Говорите ли вы по-французски?

Фантазия на тему пьесы Н.В. Гоголя «Женитьба»...

Арина Пантелеймоновна: Ну что ты все: чиновник, чиновник! А не любит ли он выпить, вот, мол, что скажи. 
Фекла: А пьет, не прекословлю, пьет. Что ж делать, уж он титулярный советник; зато такой тихий, как шелк.
Агафья Тихоновна: Ну нет, я не хочу, чтобы муж у меня был пьяница. 
Фекла: Твоя воля, мать моя! Не хочешь одного, возьми другого. Впрочем, что ж такого, что иной раз выпьет лишнее, — ведь не всю же неделю бывает пьян: иной день выберется и трезвый.
(Н.В. Гоголь, «Женитьба»)

У нас на улице женихов – как собак… В смысле, много, и все – такие же красивые. Да что говорить: один перед одним – писаный красавец! Глаза как молнии! Чубы – до носов! Щёки – кровь с молоком! Кулаки – кувалды! Горлы – насосы! В общем, персики в самом своём цветущем персиковом соку!

Взять, например, Гарьку Пескоструева. Скромный, тихий, застенчивый. Трамвайный кондуктор по должности, писатель по роду занятий в свободное от кондукторства время. Сейчас пишет поэму в прозе. Уже и название придумал – «Жизнь в борьбе». Почти «Майн кампф»… Идиот… Дождётся, допишется – посадят за такие откровенные названия…
Или другой, Онучин Лукьян Лукьянович. Да, не мальчик: следующим летом – сорок восемь. Вдовец третьим браком, но это совершенно ничего не значит! Уж больно жёны ему квёлые попадались. Чуть чего – и сразу брык! Сначала лёгкое недомогание, потом анализы всякие, рентген, клистиры, участливые лица… Потом справка о кончине, кутья, поминальный компот… Знать, судьбы у них такие были горемычные… И что удивительно: не бил он их ни разу ни одну! Так, поорёт для порядку – и всё… Да… А работает Лукьян Лукьянович бухгалтером в продкооперации. Все эти годы – на хорошем там счету. В свободное от должности время обожает путешествовать. Например, прошлым летом побывал на Сицилии. Возвратившись, рассказал потрясающую новость: оказывается, там все говорят по-иностранному! Исключительно все! Никто по-русски! И не то, что не говорят – даже и не понимают! Вот люди! Ну, как с такими быть? Как существовать? 

Кстати, ещё один наш уличный персонаж, Илья Модестович Луёв, знает по-французски. Он работает учителем младших классов в городской гимназии, вот там, значит, и нахватался… Премилейший человек! Как, бывалыча, гаркнет: «Шерше ля фамм!» – слёзы умиления невольно наворачиваются на глаза!
Ну, а уж Иван Иванович Жабский – это, доложу я вам, братцы, вообще статуя Аполлона во всей его неповторимой статуечной красе! По профессии – речной моторист. Каждую навигацию плава… (извиняюсь, моряки – ходят) ходит по нашим великолепным российским речкам на баржах. Перевозит песок и щебёнку. Целыми днями на свежем речном воздухе, каждый день к столу – свежая рыба. Зарплатой тоже не обижен плюс к тому, если налево пару тонн песка или той же щебёнки толкнёт – вот тебе и калым. Конечно, с капитаном приходится делиться, но на то он и капитан! Так что замечательная это профессия – речной моторист! Позволяет жить с душой и почтением!
Прохор Антипович Дуев. Ну, этот – непревзойдённый собачник! С младых лет держит псовых пород. И при должности солидной: старший учётчик заквасочно-засолочного пункта. Так что квашеная капуста и солёные огурцы у него – круглый год. Уже, бывалыча, и в горлу эти квашения-соления не лезут, уже и тошнит при одном только их живописном виде – а они всё тощит и тощит, тощит и тощит! Очень рачительный хозяин! Всё в дом! Весь в папашу своего покойного. Тот тоже старшим учётчиком был и всё на той же засолке. Так что это у них, можно сказать, семейное. Трудовая династия учётных засольщиков. Хоть сейчас на Доску Почёта вывешивай в виде фотографических портретов с грамотами в ихних засоленных трудовых семейных руках.

И наконец, Ениват Ениватович Омлет. Что? Таких фамилий не бывает? Неправда ваша. Я больше скажу: бывают такие фамилии, перед которыми Омлет – всё равно что Иванов. А Ениват Ениватович вообще очень солидный господин! Борода – лопатой, глаз – с прищуром. Подрядчик по поставкам леса и дров. Умеет, шельма такая, провернуть! По слухам, дачку строит за городом в укромном, скрытом от посторонних глаз, месте. Единственное, имеет незначительный дефект внешности. А именно: рябой. Но так что ж! Кутузов вообще без глаза был – и ничего! Наполеона победил! А Ван Гог без уха – а какие картины писал! Или, наоборот Гоген был без уха, а Ван Гог – с ушами? Хотя какая разница… Да, кстати, Ениват Ениватович часто бывает у Бирюшкиных, а уж Бирюшкины, как известно, к себе абы кого не допускают. Бирюшкины это высшая рекомендация!

Есть, конечно, и другие красавцы, но эти шестеро – самые видные. А уж как засядут в домино играть – грохот на всю улицу! И всё с матерком художественным, с шуточками солёными да прибауточками ядрёными! Заслушаешься!
А уж о погодах разных как любят поговорить! И какие все уникальные в погодных делах специалисты! Гидрометеоцентры прямо, а не мужики! Один только на небо посмотрит – все остальные уже кивают: конечно! Сейчас дождь начнётся. Убирайте скорее доминошки, бутылки и закуски.
Да, выпить любят. Не отрицаю. А что ж и не выпить, если есть чего? Зато закусывать предпочитают исключительно селёдкой с хлебцем. Просто, зато вкусно и питательно. Опять же экономия средств и сейчас, в их пока что холостом состоянии, и для будущего семейного бюджета. Чего и всем желаем.

5
1
Средняя оценка: 2.6625
Проголосовало: 80