людей на Донбассе будет погублено и сколько домов разрушено при помощи этих собранных «благотворителями» средств...

Да и сам факт того, что на Украине возникла необходимость собирать деньги на армию, ибо все то, что на протяжении ее «независимых» лет отчислялось на военные нужды, неведомым образом растаяло «як роса на сонци», - не вызывает почему-то сомнений в том, подлинное ли это государство или только фикция, ширма для прикрытия темных геополитических дел...

Надо ли говорить, что все эти кульбиты украинских пастырей не проходят бесследно для верующих. Простой человек думает: грех меня часто одолевает, потому что я отдален от церковной жизни, недостаточно молюсь, проявляю мало усердия… И вдруг обнаруживает, что те, кто всецело посвятили свою жизнь Богу, легко позволяют себе лжесвидетельствовать и, представляя Всемогущего Господа, зачем-то исполняют преступные прихоти «сильных мира сего»…

Правда теперь, когда в украинском хаосе все больше проступает беспощадная ясность, становится ясным и то, что на  Украине, помимо тех приходов, где молятся о «поощрении властей», существует немало и таких, где молятся о их вразумлении. И это дает надежду, что «врата ада» все же не одолеют православие на Украине.

Кризисные моменты приближают людей к Богу. Поэтому и нынешняя критическая ситуация открывает для нашей церкви возможности для благодатного преображения, давая ей шанс исцелиться от сегодняшних ее недугов и стать для народа тем, чем она должна для него быть. Именно церковь способна научить наш пропитанный злобой народ спасительным для него смирению, покаянию и любви. А вслед за исцелением духовным - неизбежно откроются возможности для восстановления внешнего... Ведь только духовно исцеленный народ сможет восстановить и соединить то, что на протяжении столетия разъединяли и разрушали безбожные и слепые политики при пассивном его соучастии.

Кстати, возвращаясь к проблемам насущным, стоит заметить, что было бы лучше всего, чтобы и значительная часть гуманитарной помощи от единоверцев из России, по возможности, поступала на Украину через церковь. Это заодно заставляло бы наших людей лишний раз заглянуть в храм и способствовало бы их приобщению к церковной жизни. (Тем более, что Запад ведь давным-давно помогает своим единоверцам на Украине).

Сегодня церковь могла бы внести решающий вклад в преодоление кровавой розни на Украине, и вывести наш когда-то православный народ из охватившего Украину хаоса, порожденного безверием, - к согласию и созиданию.

5
1
Средняя оценка: 2.88889
Проголосовало: 9