Квартира от Спиридона Тримифунтского

Квартира от Спиридона Тримифунтского
Поздравьте – в этом году я, впервые в своей почти полувековой жизни, получил квартиру! Ждал её не только «пока» – 27 лет – служил в армии, но ещё и пару лет уже после увольнения в запас. Я -  тот самый счастливец, о которых наш президент и Верховный главнокомандующий Владимир Путин, наконец, вспомнил. Но, больше всего, я благодарен не ему, поскольку это не акт доброй воли, а его прямая обязанность, ведь он, согласно Основному Закону, является гарантом наших прав и свобод. Печально, что эти мои права, как об этом не прискорбно говорить, пытались неоднократно нарушить не супостаты, от которых я оборонял Родину, а представители моего государства в лице обличенных властью чиновников в погонах. У меня сложилось стойкое убеждение, что при малейшей возможности, эту квартиру они бы мне ни за что не дали. Бог им судья! Так вот благодарен я именно Ему - Богу и Его дивному Святому – Святителю Спиридону Тримифунтскому!
Крах потребительского эгоизма
Начну с того, что я много слышал и читал о его помощи бездомным и чающим решения жилищных вопросов. Восхищался Его подвигами и творимыми чудесами, произошедшими много веков назад. Попадались и немало современных свидетельств Его скорой помощи бездомным, но она же была оказана не мне, а кому-то другому! Сделать шаг на сближение с Богом, Его угодниками и мешал такой вот потребительский эгоизм. Однако, когда ситуация в очередной раз казалась, безвыходной и земля словно уходила из под ног, я подобно утопающему, судорожно хватающемуся хоть за соломинку, метался по московским монастырям: Свято – Даниловскому, Покровскому и другим, где были частицы мощей Спиридона, заказывал молебны, ставил свечки, не забывая и других угодников Божиих: Николая Чудотворца, блаженную Матронушку, благоверного князя Даниила Московского… На какое-то время появлялось успокоение, ноги вновь обретали твёрдую почву под ногами, но квартиры мне все-таки не давали и я продолжал скитаться по съемным квартирам и казенным общагам, последняя из которых располагалась в подмосковной Балашихе, в микрорайоне имени тов. Дзержинского, что доставляло мне, как человеку воцерковленному, особые нравственные страдания!
Впрочем, иногда я получал очень даже ощутимую надежду стать всё-таки владельцем собственного жилья! Последний раз это произошло, около двух лет назад, 19 декабря, как раз на Николу зимнего, совпадающего с моим днем рождения. В тот день мне позвонила Светлана - секретарь жилищно-бытовой комиссии (ЖБК) с моего бывшего места службы и проинформировала о предварительном выделении мне квартиры в Щербинке. Здорово! Это совсем рядом, от мемориального комплекса «Бутовский полигон», где находятся мощи нескольких сот  священноисповедников, замученных соратниками железного Феликса! Мои чувства легко представить: случайных совпадений, казалось, быть не могло, и я всем подряд рассказывал о чудотворце Николае, помогшим мне получить квартиру в таком святом месте, которое тут же дал зарок посетить с членами семьи!
Трудно об этом вспоминать, но чего уж там… Эту квартиру скоро (не без участия моего бывшего начальника) передали кому-то другому! А мне, помимо хорошо знакомого разочарования, близкого к отчаянию, добавилась горечь ропота: «Как же так, Николай Угодничек? Я тебе молился, ставил свечи. Я тебе поверил! И всем уже рассказал про Твоё чудо, а Ты вот как нехорошо со мной поступил, выставив меня на посмешище другим».
«Радуйся, святителю Спиридоне…!
Пережив и этот, очередной «удар», вернулся к привычной жизни, посещая ближние к дому храмы и монастыри - надеяться мне всё равно был больше не на кого. На одной из исповедей, где в очередной раз изливал душу наболевшим «квартирным вопросом», попросил у своего духовника благословения читать акафист святителю Спиридону Тримифунтскому. Батюшка идею одобрил и я – человек по природе ленивый и малодушный, начал свой малый подвиг.
Читать приходилось в основном за полночь, когда слипались глаза, клонило ко сну и зачастую вместо вечернего правила. Случалось, пропускал и тогда само добровольное послушание, казалось мне неудобоносимой ношей. Но, хочу отметить, что когда я читал, то все же, старался проникать в смысл написанного – чего раньше никогда не делал, лишь механически озвучивая слова, даже не связывая в логическую цепочку! И, знаете, постепенно во мне стало что-то меняться. Я словно становился, если не очевидцем, возглашаемых в акафисте событий, не свидетелем творимых святителем откровенных чудес, но, по крайней мере, почувствовал тонкий  «аромат» добродетелей Спиридона Тримифунтского, которые и стал переживать, ощущать достаточно живо!
На душу словно ложилась благодатная тень Божьего присутствия, когда я с трепетом читал: «Радуйся, измлада истинную простоту и безмолвие возлюбивый; радуйся, украшение целомудрия. Радуйся, любве неистощимая струя; радуйся, яко страннолюбию Авраама подражал еси. Радуйся, яко всем любвеобильно входы дома своего отверзал еси. Радуйся, нищих предстателю…».  Вот ты какой – вседоступный, великодушный и гостеприимный пастырь: пастух, не оставивший своё ремесло и после того, как был избран епископом: «Жезл пастыря словесных овец от Пастыреначальника Господа Иисуса приемый, святый Спиридон не премени жития своего: нестяжателен, кроток, любве ради вся терпяй, не постыдеся пещися и о стаде бессловесных овец…».
Помимо дарованных Богом высоких духовных качеств этот удивительной простоты человек обладал редкими добродетелями. Именно Он, фактически неграмотный пастух, на Первом Вселенском Православном Соборе зримо продемонстрировал начитанным и учёным мужам сущность Божественной Троицы, сокрушив руками кирпич, из которого вытекла вода, вырвалось пламя, а в руках осталась глина! Повелевал Он водными и воздушными стихиями - ради спасения своей грешной, но кающейся паствы, и справедливости к невинносуждённым; исцелял смертельно больных, оживлял умерших.  В числе последних была и его родная дочь, но оживил он её не по своему отцовскому желанию, не по всем знакомому движению родной крови, но лишь, чтобы утешить женщину, отдавшую на хранение Ирине Спиридоновне свои сбережения и желавшей получить их обратно. Ради любви к ближним, святитель творил, казалось бы, неповторимые, библейские чудеса и Господь снисходил до молитв, исходящих из Его щедрого и горячего сердца. В голодный год, не имея сам за душой гроша, Он не хотел, не мог отпустить от себя ни с чем многочадного соседа-земледельца, обратившегося к Нему за помощью, и дерзнул на подвиг народоводителя Моисея, претворив проползавшую мимо змею в золото, которое дал бедняку. И не забыл вернуть Богу, взятый залог, совершив обратное превращение, когда земледелец вернул ему долг!
Творящий такие невиданные чудеса человек, обладал удивительным смирением! Когда Он направлялся по приглашению Императора во дворец к нему, чтобы исцелить того от недуга, то из-за своего неприглядного вида, был не допущен туда и даже подвергся со стороны охранявшего покои царедворца  рукоприкладству: куда, мол, ты мужик лезешь! Спиридон же, как называет его акафист, «столп смирения», с радостью «цареву рабу, ударившему тя в ланиту, по заповеди Спасителя, другую подставивый» и в итоге «уничижением своим раба вразумил еси и немилостивый нрав его переменил еси».
Не желавший никому зла, святитель хотел от людей одного – искреннего раскаяния, прощая именем Божьим все исповеданные грехи! Но, как же страшно было читать следующие строки о беременной прелюбодейке, которая находясь при смерти, не хотела признаться в своем грехе священнику: «Радуйся, святую ревность верховного апостола стяжавый, радуйся, яко нераскаянная грешница, по глаголу твоему, в тяжких болезнех  умре». Не оставлял надежд на спасение блаженный епископ Тримифунтский и людям, склонным к накопительству, к стяжанию тленных богатств: «Радуйся, яко ненавидяй земная сокровища, злато царя отвергл еси. Радуйся, яко ученика своего Трифиллия от пристрастия к земным благам отвратил еси и сосудом благодати Божией соделал еси». На этом месте, я обычно испытывал особое волнения и, делая паузу,  добавлял от себя: «Отче Спиридоне, ты же знаешь, как мне нужна квартира! Это - не источник обогащения, это же – необходимость!» Дни сменяли дни, недели-недели, те складывались в месяцы, ну а я таким примерно образом  читал акафист святителю Спиридону. А дальше произошло вот что.
У Христа за пазухой
Перед новым годом, взяв отпуск на работе, поехал к родне, в Воронежскую область. Люблю сюда вырываться, чтоб уклонившись от столичной суеты, словно в крещенскую прорубь, окунуться в отрезвляющий размерный темп русского села. Недалеко от него, не так давно открыли восстановленный пещерный мужской Воскресенский монастырь, а в самом селе, взамен двух разрушенных в советское время храмов – монастырское подворье. Там я с удивлением и узнал, что в ближайший четверг - 25 декабря – в день памяти святителя Спиридона, в новом монастырском храме, посвященному Тримифунтскому чудотворцу, будет служиться Божественная Литургия и читаться благодарственный молебен! Что-то в это самое время всколыхнулось в душе, появилась какая-то щемящая сердце, ожидаемая радость. Никаких препятствий, кроме позёмки и легкого морозца, не было, чтобы добравшись до монастыря, отстоять обедню и исповедаться в новом, светлом, рубленом храме Спиридона, накануне дня Его памяти.
Вечером вычитал правила перед Причастием и в очередной раз сурово отверг нехитрую закуску к выставленной на стол бутылке самогона, изготовленной по особому рецепту гостеприимным и радушным дядькой.
Погода с утра явно не благоприятствовала моему твёрдому замыслу попасть в монастырь: валил снег и дул в лицо северный ветер. Зато в храме было тепло и очень уютно. Ещё издалека он сиял, словно яркая ёлочная игрушка на занесенной снегом большой и мрачной монастырской горе-ёлке. Богослужение прошло радостно, как на одном дыхании! Прибывшие гости – благочинный церковного округа и настоятель  соседнего  Успенского Дивногорского монастыря сказали краткие, но проникновенные слова, а я сподобился Причастия. Вместе с Телом Христовым в сердце проникла, какая-то радость, заполнившая всего меня от пяток до макушки, словно меня огрели по ней желанным «ключом от квартиры, где деньги лежат». Появилась твёрдая уверенность, что так оно и будет и непременно сегодня, сейчас же!
Хотите верьте, хотите нет, но едва я, переполненный такими мыслями пустился с монастырской горы и вышел на дорогу, ведущую к селу, как раздался телефонный звонок. Я почти не сомневался, что звонили из Москвы.
- Роман, поздравляю!  Тебе выделена квартира: 59, 3 метра в Южном Бутово! – сказала секретарь ЖБК Светлана.
А я ей, на такую сногсшибательную новость почему-то неожиданно спокойным голосом ответил:
- Света, я сегодня ждал такого звонка!
Вот собственно и вся история! Остаётся добавить, что Южное Бутово, это – спальный район Москвы, расположенный недалеко всё от того же Бутовского полигона. И если я до этого жил в микрорайоне, носящем имя Ф. Дзержинского и ходил в храм, расположенный на проспекте Ленина, то сейчас живу вблизи улиц и бульваров, названных в честь Великого князя Дмитрия Донского, прославленных адмиралов Фёдора Ушакова, Михаила Лазарева, генерала Михаила Скобелева, канцлера Александра Горчакова, премьера Сергея Витте, писателя Ивана Бунина, где построены или строятся новые храмы. А на день памяти бутовских новомученников мы всей семьей побывали на патриаршем богослужении. И всё это, благодаря ему – святителю и чудотворцу Спиридону!
P.S.
Недавно встретил бывшего сослуживца, которого тоже не первый год «кормят» обещаниями квартиры. Рассказал ему о своем опыте, а он отмахнулся. Но акафист Спиридону у меня под рукой. А вдруг спросит?
Роман Илющенко, подполковник запаса
Поздравьте – недавно я, впервые в своей почти полувековой жизни, получил квартиру! Ждал её не только «пока» – 27 лет – служил в армии, но ещё и пару лет уже после увольнения в запас. Я -  тот самый счастливец, о которых наш президент и Верховный главнокомандующий Владимир Путин, наконец, вспомнил. Но, больше всего, я благодарен не ему, поскольку это не акт доброй воли, а его прямая обязанность, ведь он, согласно Основному Закону, является гарантом наших прав и свобод. Печально, что эти мои права, как об этом не прискорбно говорить, пытались неоднократно нарушить не супостаты, от которых я оборонял Родину, а представители моего государства в лице обличенных властью чиновников в погонах. У меня сложилось стойкое убеждение, что при малейшей возможности, эту квартиру они бы мне ни за что не дали. Бог им судья! Так вот благодарен я именно Ему - Богу и Его дивному Святому – Святителю Спиридону Тримифунтскому!
.
Крах потребительского эгоизма
.
Начну с того, что я много слышал и читал о его помощи бездомным и чающим решения жилищных вопросов. Восхищался Его подвигами и творимыми чудесами, произошедшими много веков назад. Попадались и немало современных свидетельств Его скорой помощи бездомным, но она же была оказана не мне, а кому-то другому! Сделать шаг на сближение с Богом, Его угодниками и мешал такой вот потребительский эгоизм. Однако, когда ситуация в очередной раз казалась, безвыходной и земля словно уходила из под ног, я подобно утопающему, судорожно хватающемуся хоть за соломинку, метался по московским монастырям: Свято – Даниловскому, Покровскому и другим, где были частицы мощей Спиридона, заказывал молебны, ставил свечки, не забывая и других угодников Божиих: Николая Чудотворца, блаженную Матронушку, благоверного князя Даниила Московского… На какое-то время появлялось успокоение, ноги вновь обретали твёрдую почву под ногами, но квартиры мне все-таки не давали и я продолжал скитаться по съемным квартирам и казенным общагам, последняя из которых располагалась в подмосковной Балашихе, в микрорайоне имени тов. Дзержинского, что доставляло мне, как человеку воцерковленному, особые нравственные страдания!
Впрочем, иногда я получал очень даже ощутимую надежду стать всё-таки владельцем собственного жилья! Последний раз это произошло, около двух лет назад, 19 декабря, как раз на Николу зимнего, совпадающего с моим днем рождения. В тот день мне позвонила Светлана - секретарь жилищно-бытовой комиссии (ЖБК) с моего бывшего места службы и проинформировала о предварительном выделении мне квартиры в Щербинке. Здорово! Это совсем рядом, от мемориального комплекса «Бутовский полигон», где находятся мощи нескольких сот  священноисповедников, замученных соратниками железного Феликса! Мои чувства легко представить: случайных совпадений, казалось, быть не могло, и я всем подряд рассказывал о чудотворце Николае, помогшим мне получить квартиру в таком святом месте, которое тут же дал зарок посетить с членами семьи!
Трудно об этом вспоминать, но чего уж там… Эту квартиру скоро (не без участия моего бывшего начальника) передали кому-то другому! А мне, помимо хорошо знакомого разочарования, близкого к отчаянию, добавилась горечь ропота: «Как же так, Николай Угодничек? Я тебе молился, ставил свечи. Я тебе поверил! И всем уже рассказал про Твоё чудо, а Ты вот как нехорошо со мной поступил, выставив меня на посмешище другим».
.
«Радуйся, святителю Спиридоне…!"
.
Пережив и этот, очередной «удар», вернулся к привычной жизни, посещая ближние к дому храмы и монастыри - надеяться мне всё равно был больше не на кого. На одной из исповедей, где в очередной раз изливал душу наболевшим «квартирным вопросом», попросил у своего духовника благословения читать акафист святителю Спиридону Тримифунтскому. Батюшка идею одобрил и я – человек по природе ленивый и малодушный, начал свой малый подвиг.
Читать приходилось в основном за полночь, когда слипались глаза, клонило ко сну и зачастую вместо вечернего правила. Случалось, пропускал и тогда само добровольное послушание, казалось мне неудобоносимой ношей. Но, хочу отметить, что когда я читал, то все же, старался проникать в смысл написанного – чего раньше никогда не делал, лишь механически озвучивая слова, даже не связывая в логическую цепочку! И, знаете, постепенно во мне стало что-то меняться. Я словно становился, если не очевидцем, возглашаемых в акафисте событий, не свидетелем творимых святителем откровенных чудес, но, по крайней мере, почувствовал тонкий  «аромат» добродетелей Спиридона Тримифунтского, которые и стал переживать, ощущать достаточно живо!
На душу словно ложилась благодатная тень Божьего присутствия, когда я с трепетом читал: «Радуйся, измлада истинную простоту и безмолвие возлюбивый; радуйся, украшение целомудрия. Радуйся, любве неистощимая струя; радуйся, яко страннолюбию Авраама подражал еси. Радуйся, яко всем любвеобильно входы дома своего отверзал еси. Радуйся, нищих предстателю…».  Вот ты какой – вседоступный, великодушный и гостеприимный пастырь: пастух, не оставивший своё ремесло и после того, как был избран епископом: «Жезл пастыря словесных овец от Пастыреначальника Господа Иисуса приемый, святый Спиридон не премени жития своего: нестяжателен, кроток, любве ради вся терпяй, не постыдеся пещися и о стаде бессловесных овец…».
Помимо дарованных Богом высоких духовных качеств этот удивительной простоты человек обладал редкими добродетелями. Именно Он, фактически неграмотный пастух, на Первом Вселенском Православном Соборе зримо продемонстрировал начитанным и учёным мужам сущность Божественной Троицы, сокрушив руками кирпич, из которого вытекла вода, вырвалось пламя, а в руках осталась глина! Повелевал Он водными и воздушными стихиями - ради спасения своей грешной, но кающейся паствы, и справедливости к невинносуждённым; исцелял смертельно больных, оживлял умерших.  В числе последних была и его родная дочь, но оживил он её не по своему отцовскому желанию, не по всем знакомому движению родной крови, но лишь, чтобы утешить женщину, отдавшую на хранение Ирине Спиридоновне свои сбережения и желавшей получить их обратно. Ради любви к ближним, святитель творил, казалось бы, неповторимые, библейские чудеса и Господь снисходил до молитв, исходящих из Его щедрого и горячего сердца. В голодный год, не имея сам за душой гроша, Он не хотел, не мог отпустить от себя ни с чем многочадного соседа-земледельца, обратившегося к Нему за помощью, и дерзнул на подвиг народоводителя Моисея, претворив проползавшую мимо змею в золото, которое дал бедняку. И не забыл вернуть Богу, взятый залог, совершив обратное превращение, когда земледелец вернул ему долг!
Творящий такие невиданные чудеса человек, обладал удивительным смирением! Когда Он направлялся по приглашению Императора во дворец к нему, чтобы исцелить того от недуга, то из-за своего неприглядного вида, был не допущен туда и даже подвергся со стороны охранявшего покои царедворца  рукоприкладству: куда, мол, ты мужик лезешь! Спиридон же, как называет его акафист, «столп смирения», с радостью «цареву рабу, ударившему тя в ланиту, по заповеди Спасителя, другую подставивый» и в итоге «уничижением своим раба вразумил еси и немилостивый нрав его переменил еси».
Не желавший никому зла, святитель хотел от людей одного – искреннего раскаяния, прощая именем Божьим все исповеданные грехи! Но, как же страшно было читать следующие строки о беременной прелюбодейке, которая находясь при смерти, не хотела признаться в своем грехе священнику: «Радуйся, святую ревность верховного апостола стяжавый, радуйся, яко нераскаянная грешница, по глаголу твоему, в тяжких болезнех  умре». Не оставлял надежд на спасение блаженный епископ Тримифунтский и людям, склонным к накопительству, к стяжанию тленных богатств: «Радуйся, яко ненавидяй земная сокровища, злато царя отвергл еси. Радуйся, яко ученика своего Трифиллия от пристрастия к земным благам отвратил еси и сосудом благодати Божией соделал еси». На этом месте, я обычно испытывал особое волнения и, делая паузу,  добавлял от себя: «Отче Спиридоне, ты же знаешь, как мне нужна квартира! Это - не источник обогащения, это же – необходимость!» Дни сменяли дни, недели-недели, те складывались в месяцы, ну а я таким примерно образом  читал акафист святителю Спиридону. А дальше произошло вот что.
.
У Христа за пазухой
.
Перед новым годом, взяв отпуск на работе, поехал к родне, в Воронежскую область. Люблю сюда вырываться, чтоб уклонившись от столичной суеты, словно в крещенскую прорубь, окунуться в отрезвляющий размерный темп русского села. Недалеко от него, не так давно открыли восстановленный пещерный мужской Воскресенский монастырь, а в самом селе, взамен двух разрушенных в советское время храмов – монастырское подворье. Там я с удивлением и узнал, что в ближайший четверг - 25 декабря – в день памяти святителя Спиридона, в новом монастырском храме, посвященному Тримифунтскому чудотворцу, будет служиться Божественная Литургия и читаться благодарственный молебен! Что-то в это самое время всколыхнулось в душе, появилась какая-то щемящая сердце, ожидаемая радость. Никаких препятствий, кроме позёмки и легкого морозца, не было, чтобы добравшись до монастыря, отстоять обедню и исповедаться в новом, светлом, рубленом храме Спиридона, накануне дня Его памяти.
Вечером вычитал правила перед Причастием и в очередной раз сурово отверг нехитрую закуску к выставленной на стол бутылке самогона, изготовленной по особому рецепту гостеприимным и радушным дядькой.
Погода с утра явно не благоприятствовала моему твёрдому замыслу попасть в монастырь: валил снег и дул в лицо северный ветер. Зато в храме было тепло и очень уютно. Ещё издалека он сиял, словно яркая ёлочная игрушка на занесенной снегом большой и мрачной монастырской горе-ёлке. Богослужение прошло радостно, как на одном дыхании! Прибывшие гости – благочинный церковного округа и настоятель  соседнего  Успенского Дивногорского монастыря сказали краткие, но проникновенные слова, а я сподобился Причастия. Вместе с Телом Христовым в сердце проникла, какая-то радость, заполнившая всего меня от пяток до макушки, словно меня огрели по ней желанным «ключом от квартиры, где деньги лежат». Появилась твёрдая уверенность, что так оно и будет и непременно сегодня, сейчас же!
Хотите верьте, хотите нет, но едва я, переполненный такими мыслями пустился с монастырской горы и вышел на дорогу, ведущую к селу, как раздался телефонный звонок. Я почти не сомневался, что звонили из Москвы.
- Роман, поздравляю!  Тебе выделена квартира: 59, 3 метра в Южном Бутово! – сказала секретарь ЖБК Светлана.
А я ей, на такую сногсшибательную новость почему-то неожиданно спокойным голосом ответил:
- Света, я сегодня ждал такого звонка!
Вот собственно и вся история! Остаётся добавить, что Южное Бутово, это – спальный район Москвы, расположенный недалеко всё от того же Бутовского полигона. И если я до этого жил в микрорайоне, носящем имя Ф. Дзержинского и ходил в храм, расположенный на проспекте Ленина, то сейчас живу вблизи улиц и бульваров, названных в честь Великого князя Дмитрия Донского, прославленных адмиралов Фёдора Ушакова, Михаила Лазарева, генерала Михаила Скобелева, канцлера Александра Горчакова, премьера Сергея Витте, писателя Ивана Бунина, где построены или строятся новые храмы. А на день памяти бутовских новомученников мы всей семьей побывали на патриаршем богослужении. И всё это, благодаря ему – святителю и чудотворцу Спиридону!
.
P.S.
Недавно встретил бывшего сослуживца, которого тоже не первый год «кормят» обещаниями квартиры. Рассказал ему о своем опыте, а он отмахнулся. Но акафист Спиридону у меня под рукой. А вдруг спросит?
5
1
Средняя оценка: 2.56881
Проголосовало: 109