«На ляхов!»

370 лет назад началась война Запорожского казачества против Польши. 18 апреля 1648 года запорожское войско с союзниками выступило в поход…

Если бы король Владислав IV мог только предположить, чем его слово отзовётся! Наверняка в беседе со своим верноподданным и преданным ему казаком прикусил бы язычок, а употребил бы всё своё красноречие, весь свой административный ресурс, всё своё влияние, чтобы убедить сейм поступить по справедливости, а не руководствоваться корпоративными интересами. Однако ж вот сболтнул монарх, не подумав о последствиях!.. 
Между тем, не зря же польская поговорка предостерегает: Вылетевшее слово и на сотне вороных не догонишь! 
А дело было так. 
Впрочем, для начала определимся в терминологии. Например, условимся называть, дабы не случилось путаницы, союзное государство Польского королевства и Великого княжества Литовского, известное как Речь Посполитая, просто Польшей. 
Ту часть государства, которое сегодня относится к Северной и частично к Центральной Украине, на которой проживало преимущественно православное население, именовавшееся малороссийским, станем называть просто Украиной, ну а граждан его – украинцами. 
Ну и вспомним, что истинно казацкое войско Запорожское оставалось в значительной степени независимым, пусть и с определёнными оговорками, а параллельно ему существовало другое Запорожское войско, реестровое, подчинявшееся польскому королю. 
Должность короля в союзном государстве оставалась выборной. И совершенно закономерно, что именно в Речи Посполитой родилась знаменитая формулировка Rex regnat sed non gubernat, то бишь «Король царствует, но не управляет» – её впервые произнёс Ян Замойский и адресовал отцу Владислава, Сигизмунду III. Права монарха и в самом деле были весьма и весьма ограниченны – реальной властью в государстве обладал сейм, в котором правили бал состоятельные вельможи. 
При королевском дворе декларировалась веротерпимость, а также равенство шляхты, вне зависимости от национальной принадлежности. Однако в этом ряду равных католики – что поляки, что литвины – оставались равнее остальных. 
Вот теперь можно начинать. 

 

***

Богдан Зиновий Михайлович Хмельницкий владел небольшим хутором Суботов близ города Чигирин. Вдовец, он проживал, как нынче принято говорить, в «гражданском браке» с некой женщиной. 
И вот как-то на усадьбу совершил налёт шляхтич-поляк Даниэль Чаплинский. Он разграбил имение, умыкнул невенчанную супругу Хмельницкого, а пытавшегося воспрепятствовать этому бесчинству сына Хмельницкого запорол до полусмерти, отчего тот вскорости скончался. 
Хмельницкий к тому времени зарекомендовал себя, с одной стороны, храбрым воином и опытным воеводой (сражался против Турции, России, и даже, по некоторым данным, в далёкой Франции под командованием принца Конде), с другой, умелым государственным деятелем (имел должность генерального писаря, то есть министра иностранных дел казачьего войска), а также ловким дипломатом (вёл переговоры с турками, крымским ханом, французскими послами). По некоторым свидетельствам он даже спас короля Владислава от русского плена, когда они сражались против царского войска за Смоленск. 
…И вот усадьба этого казака, имевшего несомненные заслуги перед Короной, совершён налёт!.. 
Вполне лояльный к власти казацкий военачальник законопослушно отправился с жалобой в Варшаву. Однако сейм, по сути, оправдал поляка, присудив Хмельницкому смехотворную денежную компенсацию за понесённый материальный ущерб. Богдан Михайлович отправился за защитой к королю – но тот лишь развёл руками: выступать против сейма он не стал. 
Тут-то не пожелавший вступиться за подданного монарх и произнёс роковые слова: мол, что ж это за времена настали, когда казак, у которого сабля на поясе, обращается за защитой в суд. 
Более того, за стремление добиться справедливости Хмельницкий некоторое время провёл в тюрьме, что и вовсе перевернуло его отношение к Польше и правителям государства. 
Обида сильного человека, его жажда мести – страшная штука!.. Они любую лояльность к власти подомнут под себя! Тому в истории мы тьму примеров слышим!.. 
Взбешённый такой «справедливостью», освобождённый из узилища Хмельницкий отправился в Запороги, где пользовался большим авторитетом. И его там избрали гетманом… 
Взбаламутить казаков на войну против ляхов не составило большого труда – подобные выступления случались и раньше – вспомним того же Северина Наливайко. А когда под хоругвь Хмельницкого перешла часть реестрового казачества, восстание вспыхнуло по-настоящему. 
Параллельно гетман обратился к перекопскому мурзе, и получил от него в поддержку отряд в несколько тысяч сабель – крымские татары всегда были рады поохотиться за полоном на христианских землях; к тому же Хмельницкий обещал щедро заплатить за допомогу… 

 

***

И вот 18 апреля 1648 года запорожское войско с союзниками выступило в поход. 
Для подавления мятежа польское правительство направило отряд, численно несколько превосходящий повстанцев, которым командовали коронный гетман Николай Потоцкий и гетман польный Мартын Калиновский. На тот момент Варшава ещё не осознавала, насколько тяжкие грядут времена – всерьёз воспринимать опасность не позволяла извечная шляхетская спесь.
Между тем, ситуация менялась стремительно. Сначала ещё два полка реестрового казачества перебили пропольски настроенных начальников и также перешли на сторону братьев-казаков. 
В войско повстанцев начали всё активнее прибывать люди – отрядами и поодиночке; угнетение украинского населения польскими панами носило повсеместный характер, и к тому же происходило насаждение католичества и униатства… Так что в недовольных польским правлением недостатка не наблюдалось.  

 

***

Первое сражение начинавшейся войны состоялось 22 апреля, и вошло в историю как сражение у Жёлтых вод. 
Жёлтые воды – это речушка такая в районе современного Днепропетровска, пардон, города Днепра… 
В результате битвы пятитысячная группировка польского войска оказалась полностью уничтоженной. 
Затем, в середине мая под Корсунем состоялась вторая, уже более масштабная битва, в результате которой попали в плен казакам оба гетмана, и Потоцкий, и Калиновский, которых Хмельницкий в качестве расплаты за помощь отдал татарам. 
Затем, уже в сентябре, состоялась битва при Пилявцах – одно из самых позорных поражений, которые когда-либо терпела польская армия… Это не уничижение  - польская армия, особенно её «крылатые гусары» являлась одной из сильнейших в Европе. Но на войне самая прекрасная армия при бестолковом руководстве может оказаться разгромленной! А во главе польского войска на тот момент оказались сразу трое неумелых полководцев. 
Наверное, только когда казацкое войско подступило к Львову, в Варшаве начали осознавать нависшую над государством опасность. 
Впрочем, Хмельницкий показал себя не только многоопытным военачальником, но и разумным государственным деятелем. Он понимал, что соваться на территорию коренной Польши не следует… Взяв со Львова за отказ от штурма выкуп, начал переговоры с Польшей. 
Он уже говорил не с позиции верноподданного Польской короны – но как руководитель огромной территории, на которой предлагал провозгласить казацкую автономию, хотя и в составе Речи Посполитой. 

 

***

…Описанные события стали лишь первыми шагами на пути к Переяславской раде. 
Впереди были ещё шесть лет войны. Да и после 1654 года война не окончилась… 
Однако, как говорят мудрецы, самый долгий путь начинается с первого шага. 
И сделан этот первый шаг был 18 апреля 1648 года. 

5
1
Средняя оценка: 2.79439
Проголосовало: 107