Как освобождали Советский Крым

75 лет назад, 8 апреля 1944 года, началась Крымская операция Красной армии по освобождению стратегически важного полуострова от гитлеровской оккупации. Большая часть крымских земель была освобождена от фашистов за считанные дни – с громадными потерями для оккупантов. 

Даже в роковом для нашей страны 1941 году нашим войскам удавалось оборонять крымскую землю куда эффективнее - чем немцам двумя с половиной годами позже препятствовать ее освобождению. Так первые бои за Перекоп с наступающими гитлеровскими частями начались еще 24 сентября. 
И хотя тем и удалось прорвать передовые линии нашей обороны к 30 сентября – но Красная Армия, закрепившаяся на располагающихся относительно недалеко вглубь Ишуньских позициях, удерживала их до конца октября. Да, в общем, и прорыв гитлеровской группировки 28 октября, позволивший занять ей бОльшую часть Крыма, по мнению многих экспертов, стал результатом больше ошибок советского командования – нежели некой критической слабости нашей обороны.
В любом случае, части Красной Армии даже после немецкого прорыва успешно удерживали Керченский полуостров Крыма до середины мая, а Севастополь – до 4 июля 1942 года.
Освобождение же советского Крыма происходило куда более стремительно. Главное – что оно было хорошо подготовлено Ставкой Верховного Командования. Известно, что в Генштабе циркулировали планы выбить гитлеровцев с полуострова, параллельно с началом ряда успешных операций Красной Армии на Правобережье Днепра, начиная с поздней осени-зимы 1943 года. 
С оглядкой на эти планы, в частности, в ноябре-декабре этого года Красная армия успешно высадила десант в ходе Керченско-Эльтигенской операции. Впрочем, исходя из ожесточенного сопротивления врага, и нежелания Ставки «распылять» силы, необходимые для освобождения Советской Украины, с наступлением с Керченского плацдарма Ставка решила повременить.

***

Но уже весной 44-го последние плацдармы немцев на Юге Украины были ликвидированы. 16 марта был освобожден Николаев, в первых числах апреля завершалось освобождение Одессы. И 8 апреля войска 4-го Украинского фронта под командованием генерала Толбухина начали штурм Перекопского перешейка. 
Общее руководство операцией осуществлял маршал Василевский – фигура, практически равная по таланту другому известному «маршалу Победы», Жукову. Разве что первый куда больше берег своих солдат – предпочитая изящные и неожиданные для противника маневры, заканчивающиеся победами с минимальными потерями.  
Можно заметить, что советское наступление было очень хорошо подготовлено – и подкреплено соответствующим крупным перевесом сил. В живой силе Красная армия имела почти 2,5 кратный перевес (470 тысяч против 200 тысяч у немцев), в артиллерии – двухкратный (6 тысяч стволов против 3 тысяч). 
Особенно же значительным был перевес в боевой авиации – около 1250 советских самолетов всех типов – против полутора сотен немецких. Причем, если по бомбардировщикам наше преимущество было относительно невелико, в полтора раза – то по истребителям Красная армия имела 5-кратную «фору». 
Понятно, что последнее обстоятельство здорово помогло нашему наступлению – ведь как можно всерьез говорить об успешности действий вражеских бомбардировщиков, если прикрывавшие их истребители не имели никаких шансов устоять против подавляющих сил наших «ястребков»? Так что фашисты в этом смысле получили в Крыму тот же «подарок», что приготовили Красной Армии в горьком 41-м – почти полностью уничтожив нашу авиацию на аэродромах в первый день войны.

***

Тем не менее, на Перекопе фашисты защищались достаточно ожесточенно. Несмотря на применение против них на отбельных участках мощных крупнокалиберных 203-мм орудий, чаще используемых на крейсерах, им удавалось противодействовать нашему наступлению около 3 дней. Но потом, с «взломом» последней линии обороны «воины великого фюрера» начали в буквальном смысле «драпать».
Тем более, что, так сказать, «чисто по человечески» (если это слово вообще применимо к вооруженным силам откровенных «нелюдей» из верхушки Третьего Рейха, рассматривавших советский народ в качестве «недочеловеков», подлежащих почти полному уничтожению – или обращению в рабов «расы господ» из Рейха) подупавшую «волю к победе» немецкой группировки в Крыму понять можно. 
Высшее немецкое командование отлично понимало – удержать полуостров в сложившихся обстоятельствах нельзя. Понимали это немецкие генералы и на местах – недаром, вскоре после нашего наступления Гитлером был снять с должности командующий войсками Вермахта в Крыму. Дескать, не верил в победу. В чем, в общем, и не ошибся…
Еще меньше хотели воевать за, в общем, уже чисто «эфемерные» территориальные приобретения румынские союзники Гитлера – несколько дивизий которых оказались и на Крымской земле. Румынский диктатор маршал Антонеску требовал от «фюрера» их скорейшей эвакуации, пока Одесса еще не была занята Красной армией. 
Но у «отца великой германской нации» были свои резоны – он опасался крупных пропагандистских потерь для авторитета своих полчищ после утраты ими столь важного стратегического пункта. Ведь «южные союзники» Германии – Румыния, Болгария, формально нейтральная Турция все с более пристальным вниманием приглядывались к развитию ситуации на советско-германском фронте. Подумывая все более серьезно – не настала ли им пора уже «спрыгнуть» с несущегося на полном ходу в пропасть гитлеровского «поезда»? Что, собственно, и произошло всего лишь несколькими месяцами позже – и в отношении Румынии, и Болгарии, да и «нейтралитета» Турции, из «пронемецкого» вдруг ставшего резко «просоветским».
Так что Гитлер требовал от «воинов Фатерлянда» «воевать до последней капли крови». Что последние делали все с меньшей охотой. Одно ведь дело, перемещаться на десятки километров на запад, в боях с истекающей кровью в 1941 году Красной Армией – в надежде на скорое получение обещанных «поместий со славянскими рабами». И совсем другое, защищать даже не Германию – а захваченную чужую землю, без малейшей надежды не то, что одержать победу – но хотя бы остаться в живых…

***

Так что уже к вечеру 10 апреля оборона немцев на Перекопе была прорвана полностью – а 11 апреля взят Джанкой. В атаку перешла и Отдельная Приморская Армия под командованием генерала Еременко - находившаяся на Керченском плацдарме. 
В тот же день она освободила Керчь – город-герой, четырежды переходивший из рук в руки в ходе Великой Отечественной. А советские части, прикрывавшие эвакуацию основных сил Красной Армии через Керченский пролив в Тамань в мае 1942, укрепившись в Аджимушкайских каменоломнях, наносили немцам существенный урон почти все время до полного освобождения города. Герои погибли почти все – даже имена их известны в числе всего чуть более трехсот – но так и не сдались врагу… 
13 апреля были освобождены Симферополь, Евпатория, Феодосия и Саки, 14 апреля – Судак и Алушта. 16 апреля Красная Армия вышла к Севастополю – где сконцентрировались остатки недобитых немецких войск. Таким образом, подавляющее большинство Крымской территории было освобождено советскими войсками всего за 8 дней! 
Это же фактический «блицкриг» – по сравнению с «блицкригами» 41-года, которыми почитатели Гитлера гордятся до сих пор. Даже в отношении Крыма – который фашисты не могли взять больше 10 месяцев…   
Остатки немецкой армии, сбежавшиеся к Севастополю, кстати, были уже довольно жалкими – всего 72 тысячи от первоначально базировавших на полуострове почти 200 тысяч. 

***

Вообще, надо сказать, что по оценке итогов  Крымской операции даже «записные» либералы, привыкшие дежурно стенать по поводу того, что «советские победы одерживались благодаря тому, что немецкие позиции заваливались трупами наших бойцов», вынуждены «сидеть – и молчать в тряпочку».
Так вот – в ходе Крымской операции Красная Армия потеряла убитыми всего 17,5 тысяч бойцов. Правда, еще 67 тысяч – ранеными. А вот Третий Рейх – 100 тысяч «двухсотых» только по собственным, по понятным причинам, преуменьшавшимся данным гитлеровских времен. По нашим же – около 140 тысяч.
Впрочем, в данном случае предмет спора носит больше «академический характер». Действительно, какое практические значение имеет конкретное количество вермахтовских «жмуриков»? Все равно, итоговая цифра их потерь в ходе Крымской операции – почти 200 тысяч военнослужащих немецких и румынских дивизий, прекративших своей существование в качестве «боевых единиц». 
А сколько уже солдат из них навсегда легло в чужую для себя крымскую землю, а сколько отправилось в советские лагеря для военнопленных – какая разница? Главное – что общее соотношение советских и немецких потерь составило почти 1 : 10! Ведь 80% наших раненных, по медицинской статистике времен войны, после лечения в госпиталях возвращались в строй. 
Да и оставшиеся 20% далеко не все умирали или оставались инвалидами – продолжая приближать Победу своим трудом в тылу. В отличии от каждого из двух сотен тысяч оккупантов, уже не могущих помочь гитлеровской военной машине абсолютно ничем.

***

Бои за Севастополь, длившиеся почти месяц – тема для отдельного разговора. Пока же скажем, что последние немецкие части, числом около 30 тысяч, сосредоточившиеся на мысе Херсонес, окончательно сдались 12 мая. Правда, к этому времени от них осталось всего 21 тысяча – остальные так и пали жертвой планов своего «великого фюрера», никак не желавшего понять, что война уже проиграна – и все еще надеявшегося на некое «чудо в интересах Рейха».
«Чуда» так и не произошло. А вот наш Черноморский флот вновь обрел здесь свою главную базу, авиация – аэродромы для более коротких путей подлета к румынским портам и нефтепромыслам. Болгарские и румынские элиты уже почти открыто принялись «зондировать» обстановку на предмет выхода из войны с СССР с наименьшими для себя потерями.
А, самое главное – что наша армия в очередной раз доказала иноземным оккупантам, что им не стоит «разевать рот» на исконно российскую землю Крыма… 

Похожие публикации

.

Как Горбачев «сдал» Западу Восточную Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как Вашингтон и Лондон попытались украсть у СССР Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как большевики освободили крестьян от средневекового рабства

Юрий НОСОВСКИЙ