Креститель Руси

Креститель Руси
Великий киевский князь Владимир Святославич. Личность сложная и неоднозначная. Для людей, мыслящих нравственными категориями добра и зла, просто малопонятная. Вот как это язычник, многожёнец и большой развратник, имевший на содержании 800 секс-рабынь, вдруг превратился в ретивого христианина? Летописец Нестор заметил, что «был он ненасытен в блуде, приводил к себе замужних женщин и растлевал девиц». Не погнушался прилюдно изнасиловать полоцкую княжну Рогнеду. Её отца и братьев заставил на это смотреть, а потом приказал убить. Рогнеду же сделал своей женой.
А ведь она не хотела выходить за него замуж. «"Не хочу разуть сына рабыни, но хочу за Ярополка", - так отказала она Владимиру, когда тот ещё новгородским князем сватался к ней. Потому что не считала его ровнёй себе, ведь он был не чистых княжьих кровей. Родился Владимир от тайной связи князя Святослава с Малушей. Она была прислугой в псковском имении княгини Ольги, матери её возлюбленного. Это послужило формальным поводом для отказа. Хотя Малуша происходила из небедного рода, отцом её был Малк Любечанин (из городка Любеч на Днепре в Черниговском княжестве, стоявшего на пути «из варяг в греки»). Её брат Добрыня приходился Владимиру дядей, и верой и правдой служил князю.
В борьбе за власть князь Владимир убил своего брата Ярополка, того самого, за которого хотела Рогнеда, и стал великим киевским князем. А жену его сделал своей любовницей. Нестор пишет: «Владимир же стал жить с женою своего брата - гречанкой, и была она беременна, и родился от нее Святополк. От греховного же корня зол плод бывает: во-первых, была его мать монахиней, а во-вторых, Владимир жил с ней не в браке, а как прелюбодей». И вот это зло прелюбодеяния породило со временем ещё большее зло. После смерти Владимира приёмный сын Святополк, которого злые языки в насмешку называли «сыном от двух отцов», затеял гражданскую войну на Руси. И вероломно убил своих братьев Бориса и Глеба. Современники этого ему не простили и прозвали его Окаянным. А вот князю Владимиру Русская Православная Церковь отпустила все его тяжкие прегрешения и так же, как Бориса и Глеба, причислила к сонму общерусских святых.
Юный Владимир твёрдо запомнил слова отца своего воинственного князя Святослава, что "для неверующих вера христианская юродство есть". И попирал христианскую веру (при нём в Киеве убили двух христиан-варягов - отца и сына), а для истуканов возвёл возле своего терема святилище. «И поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, и Хорса, Дажьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь. И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили своих сыновей и дочерей, и приносили жертвы бесам, и оскверняли землю жертвоприношениями своими».
И вдруг к тридцати годам у такого завзятого язычника что-то стряслось с душой. Она вдруг потянулась к Богу. Такой необычной перемене в умонастроении князя поражались современники. Первый русский митрополит Иларион в своём поучении «Слово о законе и благодати» изумленно вопрошал: «Как уверовал? Как возгорелся любовию Христовой? Как вселился в тебя разум выше разума земных мудрецов, чтобы Невидимого возлюбить и к небесному устремиться?!». И сравнивал князя Владимира с царём Константином. «Он царство эллинов и римлян Богу покорил, ты же - Русь».
Прошло уже тысячу лет после смерти князя Владимира, и вслед за митрополитом Иларионом можно только удивляться: вот как это такой большой грешник вдруг поменял свои взгляды, резко порвал с язычеством и принял христианскую веру? Да не сам, как его бабка княгиня Ольга, а обратил в православную веру Русь. Стал просвещённым монархом и озаботился, чтобы грамота широко вошла в обиход русичей. А когда преставился, Церковь объявила его святым равноапостольным князем. Вот как объяснить такие дивные изменения в его жизни? И что в дошедших до наших дней жизнеописаниях князя соответствует истине, а где вымысел?
Нестор в «Повести временных лет» подробно описывает, как князь Владимир выбирал веру. Прежде чем самому креститься, он познакомился с религией мусульман и евреев, догматами христиан-католиков. Волжские болгары рассказали ему о достоинствах своей магометанской веры. Князь был любвеобилен, а многожёнство у магометан было в почёте. «Владимир же слушал их, так как и сам любил жен и всякий блуд; потому и слушал их всласть». Но мусульмане совершали обряд обрезания и не ели свинину, под запретом было у них хмельное. И князю, любителю разудалых пиров с обильным чревоугодием и возлиянием, такой запрет не понравился. «Руси есть веселие пить: не можем без того быть», - так якобы ответил он ревнителям ислама.
А римляне пытались склонить его к догмам католицизма. Но посланникам папы римского князь дал суровую отповедь. "Уходите, ибо отцы наши не приняли этого". Почему «отцы наши» не приняли христианство римского толка, Нестор не поясняет. Вполне вероятно, что князь напомнил им о неудачном посольстве в Русь немецкого епископа Адальберта в 962 году. Пригласила католиков уже ставшая христианкой княгиня Ольга. Однако её сын Святослав, перенявший бразды правления у матери, оставался язычником. Посольство не имело успеха, и пришлось Адальберту несолоно хлебавши убираться восвояси из Киева. На обратном пути его чуть не убили, он едва спасся.
Навязывали князю Владимиру свою иудейскую веру хазары. Но они, как и мусульмане, тоже блюли обрезание, не ели свинину и зайчатину, к тому же вели праздную жизнь в субботу. Деятельному князю это не подходило, иудеев отправил он с миром.
А потом прибыл ко двору князя Владимира греческий философ из Константинополя. Имя его затерялось где-то на пыльной полке истории, однако сохранился подробный рассказ, как он объяснял князю все преимущества христианства восточного византийского вероисповедания. Долгие беседы с ним стали князю бальзамом на душу. Он внял словам мудрого грека, решил сам креститься и крестить свой народ.
Так в церковной традиции выглядит история крещения князя Владимира и Руси. Изложена она легендарно, однако рациональное зерно в ней всё же можно найти. Рассказывая о языческих годах князя, монах Нестор не только его осуждает, но пытается оправдать. А потому совсем не случайно сравнивает его с легендарным царём Соломоном. Подчеркивая, таким образом, его мудрость и государственный склад мышления. Если отбросить церковную риторику, в летописном рассказе остаётся самое существенное: князь Владимир обладал пытливым умом и мыслил неординарно. К тому же он оказался волевым человеком. У него хватило силы воли сломать уже устоявшийся свой стереотип мышления. Далеко не каждый уже сложившийся человек сможет резко поменять свои взгляды. А вот князь Владимир сумел, он здраво оценил ситуацию, складывающуюся внутри страны и за её пределами, и принял решение, оказавшееся судьбоносным для русского государства.
Еврейскому посольству великий киевский князь сказал: «Если бы Бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?". Эти слова как нельзя лучше характеризуют выбор князя Владимира. Русь уже вышла из своего детства и отрочества, возмужала и стала державой «знаемой и слышимой во все четыре конца земли». Князь собирал земли, когда миром, а больше мечом, в единое государство, и поклонение идолам уже не отвечало новым требованиям времени, только ослабляло княжескую власть. Единоличному княжескому правлению могла отвечать только монотеистическая религия, стоящая на службе у государства. Такую веру князь увидел в Восточной Римской империи.
Византийская Церковь утверждала божественное происхождение императорской власти и освящала устои государственной жизни. Это князю импонировало, да и прецедент уже был, В Царьграде (Константинополе) крестилась княгиня Ольга. Так что не величие и пышность церковных обрядов (хотя это тоже нельзя скидывать со счетов), о чём взахлёб рассказывали ему вернувшиеся из Константинополя посланцы, склонили князя Владимира к принятию православия.
История с крещением князя выглядит детективно. Византийские императоры всегда с презрением относились к варварам-руссам. А тут василевсам. братьям Василию и Константину поневоле пришлось обратиться к ним за военной помощью. Не иначе, как по Божьему провидению. В стране бушевало восстание полководца Варды Фоки, и без посторонней помощи справиться с ним они уже не могли. Такой расклад событий отвечал сокровенным думам князя Владимира, но за такую услугу он потребовал руку принцессы Анны.
По преданию византийский император Константин VIΙ Багрянородный, крестив княгиню Ольгу, хотел на ней жениться, но она отказала своему крестнику. А вот теперь князь Владимир захотел взять в жёны сестру византийских императоров. Браки с варварами выглядели для византийцев святотатством. Однако братьям деваться было некуда, восстание набирало силу и могло закончиться для них плачевно. Они согласились, но с условием, чтобы князь руссов крестился. А Владимир только этого и желал, он уже давно принял такое нелёгкое для себя решёние.
Восстание Варды Фоки при помощи русских воинов было подавлено. Владимир принял крещение (в крещении получил имя Василий), но императоры не спешили выполнить своё обещание. И тогда разгневанный князь решил отобрать у них крымскую крепость Корсунь (Херсонес). После длительной осады и предательства (нашёлся предатель в осаждённом городе) это ему удалось. Князь угрожал дойти до Константинополя, если братья не отдадут свою сестру ему в жёны. И они, как не юлили, вынуждены были согласиться. Анна тоже противилась (ещё её дед император Константин VIΙ Багрянородный предостерегал от браков с руссами), но вынуждена была подчиниться воле своих братьев. Её утешала лишь мысль, что она принесёт свою веру на Русь и просветит её Божьим словом. Венчались русский князь Владимир и византийская принцесса Анна в Корсуне. После такого знаменательного события князь вернул византийцам город. Как приданное за невесту. Большим хитрецом оказался князь Владимир: что взял, то и отдал. А, пожалуй, мудрым и зрелым политиком.
Впрочем, вопрос, где же крестился князь Владимир, и когда это произошло, является для историков спорным.
А царица Анна (так называли её на Руси) слово своё сдержала. Она стала ревнительницей православия и вместе с мужем строила церкви и дарила приходам книги, привезённые из Византии. Благодаря Анне, на Руси стали праздновать Успение Пресвятой Богородицы (28 августа, н/ст.). Этот церковный праздник - один из самых почитаемых среди двунадесяти главных праздников православных.
Когда князь Владимир вернулся в Киев, первым делом крестил своих домочадцев. Потом повелел креститься всему киевскому люду. Не все крестились охотно, многие киевляне с плачем смотрели, как по его указанию разбивали языческих идолов, а Перуна сбросили в Днепр и отталкивали от берега до самых днепровских порогов. На месте капища князь велел поставить деревянную церковь святого Василия, своего покровителя. «И по другим городам стали ставить церкви и определять в них попов и приводить людей на крещение по всем городам и селам... Посылал он собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное».
Новая религия приживалась на Руси нелегко. Великий Новгород воевода Добрыня крестил «огнём и мечом». На окраинах русской державы долго ещё поклонялись «отай» старым идолам. Однако православие уверено торило себе дорогу. На месте капищ срубались новые храмы, народ постепенно приобщался к вере в «единого Бога Отца, Вседержителя… ». В Киеве византийские мастера поставили Десятинную церковь, на том месте, где были убиты христиане-варяги - отец и сын. Так князь Владимир замаливал свои языческие грехи. В Десятинной церкви нашла своё упокоение «царица» Анна, а через четыре года после её смерти рядом с ней положили великого киевского князя Владимира.
Весьма примечательно, что в Любече, где появилась на свет мать Владимира, незадолго до крещения Руси родился мальчик Антипа, будущий Антоний Печерский, большой подвижник русской православной веры. Он основал в Киеве подземный Печерский монастырь, ставший светочем духовной жизни на Руси. Через века монастырь стал Киево-Печерской лаврой, и сегодня остаётся центром православной жизни на Украине. Но это уже немного другой разговор.
Неординарной противоречивой личностью остался князь Владимир в русской истории. В свои языческие годы был он жестоким, да и после крещения вряд ли стал гуманистом. Неустанная борьба за власть к этому не располагала. Фактически он её узурпировал и не желал ни с кем разделять. В его представлении она была наследственной, передать её он намеревался только своему старшему сыну. Это с неодобрением воспринимали остальные его сыновья. А было их у него от разных жён ни много ни мало двенадцать (или тринадцать). Когда он умер, между ними вспыхнула кровавая распря. Каждый не прочь был властвовать в русской земле.
Грех, как учат отцы Церкви, искупается праведной жизнью и праведными делами во славу Божью. Апостол Павел сказал, что «"… когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (Рим. 5:20). Благодать снизошла на князя Владимира, он просветился душой и принял крещение, а потом крестил Русь. И всей своей последующей жизнью доказал, что выбрал для себя и своего народа верный духовный ориентир. Вот потому Русская Православная Церковь, отпустив ему все прегрешения, причислила его к лику святых и приравняла к апостолам, первым ученикам Иисуса Христа.
И народ сохранил о князе Владимире светлую память. Недаром в былинах его называют Владимиром Красное Солнышко. Значит, заслужил, чтобы так о нём отзывались. При нём народ почувствовал себя защищённым. По его повелению срубались новые заставы, на них былинные богатыри Илья Муромец, Алёша Попович и Добрыня Никитич ревностно защищали русскую землю от неприятеля.
***
Великий князь Владимир был самодержцем земель, входящих теперь в состав суверенных государств: Украины, России и Беларуси. А теперь на Украине пытаются «приватизировать» историю Киевской Руси и преподносят её как чисто украинскую. Древнерусский князь Владимир у таких сказителей стал украинским князем. Только на том основании, что княжил он и похоронен был в Киеве. Так этого никто и не отрицает. Только вот правил он во времена, когда Киев считался «матерью городов русских». Для тех, кому слово «русский» режет слух, подчеркну, что не российских! Разница тут существенная. Именно из Руси вышли современные украинцы, россияне и белорусы. И какими бы тяжёлыми не были для них последующие века, православная вера стала тем духовным скрепом, который их сроднил и объединил.
Недаром памятники великому руссу стоят на Украине и в России, есть они и в других странах. Владимира Святославича свято чтут православные во всём мире и поминают в день его упокоения. А ушёл он из жизни 15 июля 1015 года (н/ст.). Так стоит ли беспокоить прах великого киевского князя, с пеной у рта доказывая, что было в нём больше: украинского или российского? Спор этот бесплодный и только настраивает на отчуждение двух великих народов. Вольно или невольно сеет между ними раздор. Святой равноапостольный князь Владимир принадлежит большой восточнославянской культуре. И делить тут нечего
Виталий Топчий.
Чернигов
Великий киевский князь Владимир Святославич. Личность сложная и неоднозначная. Для людей, мыслящих нравственными категориями добра и зла, просто малопонятная. Вот как это язычник, многожёнец и большой развратник, имевший на содержании 800 секс-рабынь, вдруг превратился в ретивого христианина? Летописец Нестор заметил, что «был он ненасытен в блуде, приводил к себе замужних женщин и растлевал девиц». Не погнушался прилюдно изнасиловать полоцкую княжну Рогнеду. Её отца и братьев заставил на это смотреть, а потом приказал убить. Рогнеду же сделал своей женой.
А ведь она не хотела выходить за него замуж. «"Не хочу разуть сына рабыни, но хочу за Ярополка", - так отказала она Владимиру, когда тот ещё новгородским князем сватался к ней. Потому что не считала его ровнёй себе, ведь он был не чистых княжьих кровей. Родился Владимир от тайной связи князя Святослава с Малушей. Она была прислугой в псковском имении княгини Ольги, матери её возлюбленного. Это послужило формальным поводом для отказа. Хотя Малуша происходила из небедного рода, отцом её был Малк Любечанин (из городка Любеч на Днепре в Черниговском княжестве, стоявшего на пути «из варяг в греки»). Её брат Добрыня приходился Владимиру дядей, и верой и правдой служил князю.
В борьбе за власть князь Владимир убил своего брата Ярополка, того самого, за которого хотела Рогнеда, и стал великим киевским князем. А жену его сделал своей любовницей. Нестор пишет: «Владимир же стал жить с женою своего брата - гречанкой, и была она беременна, и родился от нее Святополк. От греховного же корня зол плод бывает: во-первых, была его мать монахиней, а во-вторых, Владимир жил с ней не в браке, а как прелюбодей». И вот это зло прелюбодеяния породило со временем ещё большее зло. После смерти Владимира приёмный сын Святополк, которого злые языки в насмешку называли «сыном от двух отцов», затеял гражданскую войну на Руси. И вероломно убил своих братьев Бориса и Глеба. Современники этого ему не простили и прозвали его Окаянным. А вот князю Владимиру Русская Православная Церковь отпустила все его тяжкие прегрешения и так же, как Бориса и Глеба, причислила к сонму общерусских святых.
Юный Владимир твёрдо запомнил слова отца своего воинственного князя Святослава, что "для неверующих вера христианская юродство есть". И попирал христианскую веру (при нём в Киеве убили двух христиан-варягов - отца и сына), а для истуканов возвёл возле своего терема святилище. «И поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, и Хорса, Дажьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь. И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили своих сыновей и дочерей, и приносили жертвы бесам, и оскверняли землю жертвоприношениями своими».
И вдруг к тридцати годам у такого завзятого язычника что-то стряслось с душой. Она вдруг потянулась к Богу. Такой необычной перемене в умонастроении князя поражались современники. Первый русский митрополит Иларион в своём поучении «Слово о законе и благодати» изумленно вопрошал: «Как уверовал? Как возгорелся любовию Христовой? Как вселился в тебя разум выше разума земных мудрецов, чтобы Невидимого возлюбить и к небесному устремиться?!». И сравнивал князя Владимира с царём Константином. «Он царство эллинов и римлян Богу покорил, ты же - Русь».
Прошло уже тысячу лет после смерти князя Владимира, и вслед за митрополитом Иларионом можно только удивляться: вот как это такой большой грешник вдруг поменял свои взгляды, резко порвал с язычеством и принял христианскую веру? Да не сам, как его бабка княгиня Ольга, а обратил в православную веру Русь. Стал просвещённым монархом и озаботился, чтобы грамота широко вошла в обиход русичей. А когда преставился, Церковь объявила его святым равноапостольным князем. Вот как объяснить такие дивные изменения в его жизни? И что в дошедших до наших дней жизнеописаниях князя соответствует истине, а где вымысел?
Нестор в «Повести временных лет» подробно описывает, как князь Владимир выбирал веру. Прежде чем самому креститься, он познакомился с религией мусульман и евреев, догматами христиан-католиков. Волжские болгары рассказали ему о достоинствах своей магометанской веры. Князь был любвеобилен, а многожёнство у магометан было в почёте. «Владимир же слушал их, так как и сам любил жен и всякий блуд; потому и слушал их всласть». Но мусульмане совершали обряд обрезания и не ели свинину, под запретом было у них хмельное. И князю, любителю разудалых пиров с обильным чревоугодием и возлиянием, такой запрет не понравился. «Руси есть веселие пить: не можем без того быть», - так якобы ответил он ревнителям ислама.
А римляне пытались склонить его к догмам католицизма. Но посланникам папы римского князь дал суровую отповедь. "Уходите, ибо отцы наши не приняли этого". Почему «отцы наши» не приняли христианство римского толка, Нестор не поясняет. Вполне вероятно, что князь напомнил им о неудачном посольстве в Русь немецкого епископа Адальберта в 962 году. Пригласила католиков уже ставшая христианкой княгиня Ольга. Однако её сын Святослав, перенявший бразды правления у матери, оставался язычником. Посольство не имело успеха, и пришлось Адальберту несолоно хлебавши убираться восвояси из Киева. На обратном пути его чуть не убили, он едва спасся.
Навязывали князю Владимиру свою иудейскую веру хазары. Но они, как и мусульмане, тоже блюли обрезание, не ели свинину и зайчатину, к тому же вели праздную жизнь в субботу. Деятельному князю это не подходило, иудеев отправил он с миром.
А потом прибыл ко двору князя Владимира греческий философ из Константинополя. Имя его затерялось где-то на пыльной полке истории, однако сохранился подробный рассказ, как он объяснял князю все преимущества христианства восточного византийского вероисповедания. Долгие беседы с ним стали князю бальзамом на душу. Он внял словам мудрого грека, решил сам креститься и крестить свой народ.
Так в церковной традиции выглядит история крещения князя Владимира и Руси. Изложена она легендарно, однако рациональное зерно в ней всё же можно найти. Рассказывая о языческих годах князя, монах Нестор не только его осуждает, но пытается оправдать. А потому совсем не случайно сравнивает его с легендарным царём Соломоном. Подчеркивая, таким образом, его мудрость и государственный склад мышления. Если отбросить церковную риторику, в летописном рассказе остаётся самое существенное: князь Владимир обладал пытливым умом и мыслил неординарно. К тому же он оказался волевым человеком. У него хватило силы воли сломать уже устоявшийся свой стереотип мышления. Далеко не каждый уже сложившийся человек сможет резко поменять свои взгляды. А вот князь Владимир сумел, он здраво оценил ситуацию, складывающуюся внутри страны и за её пределами, и принял решение, оказавшееся судьбоносным для русского государства.
Еврейскому посольству великий киевский князь сказал: «Если бы Бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?". Эти слова как нельзя лучше характеризуют выбор князя Владимира. Русь уже вышла из своего детства и отрочества, возмужала и стала державой «знаемой и слышимой во все четыре конца земли». Князь собирал земли, когда миром, а больше мечом, в единое государство, и поклонение идолам уже не отвечало новым требованиям времени, только ослабляло княжескую власть. Единоличному княжескому правлению могла отвечать только монотеистическая религия, стоящая на службе у государства. Такую веру князь увидел в Восточной Римской империи.
Византийская Церковь утверждала божественное происхождение императорской власти и освящала устои государственной жизни. Это князю импонировало, да и прецедент уже был, В Царьграде (Константинополе) крестилась княгиня Ольга. Так что не величие и пышность церковных обрядов (хотя это тоже нельзя скидывать со счетов), о чём взахлёб рассказывали ему вернувшиеся из Константинополя посланцы, склонили князя Владимира к принятию православия.
История с крещением князя выглядит детективно. Византийские императоры всегда с презрением относились к варварам-руссам. А тут василевсам. братьям Василию и Константину поневоле пришлось обратиться к ним за военной помощью. Не иначе, как по Божьему провидению. В стране бушевало восстание полководца Варды Фоки, и без посторонней помощи справиться с ним они уже не могли. Такой расклад событий отвечал сокровенным думам князя Владимира, но за такую услугу он потребовал руку принцессы Анны.
По преданию византийский император Константин VIΙ Багрянородный, крестив княгиню Ольгу, хотел на ней жениться, но она отказала своему крестнику. А вот теперь князь Владимир захотел взять в жёны сестру византийских императоров. Браки с варварами выглядели для византийцев святотатством. Однако братьям деваться было некуда, восстание набирало силу и могло закончиться для них плачевно. Они согласились, но с условием, чтобы князь руссов крестился. А Владимир только этого и желал, он уже давно принял такое нелёгкое для себя решёние.
Восстание Варды Фоки при помощи русских воинов было подавлено. Владимир принял крещение (в крещении получил имя Василий), но императоры не спешили выполнить своё обещание. И тогда разгневанный князь решил отобрать у них крымскую крепость Корсунь (Херсонес). После длительной осады и предательства (нашёлся предатель в осаждённом городе) это ему удалось. Князь угрожал дойти до Константинополя, если братья не отдадут свою сестру ему в жёны. И они, как не юлили, вынуждены были согласиться. Анна тоже противилась (ещё её дед император Константин VIΙ Багрянородный предостерегал от браков с руссами), но вынуждена была подчиниться воле своих братьев. Её утешала лишь мысль, что она принесёт свою веру на Русь и просветит её Божьим словом. Венчались русский князь Владимир и византийская принцесса Анна в Корсуне. После такого знаменательного события князь вернул византийцам город. Как приданное за невесту. Большим хитрецом оказался князь Владимир: что взял, то и отдал. А, пожалуй, мудрым и зрелым политиком.
Впрочем, вопрос, где же крестился князь Владимир, и когда это произошло, является для историков спорным.
А царица Анна (так называли её на Руси) слово своё сдержала. Она стала ревнительницей православия и вместе с мужем строила церкви и дарила приходам книги, привезённые из Византии. Благодаря Анне, на Руси стали праздновать Успение Пресвятой Богородицы (28 августа, н/ст.). Этот церковный праздник - один из самых почитаемых среди двунадесяти главных праздников православных.
Когда князь Владимир вернулся в Киев, первым делом крестил своих домочадцев. Потом повелел креститься всему киевскому люду. Не все крестились охотно, многие киевляне с плачем смотрели, как по его указанию разбивали языческих идолов, а Перуна сбросили в Днепр и отталкивали от берега до самых днепровских порогов. На месте капища князь велел поставить деревянную церковь святого Василия, своего покровителя. «И по другим городам стали ставить церкви и определять в них попов и приводить людей на крещение по всем городам и селам... Посылал он собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное».
Новая религия приживалась на Руси нелегко. Великий Новгород воевода Добрыня крестил «огнём и мечом». На окраинах русской державы долго ещё поклонялись «отай» старым идолам. Однако православие уверено торило себе дорогу. На месте капищ срубались новые храмы, народ постепенно приобщался к вере в «единого Бога Отца, Вседержителя… ». В Киеве византийские мастера поставили Десятинную церковь, на том месте, где были убиты христиане-варяги - отец и сын. Так князь Владимир замаливал свои языческие грехи. В Десятинной церкви нашла своё упокоение «царица» Анна, а через четыре года после её смерти рядом с ней положили великого киевского князя Владимира.
Весьма примечательно, что в Любече, где появилась на свет мать Владимира, незадолго до крещения Руси родился мальчик Антипа, будущий Антоний Печерский, большой подвижник русской православной веры. Он основал в Киеве подземный Печерский монастырь, ставший светочем духовной жизни на Руси. Через века монастырь стал Киево-Печерской лаврой, и сегодня остаётся центром православной жизни на Украине. Но это уже немного другой разговор.
Неординарной противоречивой личностью остался князь Владимир в русской истории. В свои языческие годы был он жестоким, да и после крещения вряд ли стал гуманистом. Неустанная борьба за власть к этому не располагала. Фактически он её узурпировал и не желал ни с кем разделять. В его представлении она была наследственной, передать её он намеревался только своему старшему сыну. Это с неодобрением воспринимали остальные его сыновья. А было их у него от разных жён ни много ни мало двенадцать (или тринадцать). Когда он умер, между ними вспыхнула кровавая распря. Каждый не прочь был властвовать в русской земле.
Грех, как учат отцы Церкви, искупается праведной жизнью и праведными делами во славу Божью. Апостол Павел сказал, что «"… когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (Рим. 5:20). Благодать снизошла на князя Владимира, он просветился душой и принял крещение, а потом крестил Русь. И всей своей последующей жизнью доказал, что выбрал для себя и своего народа верный духовный ориентир. Вот потому Русская Православная Церковь, отпустив ему все прегрешения, причислила его к лику святых и приравняла к апостолам, первым ученикам Иисуса Христа.
И народ сохранил о князе Владимире светлую память. Недаром в былинах его называют Владимиром Красное Солнышко. Значит, заслужил, чтобы так о нём отзывались. При нём народ почувствовал себя защищённым. По его повелению срубались новые заставы, на них былинные богатыри Илья Муромец, Алёша Попович и Добрыня Никитич ревностно защищали русскую землю от неприятеля.
.
***
.
Великий князь Владимир был самодержцем земель, входящих теперь в состав суверенных государств: Украины, России и Беларуси. А теперь на Украине пытаются «приватизировать» историю Киевской Руси и преподносят её как чисто украинскую. Древнерусский князь Владимир у таких сказителей стал украинским князем. Только на том основании, что княжил он и похоронен был в Киеве. Так этого никто и не отрицает. Только вот правил он во времена, когда Киев считался «матерью городов русских». Для тех, кому слово «русский» режет слух, подчеркну, что не российских! Разница тут существенная. Именно из Руси вышли современные украинцы, россияне и белорусы. И какими бы тяжёлыми не были для них последующие века, православная вера стала тем духовным скрепом, который их сроднил и объединил.
Недаром памятники великому руссу стоят на Украине и в России, есть они и в других странах. Владимира Святославича свято чтут православные во всём мире и поминают в день его упокоения. А ушёл он из жизни 15 июля (с/ст.) 1015 года. Так стоит ли беспокоить прах великого киевского князя, с пеной у рта доказывая, что было в нём больше: украинского или российского? Спор этот бесплодный и только настраивает на отчуждение двух великих народов. Вольно или невольно сеет между ними раздор. Святой равноапостольный князь Владимир принадлежит большой восточнославянской культуре. И делить тут нечего.
5
1
Средняя оценка: 2.76471
Проголосовало: 17