Забытая память вчерашнего братства

Сергей Смолянников
ЗАБЫТАЯ ПАМЯТЬ ВЧЕРАШНЕГО БРАТСТВА
Взяться за перо меня вынудило  событие, о котором сегодня говорит  вся Европа – о запрете пролетов над Болгарией российских самолетов, следующих с грузом гуманитарной помощи страдающему сирийскому народу. Сразу возникает вопрос, почему же вдруг дружеская Болгария, столь обязанная России «во все века и времена», стала ярым противником народа, всегда протягивающему руку помощи братьям-славянам? Еще и цинизмом попахивает от такого решения болгарского правительства, принятого в преддверии 22 сентября - Национального праздника Болгарии, Дня Независимости. Именно этот день стал судьбоносным в жизни всего болгарского народа, когда благодаря руке помощи и пролитой русской крови Болгария обрела независимость после пятивекового османского ига. И это событие стало действительно судьбоносным и историческим для болгарского народа. Но вместе с болгарским народом этот праздник является памятным днем и для русского и украинского народов. Именно в этот день принято у болгар вспоминать героев России, ставших героями Болгарии. И среди тысяч имен в этот день стоит вспомнить жителям балканского государства и еще об одном русском патриоте Болгарии, сделавшем все для ее освобождения. Имя ему Николай Павлович Игнатьев. А последние события в политической жизни бывшего «верного друга» показывают, что забыта память вчерашнего братства. Так, может, стоит напомнить об этом?..
Думаю, что значительная часть наших сограждан смотрела увлекательные фильмы «Турецкий гамбит» и «Баязет», красочно повествующие о событиях на Балканах и в Восточном Закавказье в годы русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов. Любители же подлинной истории не обошли своим вниманием не менее прекрасный документально-исторический труд Николая Скрицкого «Балканский гамбит». Но была одна интересная особенность той войны, которая целиком и полностью выводит нашу память на поля сражений под Плевной и на легендарную Шипку, ставшую символом мужества русских и болгарских воинов. Имя этой особенности - небольшое украинское село Винницкого Надросья – Круподерицы, «духовная ставка», как называл ее император Российской империи Александр II. А человек, о котором я рассказываю, и для которого село Круподеринцы стало второй родиной и землей вечного упокоения, называл его «моим милым украинским раем». И называл его так  не ради красивого словца, а по зову сердца и души. Этим человеком был выдающийся дипломат своего времени, прекрасный хозяйственник и успешный государственный деятель, национальный герой Болгарии, патриот России – граф, генерал от инфантерии, генерал-адъютант свиты Его Императорского Величества Николай Павлович Игнатьев. Это  он от  лица России свою подпись под ним поставил не только как бывший российский посол в Турции, но и как «рыцарь Балкан». В Болгарии свято чтут память Игнатьева, его именем названа одна из центральных улиц Софии. Практически в каждом окружном центре срединной Болгарии одна из центральных улиц носит его имя. А пять поселков имеют непосредственное название – Игнатиево (по-болгарски). На протяжении всей  своей дипломатической и общественной деятельности, Игнатьев неизменно отстаивал интересы болгарского и других славянских народов. Он содействовал созданию самостоятельной болгарской церкви, независимой от греческой константинопольской патриархии, последовательно выступал за автономию славянских провинций Османской империи, за независимость Сербского и Черногорского княжеств. Именно ему обязаны жизнью болгарские и сербские переселенцы, когда  после неудачного апрельского восстания 1876 года, тысячи семей по его личному прошению на имя Александра II,  получили возможность спастись на украинских землях и создать там свои поселения, а со временем и целые национальные колонии. С тех пор во многих районах Одесской, Запорожской, Донецкой и Луганской областях  находятся эти одноименные с болгарскими названиями поселки и села, где живут болгарские семьи, где продолжаются традиции южнославянских братских народов. Невозможно сейчас даже перечислить некоторую их часть, но практически все северное украинское Приазовье – это земли, населенные болгарскими переселенцами. А их культура и язык не остались забытыми. Ныне в городе Приморск Запорожской области действует (и вполне успешно) Приморский болгарский колледж. И все это стало возможным благодаря деятельности только одного человека – Николая Павловича Игнатьева.
Когда говорят о его величайшем наследии - это не пафос, а реальные его заслуги в Болгарии, Румынии, России и, конечно же, в Украине. Следует вспомнить также и о его хозяйственной деятельности. Далеко не всем известно, что отдельный период своей деятельности граф Игнатьев Н.П. посвятил, говоря современным языком,  экономическому блоку.
Никоалй Павлович Игнатьев в начале военно-дипломатической карьеры
Речь идет о периоде его нижегородского губернаторства, когда  проводились в Нижнем Новгороде всероссийские и международные ярмарки – главные ярмарки страны того времени. Зная колоссальные организаторские способности Игнатьева, самодержец именно его направил на трудную, но столь важную должность.    Новая экономическая ситуация требовала иной организации ярмарочного быта. И роль реформатора как раз и сыграл граф Николай Павлович Игнатьев, ставший впоследствии министром внутренних дел Российской империи, или Первым министром, как величали тогда эту должность. Во время своего нижегородского губернаторства Игнатьев прославился не столько строительными работами и реконструкцией торговых помещений, которые также проводилась по его инициативе, а реальными мерами по наведению порядка. И ни одной копейки не потратил на «свои нужды». Не о собственном благе думал Николай Павлович, но о державном.  Да и украинский период его хозяйствования, после вынужденной, но неоправданной отставки,  оставил значительный след для нас. Мало кому известен на Украине тот факт, что сахарная промышленность, особенно на Подолье (Винницкая и южная часть Житомирской областей) обязана своим развитием именно Николаю Павловичу, который строил заводы по производству сахара в большом  количестве. Достаточно вспомнить заводы в городе Погребище и в селе Скоморошки, которые работают до сих пор. Ну а для сильной половины Украины интересным будет тот факт, что знаменитая немировская водка появилась на свет задолго до нынешних времен, а точнее в 1881 году, когда, по решению Игнатьева, в Немировцах по болгарскому примеру, был построен винокуренный завод, со временем «перебравшийся на более удобное место», где и стоит уже современный город Немиров. Не следует также украинцам забывать, что сам Николай Павлович Игнатьев потомок древнего черниговского боярского рода семьи Федора Бяконта, чей внук Игнатий Бяконт и основал род Игнатьевых. И неслучайным является  то, что он навсегда и остался в милой его сердцу Украине. Ведь оценивать наследие Николая Павловича надо всесторонне, а не только в Болгарии и России. Кстати будет вспомнить тот факт, что совсем недавно Президенты Болгарии и России в столице Болгарии, открыли памятник именно Николаю Игнатьеву.
Для полного восприятия личности Николая Павловича Игнатьева приведу сокращенную биографию выдающегося дипломата, офицера-патриота, государственного деятеля, умелого хозяйственника и славянина с большой буквы, каким был граф Игнатьев. Он был одним из выдающихся дипломатов второй половины XIX века.  С его именем связаны многие яркие страницы истории мировой внешней политики, в том числе установление дипломатических и торговых отношений с Бухарой, заключение Пекинского договора с Китаем, в результате которого Приморье стало российским, Сан-Стефанского договора, провозгласившего независимость Сербии, Черногории и Румынии и создание Болгарского автономного княжества. Он родился 17 (30) января 1832 года в Санкт-Петербурге. Николай Игнатьев первым по списку закончил Пажеский корпус, а затем Академию Генерального штаба, получив  при окончании ее большую серебряную медаль. Во время Крымской войны он находился в войсках крепости Дюнемюнде для  охраны прибалтийского побережья от высадки английского десанта. После войны  был назначен военным агентом (атташе) в Лондоне.  Будучи также военным экспертом, он участвовал в определении новой границы на юге России после отторжения от нее Южной Бессарабии. По настоянию Игнатьева, удалось оставить за Россией территории, населенные русскими и болгарами. Уже в начале 60-х годов Игнатьев сформировался как дипломат, поддерживающий принципы так называемой «национальной» внешней политики. Он со сторонниками требовал активизации и самостоятельности действий России на международной арене, возрождения ее внешнеполитического могущества. Эти идеи разделяли многие видные государственные деятели России. Вторая половина позапрошлого столетия  характеризовалась бурной политической жизнью в Балканском регионе, что было связано с усилением национально-освободительных процессов и стремлением балканских народов к политической независимости. Образование княжества Румынии, создание Балканского союза, восстание греческого населения острова Крит, движение за независимость болгарской церкви, восстание в Боснии и Герцеговине и в Болгарии как раз и пришлись на этот период. Именно Игнатьеву, как российскому послу в Турции, пришлось вести сложные дипломатические переговоры в связи с этими событиями, организовывать помощь населению и беженцам. Он неоднократно выступал в поддержку требований борющихся за свою независимость народов. Однако ввиду противодействия европейских держав и осторожной политики российского МИДа его инициативы не реализовывались. Крупной дипломатической победой Игнатьева явилось решение Константинопольской конференции послов европейских держав, которая потребовала от Порты предоставления автономии христианским провинциям Османской империи. Однако отказ султана принять это требование предопределил объявление Россией войны Турции. Находясь в Императорской Главной квартире, Игнатьев имел много времени для наблюдений и размышлений, тем более что он, будучи в центре событий, располагал сведениями о ходе военных действий на различных участках фронта. Как хорошо знакомому с историей различных военных кампаний, к тому же знавшему местные условия, ему с особой ясностью были видны стратегические и тактические ошибки командования, благодаря которым план «молниеносной» войны — быстрого похода на Константинополь и разгрома турок, был сорван. К началу зимы положение на балканском театре военных действий изменилось в пользу русских. Армия готовилась к переходу через Балканы, и на ее пути не было сколько-нибудь значительных сил противника. Командование Действующей армии, ожидая обращения турок о мирных переговорах, решило разработать условия мира и сообщить их главам союзных держав. Для этого требовались опытные дипломаты. В середине ноября Игнатьев вновь приехал в Болгарию. Составив краткие наброски условий мира, и получив одобрение императора, Игнатьев в начале декабря вернулся в Россию, где работал над более подробным проектом текста мирного договора. Составленный Игнатьевым проект был в начале января обсужден на совещании у царя и одобрен, впоследствии он лег в основу Сан-Стефанского мирного договора. И хотя Берлинский конгресс, пересмотрел и урезал ряд важных решений, принятых ранее, все же он вынужден был согласиться с образованием на Балканах независимых Сербии, Черногории и Румынии, а также Болгарского княжества, т.н. Северной Болгарии. (Южная Болгария, она же Восточная Румелия, получила лишь административную автономию, а в 1885 году обе части разделенной страны соединились). Берлинский конгресс поставил точку на дипломатической карьере Игнатьева. Общественные круги России выступили против берлинских решений. Игнатьева порицали за то, что он, подписывая Сан-Стефанский договор, не учел обстановку в Европе и превысил свои полномочия. Александр III, благоволивший к Игнатьеву, вернул его на государственную службу, назначив сначала министром государственных имуществ, а затем министром внутренних дел. Однако на последней должности Игнатьев пробыл недолго: император, а точнее говоря, его свита, не одобрили план созыва совещательного Земского собора, прообраза первого российского парламента. С 1882 года Игнатьев хотя и занимал почетную должность члена Государственного Совета, но фактически был отстранен от государственной службы вообще. Умер Николай Павлович 20 июня (3 июля) 1908 года  в своем имении Круподеринцы, которые он так любил, где и похоронен.
Могила Игнатьева в селе Круподеринцы
Такова судьба великого дипломата, счастливая в письмах современников и трагическая во времени. Поэтому мы должны знать о графе Игнатьеве Н.П., помнить его дела и свершения и никогда не забывать. Именно поэтому историки и патриоты собираются в селе Круподеринцы, чтобы на могиле выдающегося дипломата, «единого сына» Болгарии, России и Украины, почтить его память и память семьи патриота России.  Собрались, чтобы напомнить – история не прощает потери памяти… Подумайте об этом спасенные Россией болгары…
Участники памятных мероприятий в селе Круподеринцы
Взяться за перо меня вынудило  событие, о котором сегодня говорит вся Европа: запрет пролетов над Болгарией для российских самолетов, следующих с грузом гуманитарной помощи страдающему сирийскому народу. Сразу возникает вопрос, почему же вдруг дружеская Болгария, столь обязанная России «во все века и времена», стала ярым противником народа, всегда протягивающему руку помощи братьям-славянам? Еще и цинизмом попахивает от такого решения болгарского правительства, принятого в преддверии 22 сентября - Национального праздника Болгарии, Дня Независимости. Именно этот день стал судьбоносным в жизни всего болгарского народа, когда благодаря руке помощи и пролитой русской крови Болгария обрела независимость после пятивекового османского ига. И это событие стало действительно судьбоносным и историческим для болгарского народа. Но вместе с болгарским народом этот праздник является памятным днем и для русского и украинского народов. Именно в этот день принято у болгар вспоминать героев России, ставших героями Болгарии. И среди тысяч имен в этот день стоит вспомнить жителям балканского государства и еще об одном русском патриоте Болгарии, сделавшем все для ее освобождения. Имя ему Николай Павлович Игнатьев. А последние события в политической жизни бывшего «верного друга» показывают, что забыта память вчерашнего братства. Так, может, стоит напомнить об этом?..
.
Думаю, что значительная часть наших сограждан смотрела увлекательные фильмы «Турецкий гамбит» и «Баязет», красочно повествующие о событиях на Балканах и в Восточном Закавказье в годы русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов. Любители же подлинной истории не обошли своим вниманием не менее прекрасный документально-исторический труд Николая Скрицкого «Балканский гамбит». Но была одна интересная особенность той войны, которая целиком и полностью выводит нашу память на поля сражений под Плевной и на легендарную Шипку, ставшую символом мужества русских и болгарских воинов. Имя этой особенности - небольшое украинское село Винницкого Надросья – Круподерицы, «духовная ставка», как называл ее император Российской империи Александр II. А человек, о котором я рассказываю, и для которого село Круподеринцы стало второй родиной и землей вечного упокоения, называл его «моим милым украинским раем». И называл его так не ради красивого словца, а по зову сердца и души. Этим человеком был выдающийся дипломат своего времени, прекрасный хозяйственник и успешный государственный деятель, национальный герой Болгарии, патриот России – граф, генерал от инфантерии, генерал-адъютант свиты Его Императорского Величества Николай Павлович Игнатьев. Это  он от  лица России свою подпись под ним поставил не только как бывший российский посол в Турции, но и как «рыцарь Балкан». В Болгарии свято чтут память Игнатьева, его именем названа одна из центральных улиц Софии. Практически в каждом окружном центре срединной Болгарии одна из центральных улиц носит его имя. А пять поселков имеют непосредственное название – Игнатиево (по-болгарски). На протяжении всей  своей дипломатической и общественной деятельности, Игнатьев неизменно отстаивал интересы болгарского и других славянских народов. Он содействовал созданию самостоятельной болгарской церкви, независимой от греческой константинопольской патриархии, последовательно выступал за автономию славянских провинций Османской империи, за независимость Сербского и Черногорского княжеств. Именно ему обязаны жизнью болгарские и сербские переселенцы, когда  после неудачного апрельского восстания 1876 года, тысячи семей по его личному прошению на имя Александра II,  получили возможность спастись на украинских землях и создать там свои поселения, а со временем и целые национальные колонии. С тех пор во многих районах Одесской, Запорожской, Донецкой и Луганской областях  находятся эти одноименные с болгарскими названиями поселки и села, где живут болгарские семьи, где продолжаются традиции южнославянских братских народов. Невозможно сейчас даже перечислить некоторую их часть, но практически все северное украинское Приазовье – это земли, населенные болгарскими переселенцами. А их культура и язык не остались забытыми. Ныне в городе Приморск Запорожской области действует (и вполне успешно) Приморский болгарский колледж. И все это стало возможным благодаря деятельности только одного человека – Николая Павловича Игнатьева.
Когда говорят о его величайшем наследии - это не пафос, а реальные его заслуги в Болгарии, Румынии, России и, конечно же, в Украине. Следует вспомнить также и о его хозяйственной деятельности. Далеко не всем известно, что отдельный период своей деятельности граф Игнатьев Н.П. посвятил, говоря современным языком, экономическому блоку.
Речь идет о периоде его нижегородского губернаторства, когда  проводились в Нижнем Новгороде всероссийские и международные ярмарки – главные ярмарки страны того времени. Зная колоссальные организаторские способности Игнатьева, самодержец именно его направил на трудную, но столь важную должность.    Новая экономическая ситуация требовала иной организации ярмарочного быта. И роль реформатора как раз и сыграл граф Николай Павлович Игнатьев, ставший впоследствии министром внутренних дел Российской империи, или Первым министром, как величали тогда эту должность. Во время своего нижегородского губернаторства Игнатьев прославился не столько строительными работами и реконструкцией торговых помещений, которые также проводилась по его инициативе, а реальными мерами по наведению порядка. И ни одной копейки не потратил на «свои нужды». Не о собственном благе думал Николай Павлович, но о державном.  Да и украинский период его хозяйствования, после вынужденной, но неоправданной отставки,  оставил значительный след для нас. Мало кому известен на Украине тот факт, что сахарная промышленность, особенно на Подолье (Винницкая и южная часть Житомирской областей) обязана своим развитием именно Николаю Павловичу, который строил заводы по производству сахара в большом  количестве. Достаточно вспомнить заводы в городе Погребище и в селе Скоморошки, которые работают до сих пор. Ну а для сильной половины Украины интересным будет тот факт, что знаменитая немировская водка появилась на свет задолго до нынешних времен, а точнее в 1881 году, когда, по решению Игнатьева, в Немировцах по болгарскому примеру, был построен винокуренный завод, со временем «перебравшийся на более удобное место», где и стоит уже современный город Немиров. Не следует также украинцам забывать, что сам Николай Павлович Игнатьев потомок древнего черниговского боярского рода семьи Федора Бяконта, чей внук Игнатий Бяконт и основал род Игнатьевых. И неслучайным является  то, что он навсегда и остался в милой его сердцу Украине. Ведь оценивать наследие Николая Павловича надо всесторонне, а не только в Болгарии и России. Кстати будет вспомнить тот факт, что совсем недавно Президенты Болгарии и России в столице Болгарии, открыли памятник именно Николаю Игнатьеву.
Для полного восприятия личности Николая Павловича Игнатьева приведу сокращенную биографию выдающегося дипломата, офицера-патриота, государственного деятеля, умелого хозяйственника и славянина с большой буквы, каким был граф Игнатьев. Он был одним из выдающихся дипломатов второй половины XIX века.  С его именем связаны многие яркие страницы истории мировой внешней политики, в том числе установление дипломатических и торговых отношений с Бухарой, заключение Пекинского договора с Китаем, в результате которого Приморье стало российским, Сан-Стефанского договора, провозгласившего независимость Сербии, Черногории и Румынии и создание Болгарского автономного княжества. Он родился 17 (30) января 1832 года в Санкт-Петербурге. Николай Игнатьев первым по списку закончил Пажеский корпус, а затем Академию Генерального штаба, получив  при окончании ее большую серебряную медаль. Во время Крымской войны он находился в войсках крепости Дюнемюнде для  охраны прибалтийского побережья от высадки английского десанта. После войны  был назначен военным агентом (атташе) в Лондоне.  Будучи также военным экспертом, он участвовал в определении новой границы на юге России после отторжения от нее Южной Бессарабии. По настоянию Игнатьева, удалось оставить за Россией территории, населенные русскими и болгарами. Уже в начале 60-х годов Игнатьев сформировался как дипломат, поддерживающий принципы так называемой «национальной» внешней политики. Он со сторонниками требовал активизации и самостоятельности действий России на международной арене, возрождения ее внешнеполитического могущества. Эти идеи разделяли многие видные государственные деятели России. Вторая половина позапрошлого столетия  характеризовалась бурной политической жизнью в Балканском регионе, что было связано с усилением национально-освободительных процессов и стремлением балканских народов к политической независимости. Образование княжества Румынии, создание Балканского союза, восстание греческого населения острова Крит, движение за независимость болгарской церкви, восстание в Боснии и Герцеговине и в Болгарии как раз и пришлись на этот период. Именно Игнатьеву, как российскому послу в Турции, пришлось вести сложные дипломатические переговоры в связи с этими событиями, организовывать помощь населению и беженцам. Он неоднократно выступал в поддержку требований борющихся за свою независимость народов. Однако ввиду противодействия европейских держав и осторожной политики российского МИДа его инициативы не реализовывались. Крупной дипломатической победой Игнатьева явилось решение Константинопольской конференции послов европейских держав, которая потребовала от Порты предоставления автономии христианским провинциям Османской империи. Однако отказ султана принять это требование предопределил объявление Россией войны Турции. Находясь в Императорской Главной квартире, Игнатьев имел много времени для наблюдений и размышлений, тем более что он, будучи в центре событий, располагал сведениями о ходе военных действий на различных участках фронта. Как хорошо знакомому с историей различных военных кампаний, к тому же знавшему местные условия, ему с особой ясностью были видны стратегические и тактические ошибки командования, благодаря которым план «молниеносной» войны — быстрого похода на Константинополь и разгрома турок, был сорван. К началу зимы положение на балканском театре военных действий изменилось в пользу русских. Армия готовилась к переходу через Балканы, и на ее пути не было сколько-нибудь значительных сил противника. Командование Действующей армии, ожидая обращения турок о мирных переговорах, решило разработать условия мира и сообщить их главам союзных держав. Для этого требовались опытные дипломаты. В середине ноября Игнатьев вновь приехал в Болгарию. Составив краткие наброски условий мира, и получив одобрение императора, Игнатьев в начале декабря вернулся в Россию, где работал над более подробным проектом текста мирного договора. Составленный Игнатьевым проект был в начале января обсужден на совещании у царя и одобрен, впоследствии он лег в основу Сан-Стефанского мирного договора. И хотя Берлинский конгресс, пересмотрел и урезал ряд важных решений, принятых ранее, все же он вынужден был согласиться с образованием на Балканах независимых Сербии, Черногории и Румынии, а также Болгарского княжества, т.н. Северной Болгарии. (Южная Болгария, она же Восточная Румелия, получила лишь административную автономию, а в 1885 году обе части разделенной страны соединились). Берлинский конгресс поставил точку на дипломатической карьере Игнатьева. Общественные круги России выступили против берлинских решений. Игнатьева порицали за то, что он, подписывая Сан-Стефанский договор, не учел обстановку в Европе и превысил свои полномочия. Александр III, благоволивший к Игнатьеву, вернул его на государственную службу, назначив сначала министром государственных имуществ, а затем министром внутренних дел. Однако на последней должности Игнатьев пробыл недолго: император, а точнее говоря, его свита, не одобрили план созыва совещательного Земского собора, прообраза первого российского парламента. С 1882 года Игнатьев хотя и занимал почетную должность члена Государственного Совета, но фактически был отстранен от государственной службы вообще. Умер Николай Павлович 20 июня (3 июля) 1908 года  в своем имении Круподеринцы, которые он так любил, где и похоронен.
.
Такова судьба великого дипломата, счастливая в письмах современников и трагическая во времени. Поэтому мы должны знать о графе Игнатьеве Н.П., помнить его дела и свершения и никогда не забывать. Именно поэтому историки и патриоты собираются в селе Круподеринцы, чтобы на могиле выдающегося дипломата, «единого сына» Болгарии, России и Украины, почтить его память и память семьи патриота России.  Собрались, чтобы напомнить – история не прощает потери памяти… Подумайте об этом спасенные Россией болгары…
5
1
Средняя оценка: 2.89286
Проголосовало: 56