Передача Крыма Украине: плоды «волюнтаризма» эпохи «междуцарствия»

65 лет назад, 19 февраля 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Крымская область РСФСР была передана в состав Украинской ССР. 

На самом деле, конечно, этот процесс свершился не одномоментно – но имел и предшествующее, и последующее развитие. Так, например, с точки зрения «риал политик» большинство историков справедливо указывает в качестве решающего фактора заседание Президиума ЦК КПСС 25 января 1954 года – на котором, в общем-то, и было принято судьбоносное решение. 
Просто с точки зрения советского законодательства, партия, хотя и была «руководящей и направляющей силой советского общества», согласно 6-й статье Конституции СССР – но принятие законодательных актов, все же, относилось к полномочиям Верховных Советов. В данном случае – не только собственно Союза, но и республиканских, Украины и Российской Федерации. Были еще и соответствующие решения Советов Министров заинтересованных республик.  
Впрочем, и простого Указа, пусть даже и Президиума ВС Союза ССР, для изменения территориальной целостности двух союзных республик тоже было юридически недостаточно. Окончательный закон на этот счет союзный «парламент» принял только 26 апреля 54 года. Но так уж повелось, что датой передачи Крыма принято считать именно 19 февраля.
Конечно, только вышеописанными юридическими моментами история «смены юрисдикции» важного полуострова не исчерпывается. Что находило и находит отражения во всевозможных мнениях, исследованиях и даже постановлениях, принятых в разные годы российскими законодателями уже после 1991 года. 
Например, дискутабельным является вопрос – а мог ли Президиум Верховного Совета Союза решать «крымскую проблему» на основании обращения всего лишь Президиумов ВС Украины и РФ? Ведь изменения территории Советской России по ее Конституции тоже являлись прерогативой исключительно полного состава ее Верховного Совета – а не Президиума. 
Да, спустя несколько месяцев ВС РСФСР тоже принял соответствующие законы – но, все равно, это все выглядит, как «утверждение задним числом». И, соответственно, имеет нехороший «душок» с точки зрения формальной законности. 
Также выглядит (точнее, к счастью, - уже только выглядел) вопрос о принадлежности Севастополя. Который еще с 1948 года являлся городом союзного подчинения – точно также, как, например, Москва. Но в 1954 году перешел в украинскую юрисдикцию так сказать, «оптом», вместе с Крымом – в «явочном порядке». А минимальная юридическая узаконенность этого момента получила оформление лишь в конце 70-х – после принятия «последней версии» Конституции СССР и соответствующих правок Конституций УССР и РСФСР.

***

Конечно, в вышеприведенном юридическом «крючкотворстве» можно разбираться очень долго – и без особых шансов на успех. Как будто от ответа на вопрос «законно ли был передан Украине Крым» что-то зависело – или зависит. 
Так, например, что при Ельцине, что даже 14 лет после него, несмотря на решения Верховного Совета России и Думы, позволявшие начать процедуру возвращения этой российской земли, исполнительная власть в Москве делать сего явно не желала. 
Впрочем, надо отдать ей должное, после устроенного в 2014 году нацистами в Киеве переворота действовала молниеносно – так что воссоединение Крыма с Россией состоялось буквально за считанные дни. Что дало в украинских СМИ массу поводов для публикаций на тему «Москва готовилась забрать Крым доброе десятилетие – оттого и достигла успеха так быстро». 
Ну да – видно, именно «клятые москали» подготовили и второй Майдан, и «рейдерский захват» контроля над ним у европейцев американцами. А также - силовое свержение законного президента, с закономерно наступившим после этого хаосом во власти…
Но куда более продуктивным будет попытка разобраться – а зачем, вообще, Крым передавали в 1954 году Украине? Официальная мотивация Указа от 19 февраля: «Учитывая территориальное тяготение Крымской области к Украинской ССР, общность экономики и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР.»
Современные украинские историки (да, в общем, и духовно близкие к ним российские либералы) в этой связи обычно еще и «льют крокодиловы слезы» по поводу «разрухи в крымском народном хозяйстве» на то время. Дескать, урожайность по многим культурам упала в разы, поля зарастали – несчастный Хрущев, отдыхая с сыном на полуострове в 1953 году не мог обнаружить достаточное количество овощей.
Отдельным пунктом доверчивым читателям внушается, что сия «катастрофа» была вызвана исключительно высылкой при Сталине крымских татар – за сотрудничество с оккупантами. После чего «поселки обезлюдели», «поля запустели». И, вообще, если бы «богатая и рачительная» Украина не взяла бы «умирающий полуостров на буксир» – ему бы однозначно наступил бы полный и окончательный «трындец».

***

На самом деле, конечно, ситуация с крымской экономикой был далеко не столь однозначной. И крымских татар до войны там проживало всего 25% от общей численности населения – так что их депортация никак не могла стать причиной рисуемого русофобами «апокалипсиса местного масштаба». Особенно в свете воспеваемого ими же «волшебного расцвета» всего за 6 первых лет украинского владычества над Крымом. Дескать, он «превратился в волшебный сад».
Так ведь до 1960 года крымским татарам запрещено было покидать места их ссылок в Средней Азии даже «явочным порядком»! Да, в общем, и после этого речь о каком-то массовом их переселении обратно, как это случилось в период «поздней горбачевщины», тоже не шла. 
Так кто же тогда был «творцом» «крымско-украинского экономического чуда»?! Украинские переселенцы? Но такую откровенную «лажу» предпочитают не тиражировать минимально уважающие себя даже «свидомые» СМИ. 
То есть, наличие в Крыму украинцев, и некоторое колебание их численности туда-сюда в 50-е годы 20-го века – это неопровержимый факт. Но то, что их там не осело хотя бы просто заметное, в сравнении с этническими русскими, количество – это неопровержимая реальность. В противном случае, итоги знаменитой Крымской Весны могли бы стать совсем другими…

***

На самом деле, и временные проблемы в послевоенном Крыму, и их решение после передачи УССР, определяются совсем другими факторами. В первую очередь – послевоенной разрухой, и недостатком средств в госбюджете на их эффективное устранение. 
Ситуация же для СССР тогда была, по сути, «аховая»! Наши бывшие горе-союзники по антигитлеровской коалиции уже образовали антисоветский альянс, получивший оформление в 1949 году в виде НАТО, всерьез разрабатывались планы удара по нашей стране с применением, в том числе, сотен ядерных бомб. 
Москве, в свою очередь, приходилось тратить большие ресурсы на поддержку союзников по социалистическому блоку, поддержанию армии в полной боевой готовности, создание того же атомного и других современных видов оружия. А сколько денег пришлось вкладывать во восстановление разрушенных немцами советских городов?! 
Понятно, что в такой ситуации вкладывать большие средства в уничтоженное чуть ли не до основания хозяйство Крыма просто не было возможности. Потом, после появления у СССР сначала ядерного, потом и термоядерного оружия, Запад малость отошел от желания немедленного осуществления своих «хотелок» по «атомному блицкригу» в отношении нашей страны. Появились возможности для сокращения наших Вооруженных Сил, деньги освободились.
Но вот реконструкцию Крыма почему-то решили передоверить Киеву. Дескать, никто кроме него не мог Северо-Крымский канал построить – который и оживил сельское хозяйство и прочую экономику полуострова.
Да полноте – даже в конце СССР общесоюзный бюджет превышал размер чисто «украинского» более, чем на порядок. И средства на действительно крупные капитальные вложения выделялись в УССР как раз преимущественно из союзного «кошелька». Как, например, ставшие уже «хрестоматийными» несколько миллиардов долларов (в пересчете) на современную модернизацию украинской металлургии в 80-е годы. 
Последнее, кстати, дало возможность после 91 года «незалежным» олигархам не только безжалостно паразитировать на «прихватизированной» общенародной собственности, доведя ее износ к настоящему времени до 90%. Но еще и финансировать за этот счет политиков откровенно антироссийской направленности – и известными печальными последствиями.
И разговоры на тему, что «только Украина могла построить Северо-Крымский канал» выглядят просто смешно. Да в 1983 году, когда недолго правивший СССР предшественник Горбачева, престарелый «генсек» Константин Черненко решил «обессмертить свое имя» программой широчайшей мелиорации советских земель – всерьез говорилось о проекте «переброски воды северных рек» в Среднюю Азию! И ничего, что реки эти протекали в российской Сибири – а воду из них собирались направлять в условный «Туркестан».
Да, в общем, и при самом Хрущеве миллионы гектаров казахской целины тоже были успешно превращены в плодородные пашни, с созданием соответствующей инфраструктуры – усилиями (и бюджетными вливаниями) всего Союза. При этом межреспубликанские границы этому процессу мешали как-то не очень. 
Хотя, исходя из «крымской логики» эти самые целинные земли тоже можно было бы сначала передать в юрисдикцию Российской Федерации – хотя бы, потому, что именно она являлась главным «донором» общесоюзного бюджета.

***

Одним словом, при желании, восстановить Крым можно было в рамках  и РСФСР, и общесоюзного проекта. Но почему-то для решения чисто экономической задачи тогдашняя центральная власть задействовала механизм территориальной передачи.
В принципе, в гипотезах насчет того, почему это случилось, недостатка нет. От «желания сделать подарок Киеву» в честь 300-летия Переяславской Рады – до стремления «украинца» Хрущева заручиться поддержкой украинских партийно-советских элит. Тем более, что хотя Никита Сергеевич родился в Курской области – он, действительно, возглавлял украинское ЦК с 1938 по 1949 год. Так что, наверняка, «пустил там корни» – и мог рассчитывать на взаимопонимание с аппаратчиками, благодарными за свою карьеру в том числе и ему лично.
Другие исследователи резонно замечают, что, вообще-то, судьбоносное заседание Президиума ЦК 25 января 1954 года вел его член и Председатель Совета Министров СССР Георгий Маленков. Который, на тот момент, в общем, был даже более влиятельной фигурой, чем еще далеко не до конца укоренившийся на посту Первого Секретаря Хрущев. Чью должность то и ввели всего лишь за несколько месяцев до этого – 7 сентября 1953 года, до этого даже однозначный лидер партии Сталин формальной был просто «секретарем ЦК».
Да, конечно, Берию еще в июле 53-го арестовали. Но арестовали общими усилиями «ситуационных союзников». Не только Хрущева – но и того же Маленкова, Кагановича, Молотова. Которые позже, в 1957 году, сделают попытку смещения Никиты Сергеевича - но потерпев поражение, будут объявлены «антипартийной группировкой» и устранены от реальной власти.
Как бы там ни было – понятно, что с момента смерти однозначного и бесспорного лидера великой страны, Иосифа Сталина, его наследники несколько лет продолжали делить власть. Ну а в этом увлекательном занятии действующим лицам становится обычно как-то не до решения вопросов, кажущимися им «второстепенными». 
Так что, будь ситуация в «верхах» стабильной хотя бы по образцу того же вышеупомянутого 1957 года – думается, Хрущев вместе (а, может, и вместо) пресловутой «целиной» мог бы объявить в качестве всенародного начинания и проект восстановления Крыма. При этом, наверняка, желающих получаствовать в нем рядовых граждан нашлось бы даже побольше, чем в распашке казахских степей – все ж таки, регион то «курортный».
Но в 1954 году ни Хрущеву, ни Маленкову заниматься «каким-то там Крымом» лично, похоже, откровенно не хотелось. Вот и «спихнули» в Президиуме ЦК решение этого «второстепенного вопроса» на Киев. Где закономерно добились неплохого результата – страна то все равно была единой, советской.
Ну а сама Крымская область РФ вместе с ее населением стала жертвой того, что после смещения Хрущева назовут красиво-умным иностранным словечком «волюнтаризм». То бишь, «волевым решением», принятом вопреки здравому смыслу – и соответствию объективным закономерностям природы или общества.

***

Конечно, ненавистники СССР, что из числа плохо замаскированных либералов, что «любителей балов, шампанского, лакеев, юнкеров» на основании этого прецедента не устают «клеймить порочный советский строй». Дескать, мало того, что там принимали «антирусские решения» – но еще и «игнорируя волю людей».
Ну да – как будто сами эти персонажи не рукоплескали ликвидации великой страны в беловежской баньке – с одновременным попранием воли вполне себе «конституционного большинства» населения СССР, выраженной на референдуме 17 марта 1991 года.
А, вообще, периоды «междуцарствия» плохо влияют на правильное решение политических вопросов во всех без исключения странах. Российская империя, кстати, не исключения – достаточно вспомнить хотя бы печально известное «Смутное время», после свержения династии Годуновых и череды сменяющих друг друга авантюристов, вроде «Лжедмитриев» и откровенных ничтожных властолюбцев, вроде горе-царя Василия Шуйского.
Так что Крым к моменту его передачи в состав УССР, как говорится, «оказался в ненужное время в ненужном месте». Отсюда – и смена его «юрисдикции» «одним росчерком пера» засевших в Москве политиканов, занятых дележом власти.
К счастью, их давнюю ошибку удалось исправить ровно 5 лет назад. Но это уже тема для отдельного разговора…