Два века российско-казахского сотрудничества

1 февраля 1819 года киргизы Большой Орды вступили в подданство России. И это было добровольное вступление, а не «захват Российской империей независимого государства». Ведь последнее на тот момент фактически отсутствовало…

Наверняка возникнет вопрос: при чем тут киргизы к казахам, не опечатка ли это? Нет, не опечатка. Просто в дореволюционные времена название «киргизы» было принято относить и к собственно киргизам (тогда их называли «черные киргизы»), и к «киргиз-кайсакам» или же казахам. 
Собственно, последнее слово – практически синоним известного термина «казак», что по-тюркски означает «вольный, смелый человек». Так в 18-19 вв. население Средней Азии только не называли. А ещё «татарами», «кипчаками», «узбеками». 
Поэтому, чтобы избежать путаницы, в дальнейшем речь будет идти именно о казахах – предках коренных жителей нынешнего Казахстана.
Не совсем точно будет считать рассматриваемую дату, как нечто «эпохальное», до которой Казахстан был независимым государством, а после этого им быть перестал, войдя в состав Российской империи. Что, конечно же, могло бы дать «злым языкам» всех мастей повод для критики последней в качестве «агрессивно-захватнической» «тюрьмы народов». Но об этом – чуть позже.
Кроме того, громкое название событий двухсотлетней давности – «вхождение Большой Орды в состав России» – громко звучит лишь в приведенном, чуть  сокращенном виде. А если подробнее, речь идет о вхождении в российское подданство Киргиз-Кайсацкой Большой Орды Юсушской волости Султана Сюка. 
Чувствуется разница: вроде «Большая Орда», но на деле – лишь та ее часть, которая расположена на территории всего лишь Юсушской волости, на одном из берегов озера Балхаш. Кроме того, в этой «большой» орде насчитывалось всего 55 тысяч жителей. 
Тоже не так мало, конечно, в те времена такое количество кочевников могло выставить конницу в пятую часть от своей общей численности, то есть 11 тысяч сабель, настоящую конную армию. Но все же на фоне общей численности казахов в начале 19 в. (около 2 миллионов человек) полсотни тысяч – это вроде уже и не так много.

***

А третий «сюрприз» – скажем так, очень «девальвированный» среди казахов титул «султана». Формально все верно: в переводе с тюркского «султан» означает просто «правитель». Но все же современные россияне после просмотра всяких там турецких «киношедевров» на манер «Великолепного века» и прочих «Роксолан» привыкли понимать под султаном властителя могучей империи, обитателя роскошного дворца с не менее роскошными обитательницами «положенного по статусу» гарема.
А среди казахских кочевых племен «султанами» называли практически всех племенных вождей. Которые, впрочем, действительно зачастую были «чингизидами», то есть потомками великого завоевателя Чингиз-хана, но очень уж отдаленными. 
Но было их, скажем помягче, ну очень много. Даже побольше, чем «грузинских князей» – тогда это словосочетание употреблялось в высшем свете Российской империи обычно с крайней иронией. Поскольку этих самых «грузинских князей» было всего лишь чуть меньше, чем простых дворян. 
Поэтому, когда казахские племена стали принимать в российское подданство, так сказать, «всерьез», а не в виде малообязывающего «протектората» – местные «султаны» получали от российского правительства чин 12 класса (из имевшихся 14), то есть «штабс-капитана», современного старшего лейтенанта. Правда, султаны повлиятельнее, вроде правителя Большой Орды Юсушской волости Сюка, производились уже в 8-й класс – целого майора.    

***

Впрочем, возможно излишне скрупулезное уточнение «ценности» султанских титулов у казахской знати изложено не только для того, чтобы вызвать легкую улыбку читателей. Но, в первую очередь, для лучшего доказательства того, что на момент вхождения казахских кочевых племен в состав России реальной государственности у них (в современном смысле слова, во всяком случае) просто не было. 
Потому что, если на 2 миллиона населения приходится несколько сотен султанов, и каждый мнит себя властителем лишь чуть менее великим и независимым, чем, скажем, султан Сулейман Великолепный, о каком едином государстве можно говорить вообще?!
Ну вот даже чисто «протокольный» момент: к императору Александру Первому обращается напрямую лидер, пусть крупной, но все же не включающей в себя все 2 миллиона казахов, Орды. То есть речь идет о вполне независимой внешней политике – без оглядки на соседей по вроде бы общему государству.
Да это же нонсенс по меркам даже самой «свободной» конфедерации! Вроде Боснии и Герцеговины, «слепленной» евродипломатами из заклятых врагов лишь ради удовлетворения их маниакальных амбиций «не допустить перекройки европейских границ». 
Да в этом, по сути, нежизнеспособном и мертворожденном «государстве» «лебедь, рак и щука», сербы, босняки-мусульмане и хорваты имеют право вето на решения даже большинства общего парламента. Но все же ни одна из общин не может индивидуально войти, скажем, в ОДКБ, а другая – в НАТО. 
А в случае части «Большой Орды» близ Балхаша такие судьбоносные решения считались вполне допустимыми – не только Россией, но и самими казахами.
Конечно, казахские племена в это время де-факто находились на стадии «родоплеменного строя». Входя за последние 600 лет и в монгольскую державу, и в державу Тимуридов, и, наконец, некоторое время имея и собственное, единое Казахское ханство. 
Но все равно это «единство» было весьма условным,  практически не имеющим объединяющих общегосударственных институтов вроде суда, четкой «вертикали власти», исходящей от верховного правителя, даже регулярной армии, которую заменяли в случае войны племенные ополчения.

***

На беду казахского населения, в начале 17-го в. у них под боком активизировались очень воинственные соседи – джунгары. Которые очень скоро стали «проверять на прочность» Казахское ханство – на предмет грабежа и обращения в рабство его жителей. Да, казахи перед лицом общей угрозы смогли более-менее сплотиться, но это, увы, все равно не очень помогло. 
Пиком противостояния стали 20-ые гг. 18 столетия, названные в казахской литературе и историографии, как «великое бедствие». В это время из-за длившихся добрых 5 лет кряду джунгарских нашествий казахи понесли тяжелейшие потери. 
Фигурируют цифры в миллион человек (из которых 200 тысяч было взято в плен) – или же до двух третей населения. Собственно, именно после этого, будем называть веши своими именами, геноцида, казахов и осталось всего-то около 400 тысяч человек.
Помимо прочего удары джунгар привели к фактической ликвидации и даже минимального единства казахских племен вместе с – пусть и несколько декоративной – государственностью. Единственный «верховный» хан, если его избирали, стал просто «абстракцией» (вроде «великого князя Киевского в эпоху феодальной раздробленности Киевской Руси), а территория ханства распалась на три независимых «Жуза», Младший, Средний и Старший. Да и эти образования были очень «рыхлыми», ввиду однозначно слишком большой самостоятельности отдельных султанов. 
Посему уже с 1718 г. казахская знать начала попытки сближения с Россией. Правда, исходя на первый порах из несколько наивных, с точки зрения «риал политик», «хотелок». Вроде «хотим российской защиты, в том числе, и в виде военной помощи, но налоги платить не будем, российских чиновников принимать – тоже, и вообще, наши ханы и султаны останутся совершенно самостоятельными».
Понятно, что в ответ российское правительство «в тон» также ограничивалось лишь «сочувствием» и «выражениями заинтересованности в дальнейшем сотрудничестве». А проливать кровь российских солдат в борьбе с довольно-таки хорошо вооруженной «огнестрелом» мощной армией джунгар в обмен на пустые словесные заверения никто в Петербурге не хотел. Особенно ввиду идущих войн с сильными соседями – шведами, османами и т.д.
Впрочем, когда казахам приходилось уж слишком «солоно», Россия все же приходила им на помощь, хотя бы дипломатически. Так, джунгары всего через год выпустили из заключения попавшего к ним в плен казахского хана и талантливого полководца вместо того, чтобы его казнить.

***

В середине 18 в. Джунгарское ханство пало под ударами Цинской империи Китая. На своей шкуре испытав, что значит геноцид – маньчжуры практически вырезали подчистую все население завоеванного государства. 
Однако казахам от исполнения пословицы «отольются кошке мышкины слезы» легче не стало. Морально, во всяком случае. Потому как они понимали: то, что «Поднебесная империя» сделала с их врагами, завтра то же самое она может применить и к казахским племенам.
Тогда и начался «индивидуальный переход» казахов в российское подданство. Почти что в прямом смысле слова, на уровне едва ли не отдельных если не семей, то стойбищ. То есть могло быть так, что какой-нибудь хан присягал российскому императору, а многие его подданные «глубоко имели в виду» эту присягу. Действительно, когда еще там китайцы «созреют» на полноценную экспансию, а пограбить идущие мимо караваны, в том числе и российских купцов, ведь так заманчиво!
Так или иначе, но к концу 18 в. власть России, в целом, признали Младший и Средний Жуз, то есть большая часть населения нынешнего Казахстана. «Особое мнение» сохранялось лишь среди родов Старшего (хотя и самого малочисленного) Жуза – на Юге и Юго-Востоке казахских земель. 
Но и там настроения постепенно менялись. Китай – Китаем, но и растущие аппетиты близлежащего Кокандского ханства тоже причиняли казахам все больше беспокойства.
Так что в определенном смысле вхождение в российское подданство части Большой Орды султана Сюка стало одной из «первых ласточек», ознаменовавших собой скорое, уже окончательное вхождения казахских племен в состав Российской империи. 
Формально Старший Жуз вошел в ее состав чуть позже – в 1845 году. А до этого на казахских землях происходило немало «эксцессов», связанных с нежеланием части местной знати ограничивать свою власть в обмен на защиту мощного государства для своих соотечественников. Действительно, ведь даже в условиях «относительного протектората» число казахов, выживших после устроенной джунгарами в 1723-27 годах резни, увеличилось впятеро! 
Но этот период – тема уже для отдельного разговора…

5
1
Средняя оценка: 3.66667
Проголосовало: 3