Юбилей Советской Украины

Столетие назад в Харькове была провозглашено создание Украинской Советской Социалистической Республики, и принята ее первая Конституция.

Произошло это на Третьем всеукраинском съезде Советов, начавшем свою работу в Харькове 6 марта. 10 марта была принята Конституция – а 14 марта ее окончательную редакцию утвердил Всеукраинский Центральный Исполнительный Комитет.
Внимательные читатели, наверняка, обратят внимание на бросающийся в глаза момент – Основной Закон нового государства был принял лишь на третьем (!) съезде его высшего органа власти. Как же это может быть?
Действительно, Советская Украина родилась несколько раньше описываемых событий. Ее, под названием Украинской народной республики Советов провозгласил еще 1-й Всеукраинский съезд 24-25 декабря 1917 года – кстати, в  том же Харькове. 
Впрочем, «та» Советская Украина была территориально намного меньше провозглашенной в 1919 году – в нее не входила образованная чуть позже Донецко-Криворожская и Одесская Советская Республики, де-факто, находящиеся на территории, которую принято называть «Новороссией». 
Это к тому, что «радетели за единую и неделимую Украину» с бандеровским душком, возводящие свои претензии в том числе и к всячески проклинаемым ими «преступным большевикам» – почему-то возводят историю своей «неньки» почему-то именно к Украинской ССР после ее объединения и освобождения большевиками от всякой там петлюровской нечисти. 
Последняя же даже в самые лучшие месяцы своей власти контролировала лишь  «ошметок» Украины – в виде ее северных, центральных и западных областей, в рамках петлюровской УНР. Правда, претензии на остальные «исторические украинские земли» этими банкротами, конечно, выдвигались – только ж силенок их реализовать к них не было. Даже при поддержке иноземных «штыков». 
Правда, объединенная в апреле 1918-го под патронатом «проклятой Москвы» Украинская социалистическая республика (УСР) просуществовала недолго – ее большая часть ее территории вскоре была занята немцами. Но после их поражения в Первой Мировой, революции в самой Германии, оккупанты отступили – и социалистическая Украина, освобожденная украинскими и российскими красноармейцами, вновь стала геополитической реальностью. О которой потребовалось заявить во всеуслышание – что и было сделано на Харьковском съезде в марте 1919 года.

***

Вообще, если внимательно вчитаться в текст упомянутой Конституции – поневоле бросится в глаза ее какая-то «сыроватость», если не «поверхностность». Действительно, если сравнивать ее с Основными Законами и СССР, и нынешних постсоветских республик – то последние изложены куда более подробно и связно. 
А в тексте 1919 года – всего 4 раздела и 35 статей. К примеру, во Всеобщей Декларации прав человека, принятой ООН в 1949 году – и то около полусотни пунктов.
А в «харьковском» документе многие важнейшие вещи либо вообще не прописаны – либо прописаны очень поверхностно. Что нет в помине «разделения властей» на законодательную, исполнительную и судебную – еще полбеды. ЦИК и Совет Народных Комиссаров четко отличаются разве что «по старшинству», ЦИК – выше, но не по разделению обязанностей. 
Но ведь, скажем, и об «уголовном, гражданском, процессуальном законодательстве» упомянуто всего одной строчкой! А как должны организовываться суды, принципы их деятельности – из текста Конституции совершенно неясно.
Или, например, гражданам УССР гарантируется бесплатное образование. Но при этом ни слова не говорится о тех социальных гарантиях, которые нашли место в Конституции СССР (и, пусть больше и «на бумаге», в Конституции незалежной Украины) – праве на труд и отдых, бесплатном лечении, гарантиях неприкосновенности личности и т.д.
Куда больше в тексте 1919 года упиралось на том, что отныне все права и свободы принадлежат трудящимся – и отбираются (вместе с собственностью на средства производства) у представителей эксплуататорских классов. К последним были отнесены все, «живущие на нетрудовые доходы» – помещики и капиталисты, «рантье», бывшие жандармы и полицейские, служители Церкви. 

***

Впрочем, в том давнем документе есть и такие моменты, которые бы не помешало возродить и в нынешнее время. Например – запрет на участие в избирательном процессе для дущевнобольных и (особенно!) – для лиц, осужденных за те или иные преступления. 
А то ведь, если вдуматься, нынешнее якобы «демократическое»  разрешение голосовать для заключенных в местах лишения свободы – это же абсурд в чистом виде! С тем же успехом им можно было бы даровать право самим себе избирать тюремщиков. 
А что – ведь офицеры Управления МВД по исполнению наказаний – это ж тоже государственные чиновники. А заключенные на выборах избирают депутатов законодательных органов власти и главу государства – которые, в конечном счете, этих чиновников и назначают. Так чего бы «сидельцам» не разрешить контролировать своих «надзирателей» и охранников напрямую?    

***

Кстати, свобода совести и право исповедовать любую религию в Советской Украине тоже признавалась. А как же «массовые преследования верующих большевистской властью»? 
Ну так в ст. 23 Конституции 1919 года на этот счет имелось важное дополнение: «за всеми гражданами признается право пропаганды религиозных учений, не преследующих никаких социальных и политических целей, а также антирелигиозных учений, по духу своему не противоречащих коммунистическому мировоззрению.»
То есть, если (как, увы, и сейчас – во многих «черносотенных» псевдо-церковных организациях, путающих Бога и «богоданного Царя») вовсю ведется пропаганда против «безбожного большевизма» (а как же тогда ап. Павел со своим «всякая власть от Бога»?) – тогда, как говорится, извините. Это уже вопрос не свободы совести и выбора веры – а антигосударственной агитации.

***

Но можно ли слишком строго критиковать «недочеты» первого Основного Закона УССР? Тут ведь дело даже не только в том, что это государство еще только-только родилось – и, как со всяким «новорожденным», к нему нельзя относиться с теми же мерками, что и к «взрослому». 
Просто эпоха тогда была радикально другая. Это для нас сейчас она – «период Гражданской войны и установления Советской Власти». А для революционных рабочих, крестьян, солдат это было исполненное радостным предчувствием время «мировой революции» – с ожиданием победы над эксплуататорским гнетом на всей планете!
Потому, собственно, в первых же абзацах новой Конституции говорится не столько о «защите территориальной целостности» (собственно, территориальное устройство не конкретизируется вообще) – сколько о готовности «войти в состав Международной советской социалистической республики», как только та образуется. 
А до этого – УССР «заявляет о своей полной солидарности с ныне существующими уже Советскими Республиками и о своем решении вступить с ними в теснейшее политическое объединение для совместной борьбы за торжество мировой коммунистической революции и в теснейшее сотрудничество в области коммунистического строительства, мыслимого только в международном масштабе.»
Так что, вполне возможно, что присущей более поздним версиям Конституций детализации основатели Советской Украины избегали осознанно. Зачем «прописывать все до черточки» – если скоро «мировая революция» победит и придется разрабатывать законодательство заново?! (Собственно, Основной Закон 1919 года поработал всего 5 лет – пока не был заменен новой версией). А пока можно обойтись и текстом, больше похожим не столько на Конституцию – сколько на Декларацию. 

***

Но, опять же – это не дает ни малейшего повода для какого-то снисходительного, а то и презрительного отношения к документу, принятому на 3-м Всеукраинском съезде  Советов. 
Современные «незалежные» историки очень любят с аристократическим апломбом вспоминать в качестве «образцов для подражания» и «конституцию Пилипа Орлика», и «конституцию УНР» - как якобы более «проработанные» и «отвечающие украинскому национальному духу» вкупе с «демократическими принципами». 
Только ведь такая позиция может вызвать разве что смех. Пресловутый Пилип Орлик, подельник незалежного гетмана-«иуды» Мазепы, писал свой опус уже после бегства в «благословенную Туреччину». И дело даже не в том, что сей «демократ» если и прописывал там «демократические права и процедуры» – то лишь в отношении казачьей «олигархии»-старшины. Но отнюдь не для даже рядовых казаков, а тем более - крестьян-«гречкосеев». 
Просто практического смысла в этой «писульке» не больше, чем, в скажем, описании государственного строя Гондора из, пусть и культового, но «фэнтезийного» произведения Толкиена «Властелин колец».
А уж «конституция» петлюровской УНР, действовавшая в период, когда этот записной антисемит и русофоб уже получил добрый «пинок под зад» из объявленного столицей своей «великой державы» Киева и влачил жалкое существование на польские дотации в еще удерживаемой Виннице – это уже даже не смешно.

***

В отличии от орликовской «фантастики» и петлюровской «однодневки», Конституция УССР 1919 года была Конституцией не «фейлед стейт», «несостоявшегося государства» - по типу современной бандеровской Украины или ее духовных «предшественников». Но - Основным Законом советской республики, достигшей за многие годы не снившихся нынешним «патриотам» высот. 
Во всяком случае, уровня ВВП УССР 1989 года эта обанкротившаяся публика не может достигнуть даже до сих пор. А в связи с тем, что остальной мир за годы «незалежности» не стоял на месте – «великая европейская держава» скатилась с прежнего почетного места рядом с Францией  до уже 134 места в мировом рейтинге. Отстав даже от хрестоматийного «Гондураса» из анекдотов советского времени.
Да, собственно, эта «великая держава», под которую все 27 лет после распада СССР пытаются впихнуть бандеровскую идеологию, до сих пор-то и жива лишь благодаря тому, что еще не до конца «проела» наследие времен «проклятой большевистской оккупации». Но этот неоспоримый факт, конечно же, ничуть не мешает обезумевшим прозападным русофобам и дальше с остервенением поливать грязью все, что связано с временами истинного расцвета Украины – в годы СССР.
А начало этому расцвету и было положено в марте 1919 года – в рабочем городе Харькове, когда 3-й Всеукраинский съезд Советов принял первую Конституцию Советской Украины… 
 

5
1
Средняя оценка: 2.69231
Проголосовало: 13