Крымский референдум – победа нашего поколения

В эти мартовские дни мы отмечаем настоящий, народный День России – 4-ю годовщину воссоединения Крыма с Российской Федерацией. 18 марта в 2014 году после проведённого референдума территории полуострова Крым с расположенными на ней Республикой Крым и городом Севастополем, которые до этого входили в состав Украины, официально были возвращены в состав Российской Федерации. Причём Республика Крым и город Севастополь были не просто приняты в состав РФ, они стали её новыми субъектами.

Наш новый День Победы

У нескольких поколений россиян – от двадцатилетних до шестидесятилетних – в те весенние дни случилось своё Девятое мая. 
И это великое благословение – что это Девятое мая было бескровным: напомним, что весной 2014 года процесс разоружения и вывода формирований Вооруженных Сил Украины (ВСУ) из Крыма прошёл без единой перестрелки, которая бы стоила названия боя.
Вот тогда мы узнали, что народное единство – это не пустое слово. Потому что когда народ действует решительно и в истинном единении со своими вооруженными защитниками – это спасение не только от внешней агрессии, но и от гражданской войны внутри страны. 
«Хочешь мира – готовься к войне», – говорили античные римляне, и готовность большинства крымчан защитить себя помогла им в 2014-м году победить, не начиная сражения. 
Крымчане (за исключением небольшого меньшинства будущих сторонников господ Джемилева и Чубарова) в те дни были решительно и твёрдо намерены вернуться в Россию. Именно это помогло им избежать и судьбы ныне истекающего кровью Донбасса, и судьбы Одессы и Харькова – регионов, находящихся при майдановском режиме под внутренней оккупацией.
Тут необходимо объясниться, поскольку на Западе аксиомой признан как раз обратный тезис – а именно утверждение об «оккупации» Крыма Россией. 
Встречается эта точка зрения и в либеральной прессе в России: мол, вам что, господа россияне, неудобно было ездить в Крым по иностранному паспорту? Разве вы не чувствуете, как это эгоистично звучит: «Крым – наш!». Давайте вернём забранное хозяину – такова точка зрения довольно уважаемых в прошлом газет типа «Собеседника», а также ряда авторов «Независимой газеты».

Ответ оппонентам

Ответим. Главное – не то, что Крым наш. Главное, что «крымчане – не их». То есть жители Крыма не стали невольниками нового «постмайданного»  режима. 
Напомним, что в первом украинском правительстве после Майдана четверть кресел оккупировали представители партии «Свобода» (при основании в 1991 году – Национал-социальная партия Украины). В программе этой партии задача ликвидации крымской автономии ставилась задолго до 2013 года. 
Не раз ставил эту задачу и нынешний глава Верховной Рады Андрий Парубий – сооснователь в 1991-м году вместе с Олегом Тягнибоком этой самой Национал-социальной партии. 
Нет сомнения, что при постмайданном режиме автономия у Крыма была бы отобрана в краткие сроки. И для крымчан это было бы только началом бед. Потом была бы настоящая майданная оккупация. Крымчане окончательно стали бы невольниками на собственной родине.

А что было бы, останься Крым под Киевом?

А чем ещё, как не майданной оккупацией, можно назвать нынешнее существование русскоязычных регионов на Украине? 
Начнём с символов. Когда название города Днепропетровска меняют на странное Днепр (вернуть историческое название Екатеринослав не позволяет ненависть к императрице всероссийской), – разве это не насилие над историей, над здравым смыслом? (Я уже не говорю о переименовании проспекта Ватутина в проспект Бандеры в Киеве – прежде интеллигентный и русскоязычный Киев давно изменился до неузнаваемости.)
Исчезновение из названия Днепропетровска фамилии советского деятеля Петровского, странная «речная» омонимия – это самое малое, символическое унижение для жителей города, строившегося в восемнадцатом веке как третья столица Российской империи. Ведь есть ещё и прямая жестокость – украинская пресса то и дело сообщает об арестах и «отсидках» людей, вся вина которых была в участии в «сепаратистском» референдуме на востоке Украины весной 2014 года (как будто напуганные насильственным приходом к власти украинских националистов люди не могли хотя бы своими голосами протестовать против свержения избранного голосами восточных регионов президента Януковича). 
Есть и языковая дискриминация: недавно объявлен неконституционным принятый при Януковиче закон о региональных языках, позволявший жителям русскоязычных областей использовать в отдельных случаях русский язык – подумать только! – даже в официальной документации. 
Запад в лице США и ЕС, весной 2014-го года слегка цикнувший на «постмайданное» правительство за аналогичную законодательную попытку решить русский язык регионального статуса, теперь, через четыре года, позволяет изгонять русский язык с Украины без возражений.
Ну, а что касается «любви» нового киевского режима конкретно к Крыму и крымчанам, мы эту «любовь» увидели, когда порошенковское руководство в нарушение подписанного им самим контракта прекратило поставку электроэнергии в Крым в 2015-2016 годах.
Договор о поставках в Крым электроэнергии (поставках, осуществляемых не бесплатно, а за деньги) новые киевские правители подписали ещё в 2014 году, никто их эту бумагу «подмахивать» не заставлял. 
Но очень скоро выяснилось, что для киевского режима любые договоры с «агрессором» – ничего не значащие бумажки. Иногда их нарушали сами кабинеты министров господ Яценюка и Гройсмана, иногда украинские министры и их президент Порошенко прикрывались деятельностью «неподконтрольных активистов», как это было в 2016 году, когда представители так называемого «меджлиса крымско-татарского народа» (организация эта запрещена в России) разрушили ЛЭП, ведущие из Херсонской области в Крым. И бедная-несчастная украинская «постмайданная» власть все никак не решалась применить против этих бандитов насилие. А в Крыму роженицы гибли на операционных столах во вдруг обесточившихся роддомах…    

Единство народа против насилия

О том, на какое насилие способны украинские националисты, крымчане узнали в 2014 году. Тогда же крымчане узнали и о том, до каких геркулесовых столпов Запад готов пойти в одобрении этого насилия. 
Когда вечером 20 февраля 2014 года (напомним, весь мир был успокоен «гарантиями» западных министров «мирному соглашению» между Януковичем и оппозицией) крымские антимайдановцы возвращались домой из Киева на автобусах, у города Корсунь Черкасской области на их транспортную колонну напали вооруженные  сторонники Майдана. «Антимайдановцев» избивали, уводили в лес на пытки. Семь человек пропали, их долго считали погибшими. Количество раненых составило три десятка. Причем 17 человек были ранены тяжело.
21 февраля, на следующий день после этого избиения, около здания крымского парламента собралась толпа сторонников Майдана, объявившая себя «пикетом против отделения Крыма от Украины». В Крыму готовился к исполнению киевский сценарий – захват власти украинскими националистами и их русскоязычными союзниками. 
Правда, Крым всегда на независимой Украине был на особом положении. На Западе любят вспоминать, что на декабрьском всеукраинском референдуме в декабре 1991 года чуть более половины крымчан (54 процента) проголосовали за Акт о провозглашении независимости Украины. А вот о другом референдуме, состоявшемся чуть раньше, вспоминать не любят: 20 января 1991 года 93 процента крымчан положительно ответили на вопрос: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?»

Предварительные итоги

То есть крымчане даже по украинскому законодательству имели право жить в СВОЁМ государстве. 
26 февраля 1992 года по решению Верховного Совета Крыма Крымская АССР была переименована в Республику Крым; в украинской конституции прежнее наименование автономии фигурировало до 21 сентября 1994 года. 
Потом киевская власть при обманувшем своих русскоязычных избирателей президенте Леониде Кучме ликвидировала это государство, хотя процент поддержавших его крымчан был выше процента поддержки независимости Украины всё в том же Крыму. Крым стал автономной республикой в составе Украины – без своего президента (президент Юрий Мешков был смещён со своего поста, несмотря на поддержку населения).
В этих условиях голосование Верховного Совета Автономной Республики за воссоединение с Россией и последующий референдум 16 марта 2014 года  стали по сути исполнением воли крымчан. Воли, сегодня уже ни у одного из объективных наблюдателей не вызывающей никаких сомнений.  

5
1
Средняя оценка: 2.63547
Проголосовало: 203