Всё для всех

Пришествие Христа стало центральным событием всей человеческой истории, поскольку именно во Христе воплотился Божественный замысел о человеке. Другими словами, послав Сына Своего Единородного, Господь показал, каким хочет видеть Он человека.

.

Как часто человек задаётся вопросом, для чего живёт. Оставить ли потомство? Построить дом? Написать книгу или посадить дерево? Но какое значение могут иметь земные дела, если нет над ними Высшего смысла, и если совершаются они не во имя Господне? Человек, созданный по образу и подобию Божию, должен хранить дар богоподобия, чтобы сущностно не отдаляться от Бога, но, напротив, стремиться к единению с Ним. Для того и живёт человек, для того и приходил в мир Спаситель, чтобы указать каждому человеку путь к обожению, к воссоединению в себе единства человеческого и божественного. Спаситель говорит ученикам: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин 14:6), а это значит, что нет и не может быть единения человека с Богом вне личности Христа. В другом месте Спаситель называет себя «дверью»: «Я есмь дверь: кто войдёт Мною, тот спасётся, и войдёт, и выйдет, и пажить найдёт» (Ин 10:9). И путь, и дверь, ведущая на этот путь – Спаситель Сам постоянно свидетельствует о Себе, как о проводнике между человеком и Богом. Святитель Кирилл Иерусалимский писал, что Христос для каждого становится особенной дверью, ведущей к Богу из сокровенных и одному человеку известных покоев: «Для имеющих нужду в веселии бывает Он виноградною лозою <…> Для имеющих нужду принести молитву, Он – Ходатай и Архиерей. Также для имеющих грехи бывает овчатем, чтобы за них быть закланным. Для всех бывает всем…» Каждого, кто обратится к Нему, приведёт Он к Богу, каждому укажет свой путь и наставит в дорогу.

.

Если бы смыслом или назначением жизни было домостроительство или даже нравственное совершенствование, не преследующее цели исполнить Божественный замысел о человеке и не ведущее к единению с Богом, не было бы нужды ни воплощаться Богу Слову, ни умирать на Кресте мучительной смертью, ни воскресать затем, попирая законы естества. Нравственности учили и пророки, не воскресавшие затем из мёртвых.

В романе Ф.М. Достоевского «Бесы» об обожении рассуждает Кириллов. Но его человекобог противопоставляет себя Христу:

«– Он придёт, и имя ему человекобог.

– Богочеловек?

– Человекобог, в этом разница».

.

Но «обожение» Кириллова основывается на гордыни: «Теперь человек ещё не тот человек. Будет новый человек, счастливый и гордый. Кому будет всё равно жить или не жить, тот будет новый человек. Кто победит боль и страх, тот сам бог будет. А тот бог не будет <…> Бог есть боль страха смерти. Кто победит боль и страх, тот сам станет бог. Тогда новая жизнь, новый человек, всё новое…» Вроде бы ничего худого нет в том, чтобы победить страх смерти. Но человекобог Кириллова не нуждается в Боге, а потому его рассуждение отсылает нас к Ветхому Завету, к тому эпизоду, где змей говорит Еве: «Знает Бог, что в день, в который вы вкусите их (плоды), откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт 3:5). А значит, человекобог Кириллова – это падший человек, отказавшийся от подлинного обожения.

.

Церковь учит, что Творец выделил человека среди прочих тварей, наградив даром слова, свободой и способностью творить. В этом человек подобен Богу. Но падший человек, сохраняя творческий дар и дар слова, утрачивает свободу, добровольно вступая в сношения со злом. Вот почему Спаситель раскрывается в Евангелии как абсолютно свободная личность. Ни хлеб насущный, ни все блага мира, ни даже сама земная жизнь не могут заменить для истинно свободного человека единения с Богом. Потому что всё земное тленно и преходяще, Бог же вечен. Об этом говорит и Спаситель одному из учеников: «Предоставь мёртвым погребать своих мертвецов» (Мф 8:22), имея в виду, что никакие земные дела не должны становится на пути человека к Богу. Спаситель учит, что свобода – это выбор вечности, предпочтение неба тлену. Сам Он явился в мир именно за тем, чтобы напомнить человеку о его предназначении, о заложенном ещё при творении стремлении к единству с Творцом и указать путь к этому единству. Вся земная жизнь Спасителя прошла в соответствии с Божественным замыслом о человеке. Ни испытания, ни страдания не поколебали Его человеческого естества и не заставили согрешить. «Всё это совершалось ради истребления греха, – пишет преподобный Иоанн Дамаскин, – везде разлитого и поработившего себе человека и нагромоздившего все виды порока, а также ради возвращения человека к блаженной жизни, ибо смерть вошла в мир через грех, как дикий и свирепый зверь, терзающий человеческую жизнь. И надлежало, чтобы Намеревающийся искупить был непогрешимым и неподвластным через грех смерти, а сверх того надлежало, чтобы природа человека была укреплена и обновлена, и на дело наставлена, и научена пути добродетели, уводящему от тления, ведущему к жизни вечной».

.

Спаситель близок человеку, потому что и Сам был человеком, видел и чувствовал как человек. Испытывал боль и унижения, принял смерть. Но при этом Он оставался безгрешен и совершенен, чист и прекрасен. Он таков, каким, по замыслу Божию, должен быть каждый человек. И в том, чтобы стать таковым – смысл и цель человеческой жизни. Спаситель раскрыл секрет совершенства, оно – в соединении божественного и человеческого. Образец такого соединения – сам Христос. Вот почему Христос – идеал, Христос – путь к идеалу, Христос – дверь, ведущая на путь к идеалу. Он не просто говорит человеку: «поступай, как и Я», дело ведь не в слепом подражании, но в понимании своего предназначения. Ключевые, самые главные слова христианства: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф 5:48), потому что в этих словах раскрывается замысел Бога о человеке, а значит – и смысл мироздания. И только потом уже идут заповеди, как указание на то, что именно следует делать человеку, чтобы достичь совершенства и обожения, чтобы исполнить своё предназначение и божественный замысел. «Всё, что Христос делал, Он делал, чтобы и мы это делали; всё, чем был Он, чтобы и мы этим были; всё, что с Ним произошло, чтобы и с нами происходило. Он стал Богочеловеком, чтобы и мы стали бого-людьми. Он жил богочеловеческой жизнью и сделал её доступной и приемлемой для каждого человеческого существа», – писал преподобный Иустин (Попович). С Пришествием в мир Христа цель и смысл человеческой жизни обозначились предельно ясно: стать бого-людьми. Всё остальное, из чего складывается наша жизнь, не может быть целью или смыслом, если, конечно, нам небезразлично то, чего ждёт от нас Творец. Каждый человек, независимо от того, еллин он или иудей, мужчина или женщина, должен, по замыслу Творца, стать бого-человеком, искать единства с Творцом по примеру Богочеловека Иисуса Христа. Всё, что мы делаем, надлежит делать с оглядкой на Христа. Только тогда наша жизнь, усеянная заботами и суетой, сможет превратиться в путь к Отцу Небесному. И только на этом пути жизнь человеческая перестаёт быть просто животным существованием, посвящённым добыванию пищи и размножению.

.

Совершая или только намереваясь совершить некий поступок, нужно задаться вопросом: а что сказал бы Спаситель, как бы Он поступил? Важно помнить, что Его одобрения достойны лишь чистые сердцем: «Блаженны чистые сердцем, ибо они узрят Бога» (Мф 5:8). Церковь же учит, что сердце очищается через трезвение, то есть отказ от суетных помыслов, любовь и воздержание, то есть отказ от мнимой свободы потребления и получения удовольствий ради обретения свободы подлинной.

.

Мнимой является та свобода, что осуществляется всегда в интересах самоутверждения и, следовательно, подчинена падшему человеку. Более того, по мысли преподобного Максима Исповедника, до тех пор, пока человек всё ещё выбирает между Богом и миром, пока остаётся необходимость говорить о «свободе выбора», человек всё ещё несвободен, потому что «свобода выбора» присуща несовершенному человеку –совершенство не нуждается в выборе, неукоснительно устремляясь к добру.

.

Падший мир похож на зазеркалье, где всё выглядит как бы наизнанку. И человек, укоренённый в этом зазеркалье, не может порой отличить истинное от ложного. Подлинная свобода воспринимается как глупость, падший человек не стремится к обожению. Пусть лучше камни обратятся в хлебы – и этого будет вполне довольно. В романе «Братья Карамазовы» Ф.М. Достоевский показывает: сколько бы ни приходил Спаситель в мир, падший человек всё равно распнёт Его. Но Спаситель приходит снова и снова, потому что тот, кто вчера распял Его, сегодня, быть может, падёт к Его ногам в раскаянии. И ради одной заблудшей овцы Пастырь добрый вновь и вновь жертвует Собой на Кресте.

.

Каждый из нас, ненавидящий ближнего, есть соучастник Распятия. Каждый, кто преступает заповеди Спасителя, распинает Его. Но Он всё равно здесь и обращается к нам: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр 3:20) Он приходит снова и снова, чтобы простить и наставить. А главное – чтобы придать смысл нашей жизни, чтобы оторвать нас от земли и возвысить до Себя.

.

Входя в общение с живой личностью Иисуса Христа, человек переживает особое состояние, достичь которого невозможно иным путём. Неприятие и отторжение зла, любовь ко всему живому, восторг перед тварным миром, подлинная свобода, когда ни гордость, ни зависть, ни ненависть не тревожат душу и не нарушают покой сердца. Спаситель говорит: «тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь» (Мф 7:14), но Он же и говорит: «иго Моё благо, и бремя Моё легко» (Мф 11:30). А это значит, что самый узкий и тернистый путь радостен, если рядом Христос. Именно радость и свет, а не уныние и тьму дарит Спаситель. И ни в коем случае обожение не отрицает материального мира, но лишь предполагает его преображение. Святитель Иоанн Златоуст учит: «Бог дал нам тело из земли для того, чтобы мы и его возвели на небо, а не для того, чтобы через него и душу низвели в землю. Оно – земное, но если захочу, будет небесным. Смотри, какой честью Он нас почтил, предоставив нам такое дело. Я сотворил, говорит Он, землю и небо, даю и тебе творческую власть: сотвори землю небом. Ты можешь сделать это…»

.

Жизнь подле Христа – это радость творчества и преображения мира. Это восхищение творением и восторг любви. Это чувство единства со всем мирозданием и в то же время различение уникальности каждой твари. Это ощущение движения вверх – от падшего к горнему. Человек, живущий подле Христа, стремится не покорить этот мир, но влиться в него и попытаться превратить землю в небо. Только рядом со Христом, пришедшим низвести огонь на землю (Лк 12:49), то есть соединить божественное и человеческое, может человек исполнить своё предназначение, ради которого приходил в мир. Наконец, только рядом со Христом человек по-настоящему свободен.

.

Человек создан Творцом единым и неразделимым. Изначально Бог сотворил именно человека, а не еллина и не мужчину. Мужское, и женское начала соединяются в человеке до тех пор, пока Бог не решает размежевать их. Преподобный Максим Исповедник считает появление Евы свидетельством предвидения Господом как грехопадения, так и его последствий. Спаситель, родившись от Девы, упраздняет тем самым, по слову В.Н. Лосского, «разделение человеческой природы на мужскую и женскую». Но более того, Своим Воплощением Сын Человеческий как бы склеивает всё мироздание, разбитое грехопадением, упраздняя все разделения и разъединения.

5
1
Средняя оценка: 2.68493
Проголосовало: 73