Благодетели

ПРОВЕРЕНО
Благодетели
(правдивая история)
Это произошло ночью.
В неосвещённом здании городской администрации раздались шаги. Луна спряталась за тучу; неугомонный сверчок поперхнулся и затих. Повеяло холодным сквозняком.
Ручка двери щёлкнула, и в комнату, налившуюся жёлтым светом, вошли:
1) Господин N – голова города, магистр малого, среднего и – страшно представить! – большого орденов, учёный, доктор любых мастей (бери на выбор, не прогадаешь), профессор всех наук и почётный гражданин города; на деле же очень тучный, а, следовательно, очень уважаемый человек;
2) Лука Лукич – чиновник средней руки (но длинного языка), подхалим и дурак, но человек с большим будущим; мужчина в полном расцвете сил;
3) Электрон Кузьмич – неизвестно кто, какой-то дряхлый старик, вечно смурной и недовольный. Никто не помнит, как он попал сюда, но все считают должным советоваться с ним в каждом вопросе;
4) Петька – обыкновенный Петька, каких миллионы. Славный малый.
Дверь захлопнулась. Шторы опустились. Все уселись. Господин N поправил галстук.
– Мда… – начал он, отдышавшись, – угу. В преддверии Нового года и нового, с позволения сказать, двадцать первого века мы в рамках благотворительного жеста решили наградить…
Лука Лукич принял восторженную позу.
Электрон Кузьмич кисло вздохнул.
Петька улыбнулся.
– … наградить. Пока ещё неясно. Пока ещё перед нами, так сказать, стоят два вопроса: кого наградить и чем наградить. Для этого, собственно говоря, я и собрал вас.
– Батюшка! – воскликнул Лука Лукич, – вы наш благодетель!
– Мда… Итак, что мы имеем? Петька, зачитай статистику населения.
– Общее население нашего города составляет ровно пятьдесят тысяч человек. Это по данным прошлого месяца. Из них четверть – дети и несовершеннолетние.
– Угу. Н-нет, детей много. То есть… нет! А давайте наградим ветеранов!
– Ах, батюшка! Бедные ветераны! Как они вам будут благодарны!
– Мда… Скажем, ветеранов афганской войны. Как тебе, Электрон Кузьмич? Выдадим каждому ветерану по автомобилю? По… по «Волге», к примеру?
– Пожалуй, выдадим.
– Зачитай, Петька, статистику!
– Общее количество ветеранов афганской войны в нашем городе ровно пятьсот человек. Это по данным прошлого месяца.
– Угу… Вот как.
Из одного конца комнаты в другой (по диагонали) десять минут кряду летела муха.
Лука Лукич зевнул.
Электрон Кузьмич поморщился.
Петька смотрел на муху.
– Ну, что ж… У нас, кажись, прокурор афганец? Редкий негодяй. Редкий... Вор и плут. Да ещё и пьёт напропалую. Нет, нет, нет, братцы, тут надо брать не кого попало. То бишь нужно помочь нуждающимся. Так сказать, кто жизнь всю во благо отечества… Мда. А что если наградить ветеранов труда?
– Прекрасная идея, батюшка! Изумительная мысль, какая только может прийти к такому замечательному человеку, как вы!
– Что скажешь, Электрон Кузьмич? Выдадим каждому… нет, не «Волгу», что им делать с такой машиной? Всё же рабочий народ, он роскоши не любит. Выдадим им по новеньким «Жигулям», а?
– Выдадим, отчего же не выдать?
– Петька, сколько у нас ветеранов труда?
– Общее количество ветеранов труда в нашем городе ровно двести человек. Это по данным прошлого месяца.
– Так-так…
Вдали запела трясогузка .
Лука Лукич чихнул.
Электрон Кузьмич скривился.
Петька усомнился.
– Угу… Я вам, братцы, вот что скажу. Один мудрец всегда повторял, – тут Господин N развёл длинную нотацию о великих, но скромных тружениках. В числе оных он упомянул Диогена, Стаханова, не забыл он и о себе. Между прочим он вспомнил о следующих пословицах: «Великого человека украшает скромность», «Кто скромнее, тот и умнее» и «Гордость пучит, а скромность учит». – Так что, братцы, автомобиль трудовому человеку не к лицу. А вот о стариках наших надо позаботиться. Люди, прошедшие Великую Отечественную войну должны быть примером и образцом молодёжи!
– Вы истинный оратор, батюшка! Ваши слова, как бальзам на душу! Век бы слушал!
– Мда… Электрон Кузьмич, подарим славным отцам нашим по… по «Москвичу»? Просто и со вкусом. Старики… будут разъезжать летом на дачу, как думаешь, Электрон Кузьмич?
– Вестимо, подарим.
– Петька, ну-ка? Сколько у нас в городе бравых героев? Подлинных сынов отечества?
– Общее количество ветеранов Великой Отечественной войны в нашем городе ровно сто человек. Это по данным прошлого месяца.
– Ага-а…
Господин N встал и заходил по комнате.
Лука Лукич восторженно посмотрел на Господина N.
Электрон Кузьмич покачал головой.
Петька затарабанил пальцами.
– А я вот что думаю. Старики они, конечно, старики. Это всё понятно. Все будут стариками. Но мы, как лица ответственные, должны заботиться в первую очередь о беззащитных гражданах, оставленных на произвол судьбы. Неужели в нашем славном городе кто-то будет страдать? Поэтому предлагаю наградить инвалидов!
– Браво, батюшка! Как вы чувствительны к страданиям народа… униженного и оскорблённого!
– Вот. Инвалидов, конечно, много. Всех не учесть. А вот инвалиды гражданской войны – люди бедные, нет у них опоры, так сказать. Оплота нет. Вот мы их и наградим «Запорожцами». Электрон Кузьмич, наградим?
– Наградим, наградим.
– Петька, давай свои цифры!
– Общее количество инвалидов гражданской войны в нашем городе ровно десять человек. Это по данным прошлого месяца.
Господин N вспыхнул и ударил кулаком по столу.
Лука Лукич отпрянул.
Электрон Кузьмич плюнул.
Петька вздрогнул.
– Скажите мне, пожалуйста! – прокричал Господин N, – а кто нынче не инвалид? Я, к примеру, не инвалид? Да у меня, к вашему сведению, каждое утро изжога, будто я геенну огненную проглотил! А вот Лука Лукич… Разве он не инвалид? Да он лысеет нещадно!
– Ах, батюшка, лысею! Так лысею, что ни одному врагу не пожелаю такой напасти!
– Так что нечего примазываться! Есть люди, которым действительно необходима помощь! Которые уже не мечтают о лучших днях. Вот, кому мы должны помогать! А не всяким там… Вспомним хотя бы об участниках Первой мировой. Вот где истинная нужда! Автомобиль… Нет, я не думаю, что он им нужен. Зачем… А вот хороший костюм или, скажем, фрак пришёлся бы как раз! Прав я, Электрон Кузьмич?
– Да уж прав.
– Пётр, читай статистику.
– Общее количество участников Первой мировой войны в нашем городе ровно один человек. Это по данным прошлого месяца. Пётр Никанорович. 98 лет. В пятнадцать лет был юнгой на эсминце «Забияка». Участвовал в операции «Альбион».
– Ну, вот же! Вот тот человек, который действительно ищет помощи. И который действительно её достоин! – заключил Господин N и сверкнул глазами.
– Восхитительно, батюшка! Глядя в ваши глаза, я ощущаю величие своего народа! Ох, благодетель! Просто изумительно!
Лука Лукич захлопал в ладоши.
Электрон Кузьмич уснул.
Петька обрадовался.
Заседание окончилось.
Лирическое отступление. Да-а, будет теперь Пётр Никанорович щеголять в новом фраке! Станет он настоящим франтом! И выйдет он нарядный в день награждения, и все кинут к его ногам розы. И каждый сфотографируется с ним на память! А после весь город устроит в честь Петра Никаноровича пир на весь мир, и будет он продолжаться до скончания веков! Конец лирического отступления.
Помчался на следующее утро Петька с новым костюмом к Петру Никаноровичу, да вот только дом оказался заколоченным.
– Помер он. Две недели уж как помер, – сказали Петьке.
Всё имущество Петра Никаноровича (обе кочерги и памятные сапоги военных лет) за неимением наследников перешло государству. Включая подаренный фрак.
Но и без Петра Никаноровича справили Новый год. А по устаревшей статистике впредь не работали.
Прошло пятнадцать лет.
Господин N стал ещё толще, а, следовательно, ещё более уважаем.
Лука Лукич взлетел вверх по карьерной лестнице. Все его ценят и отзываются о нём, как об «исключительного ума» человеке. Не сегодня-завтра он займёт кресло Господина N.
Электрон Кузьмич отпустил бороду. Ходят слухи, что в предстоящие праздники его чем-то наградят, как старейшего жителя города.
А Петька на всё плюнул и ушёл в матросы. Во время тихих адмиральских часов он, сидя на палубе, пописывает историйки, ярким образчиком коих и является сей рассказ, любезно им предоставленный мне во время нашей последней встречи в театре. А в театр он ходит теперь при каждой возможности. Там выступает новая молоденькая актриса. Ах, как она читает «Реквием» Рождественского! Скоро Петька на ней женится (меня обещает взять в свидетели).
С чем мы его и поздравляем!
Правдивая история
.
Это произошло ночью.
В неосвещённом здании городской администрации раздались шаги. Луна спряталась за тучу; неугомонный сверчок поперхнулся и затих. Повеяло холодным сквозняком.
Ручка двери щёлкнула, и в комнату, налившуюся жёлтым светом, вошли:
1) Господин N – голова города, магистр малого, среднего и – страшно представить! – большого орденов, учёный, доктор любых мастей (бери на выбор, не прогадаешь), профессор всех наук и почётный гражданин города; на деле же очень тучный, а, следовательно, очень уважаемый человек;
2) Лука Лукич – чиновник средней руки (но длинного языка), подхалим и дурак, но человек с большим будущим; мужчина в полном расцвете сил;
3) Электрон Кузьмич – неизвестно кто, какой-то дряхлый старик, вечно смурной и недовольный. Никто не помнит, как он попал сюда, но все считают должным советоваться с ним в каждом вопросе;
4) Петька – обыкновенный Петька, каких миллионы. Славный малый.
Дверь захлопнулась. Шторы опустились. Все уселись. Господин N поправил галстук.
– Мда… – начал он, отдышавшись, – угу. В преддверии Нового года и нового, с позволения сказать, двадцать первого века мы в рамках благотворительного жеста решили наградить…
Лука Лукич принял восторженную позу.
Электрон Кузьмич кисло вздохнул.
Петька улыбнулся.
– … наградить. Пока ещё неясно. Пока ещё перед нами, так сказать, стоят два вопроса: кого наградить и чем наградить. Для этого, собственно говоря, я и собрал вас.
– Батюшка! – воскликнул Лука Лукич, – вы наш благодетель!
– Мда… Итак, что мы имеем? Петька, зачитай статистику населения.
– Общее население нашего города составляет ровно пятьдесят тысяч человек. Это по данным прошлого месяца. Из них четверть – дети и несовершеннолетние.
– Угу. Н-нет, детей много. То есть… нет! А давайте наградим ветеранов!
– Ах, батюшка! Бедные ветераны! Как они вам будут благодарны!
– Мда… Скажем, ветеранов афганской войны. Как тебе, Электрон Кузьмич? Выдадим каждому ветерану по автомобилю? По… по «Волге», к примеру?
– Пожалуй, выдадим.
– Зачитай, Петька, статистику!
– Общее количество ветеранов афганской войны в нашем городе ровно пятьсот человек. Это по данным прошлого месяца.
– Угу… Вот как.
Из одного конца комнаты в другой (по диагонали) десять минут кряду летела муха.
Лука Лукич зевнул.
Электрон Кузьмич поморщился.
Петька смотрел на муху.
– Ну, что ж… У нас, кажись, прокурор афганец? Редкий негодяй. Редкий... Вор и плут. Да ещё и пьёт напропалую. Нет, нет, нет, братцы, тут надо брать не кого попало. То бишь нужно помочь нуждающимся. Так сказать, кто жизнь всю во благо отечества… Мда. А что если наградить ветеранов труда?
– Прекрасная идея, батюшка! Изумительная мысль, какая только может прийти к такому замечательному человеку, как вы!
– Что скажешь, Электрон Кузьмич? Выдадим каждому… нет, не «Волгу», что им делать с такой машиной? Всё же рабочий народ, он роскоши не любит. Выдадим им по новеньким «Жигулям», а?
– Выдадим, отчего же не выдать?
– Петька, сколько у нас ветеранов труда?
– Общее количество ветеранов труда в нашем городе ровно двести человек. Это по данным прошлого месяца.
– Так-так…
Вдали запела трясогузка .
Лука Лукич чихнул.
Электрон Кузьмич скривился.
Петька усомнился.
– Угу… Я вам, братцы, вот что скажу. Один мудрец всегда повторял, – тут Господин N развёл длинную нотацию о великих, но скромных тружениках. В числе оных он упомянул Диогена, Стаханова, не забыл он и о себе. Между прочим он вспомнил о следующих пословицах: «Великого человека украшает скромность», «Кто скромнее, тот и умнее» и «Гордость пучит, а скромность учит». – Так что, братцы, автомобиль трудовому человеку не к лицу. А вот о стариках наших надо позаботиться. Люди, прошедшие Великую Отечественную войну должны быть примером и образцом молодёжи!
– Вы истинный оратор, батюшка! Ваши слова, как бальзам на душу! Век бы слушал!
– Мда… Электрон Кузьмич, подарим славным отцам нашим по… по «Москвичу»? Просто и со вкусом. Старики… будут разъезжать летом на дачу, как думаешь, Электрон Кузьмич?
– Вестимо, подарим.
– Петька, ну-ка? Сколько у нас в городе бравых героев? Подлинных сынов отечества?
– Общее количество ветеранов Великой Отечественной войны в нашем городе ровно сто человек. Это по данным прошлого месяца.
– Ага-а…
Господин N встал и заходил по комнате.
Лука Лукич восторженно посмотрел на Господина N.
Электрон Кузьмич покачал головой.
Петька затарабанил пальцами.
– А я вот что думаю. Старики они, конечно, старики. Это всё понятно. Все будут стариками. Но мы, как лица ответственные, должны заботиться в первую очередь о беззащитных гражданах, оставленных на произвол судьбы. Неужели в нашем славном городе кто-то будет страдать? Поэтому предлагаю наградить инвалидов!
– Браво, батюшка! Как вы чувствительны к страданиям народа… униженного и оскорблённого!
– Вот. Инвалидов, конечно, много. Всех не учесть. А вот инвалиды гражданской войны – люди бедные, нет у них опоры, так сказать. Оплота нет. Вот мы их и наградим «Запорожцами». Электрон Кузьмич, наградим?
– Наградим, наградим.
– Петька, давай свои цифры!
– Общее количество инвалидов гражданской войны в нашем городе ровно десять человек. Это по данным прошлого месяца.
Господин N вспыхнул и ударил кулаком по столу.
Лука Лукич отпрянул.
Электрон Кузьмич плюнул.
Петька вздрогнул.
– Скажите мне, пожалуйста! – прокричал Господин N, – а кто нынче не инвалид? Я, к примеру, не инвалид? Да у меня, к вашему сведению, каждое утро изжога, будто я геенну огненную проглотил! А вот Лука Лукич… Разве он не инвалид? Да он лысеет нещадно!
– Ах, батюшка, лысею! Так лысею, что ни одному врагу не пожелаю такой напасти!
– Так что нечего примазываться! Есть люди, которым действительно необходима помощь! Которые уже не мечтают о лучших днях. Вот, кому мы должны помогать! А не всяким там… Вспомним хотя бы об участниках Первой мировой. Вот где истинная нужда! Автомобиль… Нет, я не думаю, что он им нужен. Зачем… А вот хороший костюм или, скажем, фрак пришёлся бы как раз! Прав я, Электрон Кузьмич?
– Да уж прав.
– Пётр, читай статистику.
– Общее количество участников Первой мировой войны в нашем городе ровно один человек. Это по данным прошлого месяца. Пётр Никанорович. 98 лет. В пятнадцать лет был юнгой на эсминце «Забияка». Участвовал в операции «Альбион».
– Ну, вот же! Вот тот человек, который действительно ищет помощи. И который действительно её достоин! – заключил Господин N и сверкнул глазами.
– Восхитительно, батюшка! Глядя в ваши глаза, я ощущаю величие своего народа! Ох, благодетель! Просто изумительно!
Лука Лукич захлопал в ладоши.
Электрон Кузьмич уснул.
Петька обрадовался.
Заседание окончилось.
Лирическое отступление. Да-а, будет теперь Пётр Никанорович щеголять в новом фраке! Станет он настоящим франтом! И выйдет он нарядный в день награждения, и все кинут к его ногам розы. И каждый сфотографируется с ним на память! А после весь город устроит в честь Петра Никаноровича пир на весь мир, и будет он продолжаться до скончания веков! Конец лирического отступления.
Помчался на следующее утро Петька с новым костюмом к Петру Никаноровичу, да вот только дом оказался заколоченным.
– Помер он. Две недели уж как помер, – сказали Петьке.
Всё имущество Петра Никаноровича (обе кочерги и памятные сапоги военных лет) за неимением наследников перешло государству. Включая подаренный фрак.
Но и без Петра Никаноровича справили Новый год. А по устаревшей статистике впредь не работали.
.
Прошло пятнадцать лет.
Господин N стал ещё толще, а, следовательно, ещё более уважаем.
Лука Лукич взлетел вверх по карьерной лестнице. Все его ценят и отзываются о нём, как об «исключительного ума» человеке. Не сегодня-завтра он займёт кресло Господина N.
Электрон Кузьмич отпустил бороду. Ходят слухи, что в предстоящие праздники его чем-то наградят, как старейшего жителя города.
А Петька на всё плюнул и ушёл в матросы. Во время тихих адмиральских часов он, сидя на палубе, пописывает историйки, ярким образчиком коих и является сей рассказ, любезно им предоставленный мне во время нашей последней встречи в театре. А в театр он ходит теперь при каждой возможности. Там выступает новая молоденькая актриса. Ах, как она читает «Реквием» Рождественского! Скоро Петька на ней женится (меня обещает взять в свидетели).
С чем мы его и поздравляем!
.
Изображение: Художник Евгений Лушпин.
5
1
Средняя оценка: 3.7
Проголосовало: 10