Когда в России появился «Гулаг»

Одно из чисел, называемых либералами – это 15 апреля 1919 года, когда был опубликован декрет Президиума ВЦИК РСФСР об организации лагерей принудительных работ. Называются и другие календарные даты. Вот только принудительному труду для заключенных в России – несколько сот лет минимум. Как, впрочем, и в большинстве «цивилизованных» стран, включая «цитадель демократии», где он продолжает использоваться все шире и шире.

Чтобы поскорее «отдать должное» либерастам, думается, стоит перечислить все «гулаговские» даты сразу – а уж потом перейти к детальному анализу мифов на этот счет.
Итак, ровно сто лет назад – вышеупомянутый декрет ВЦИКа. Которым, помимо общего устройства лагерей принудительного труда регламентировалось создание и их Центрального Управления при Народном Комиссариате Внутренних Дел (НКВД).
1923 год – создание Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН) – с особым сладострастием описанного Солженициным в его антисоветском пасквиле «Архипелаг ГУЛАГ».
11 июня 1929 года – правительственным постановлением предписывалось отправлять в лагеря принудительных работ всех преступников, чей срок заключения превышал 3 года. Остальные могли содержаться и в тюрьмах.
Конкретно Главное управление лагерей при ОГПУ было создано 1 октября 1930 года. По большому счету, пусть и со «сменой вывесок», существует в России и по сей день, в настоящий момент нося «титул» Главного управления по исполнению наказаний. Что лишний раз является более, чем убедительным доказательством того, что любое государство без тюрем в нашем мире существовать, увы, не может.
Хотя да – как раз большевики в первые месяцы своего правления, преисполненные революционной романтики о близкой победе революции и коммунизма во всем мире, пытались эти самые места заключения отменить. 
Дескать, преступность имеет исключительно «социальную» основу, из-за социальной несправедливости и такого же неравенства в силу капиталистической эксплуатации человека человеком. Стало быть, после уничтожения капитализма преступать закон ни один вменяемый и полезный член общества уже не будет. Ну а «паразиты» либо «перевоспитаются» – либо попросту будут уничтожены в ходе революционных войн.
В силу этого, в первые месяцы революции большинство тюрем было закрыто, их «сидельцы» выпущены, как «жертвы царского режима» – ссылки и каторги были ликвидированы вообще. Хотя, по большому счету, этот процесс начался еще после Февральской революции – там тоже хватало «романтиков». Правда, итогом этих массовых амнистий просто стал лавинный рост уголовной преступности – что на фоне ликвидации еще Временным правительством царской полиции и жандармерии дало просто ужасающий эффект. 

***

Но, как бы там ни было, еще в конце 1917 года плененные участники белогвардейского мятежа генерала Краснова в немалом количестве были отпущены большевиками на свободу – под обязательство «вести себя прилично». Которое вскоре большинством из них, конечно, было нарушено. 
В самом деле, ну как может уважающий себя аристократ, представитель «белой кости» и «голубых кровей», всерьез ценить свое слово чести, данное не человеку своего круга, а какому-то «презренному пролетарскому быдлу»?
В общем, вскоре Гражданская война заполыхала практически по всей бывшей Российской империи, и Советской власти пришлось всерьез задуматься, как поступать с оставшимися по каким-то причинам живыми противниками. Просто убивать уже безоружных врагов было явно «некомильфо» (не такие уж коммунисты были «изверги», как их пытаются «малевать» либералы), но и содержать за счет бедного, как «церковная мышь» бюджета Страны Советов таких «кадров» было практически невозможно.
Вот и было принято решение о создании не просто «концентрационных лагерей», но таких, которые обеспечивали бы свое функционирование и проживание заключенного в них контингента за счет его же труда.
Кстати, «принуждение» не стоит воспринимать, как наличие неких «надсмотрщиков с батогами» - как на плантациях, где трудились чернокожие (да и остальные тоже) рабы. Как минимум, на первых порах (пока немалую роль в системе ИТК не стали играть «воры», взявшие на себя функции «стимуляторов» для работы «мужиков» и «политических») этот самый «принудительный труд» обеспечивался всего лишь обречением «отказника» от работы на «штрафную пайку». 
Последнее, в общем, в некотором смысле даже более гуманно, чем известное еще с христианских времен «кто не хочет работать – тот пусть и не ест!» апостола Павла. Сам великий миссионер, кстати, праздным никогда не был – и зарабатывал на жизнь не проповедью, а физическим трудом, например, занимаясь пошивом палаток.  
Ну а «голод не тетка», как известно. Полу-голод – тоже. Не только в местах лишения свободы, кстати – но и в нашей повседневной, якобы «свободной» жизни. Где желающему «бить баклуши» этот самый голод быстро напомнит о необходимости заниматься общественно-полезным трудом – если он, конечно, не «мажор» или уже успевший «честно нажить непосильным трудом» средства для длительного существования в праздности. 
Вот и шло большинство даже поначалу настроенных на «отрицаловку» заключенных работать на благо революции. Тем более, что вскоре таким работающим (а не просто «сидящим») в качестве «премии» стало полагаться не только лучшее питание, кой-какой заработок – но и засчитывание срока наказания год за полтора. Тоже, кстати, не только «большевитское изобретение» – точно также стимулировалось в России привлечение к труду каторжан еще за добрый век-полтора до формального образования «зловещего ГУЛАГа».

***

Да-да, в той самой «пряничной» «России, которую мы потеряли», где, по мнению целого сонма разнородных ностальгирующих по ней персонажей, от либерал-западников до монархистов-«царебожников» – о ужас! – были не только «балы, шампанское, лакеи, юнкера и хруст французских булок». И даже не только тюрьмы, где заключенные занимались блаженным ничегонеделанием. Но и «каторги», где им приходилось трудиться и в подземных шахтах (или соляных копях), пахать на полях и даже работать на заводах. 
Да, в общем, и первая тюрьма на Соловках появилась еще во второй половине 17 века – сначала для церковных раскольников, противников «никонианской реформы» 1654 года. А потом там стали держать уже и обычных «политических» – что в других монастырях Руси практиковалось со времен даже не Ивана Грозного – а, наверное, наследников Ярослава Мудрого, когда в прежде единой стране наступила внутрикняжеская «свара», аутсайдеров которой приходилось как-то «выключать из политической жизни» без смертоубийства. Вот победители и «проявяли гуманизм» – принудительно постригая проигравших (часто – вместе с семьей) в монахи. А то и просто «гноя» в монастырских «послушниках поневоле» – без формального пострига.   
А так, во времена того же Петра Первого четко различить «тюремную» и «рыночную» экономику было ну очень сложно. Ну, правда, чем кардинально отличался безвозмездный труд крепостных крестьян на «барщине» у помещика (под страхом серьезной порки, продажи другому помещику – а то и вещей посерьезнее) – от принудительного труда на каторге?

***

К «мерам принуждения», кстати, относились не только «отдача в рекруты» слишком уж «ершистых» парней для последующей четверть-вековой солдатской службы, с минимальными шансами на выход в отставку при сносном здоровье. Хотя даже в этом случае, «свобода» в 40 с лишним лет означала лишь «доживание века» в унылой старости, да еще без спутницы жизни – кто ж выйдет замуж за почти старика по тогдашним временам?
Весьма действенным достижения покорности крестьян была и возможность… отправки их на каторгу! «Как так?!», - может подумать неискушенный читатель, ведь для этого ж преступление надо совершить?
Да как раз преступление, классифицированное по «Уложению о наказаниях» (тогдашнему УК) было для отправки в Сибирь совершенно не обязательно. Как, кстати, и приговор суда. 
Достаточно было и «административного решения» какого-нить «капитан-исправника» (начальника аналога современной районной полиции) – или даже «волостного схода». Куда входили местные «сельские шишки» (вроде старост) – и выбранные представители от каждых 10 дворов. И все – вполне «демократическим путем» не понравившегося парня (или даже девушку) могли отправить в ссылку или даже каторгу просто «волевым решением».
За что? Да за что угодно! Старосте (или просто местному «кулаку») не понравилось, что его дочка «неровно дышит» к бедному парню (а тот не хочет понять по хорошему, что «не по Сеньке шапка») – в Сибирь его! Безродная холопка влюбилась в купеческого сыночка – в Иркутске швейные мануфактуры тоже в рабочих женских руках нуждаются. Право, так критикуемое ненавистниками «преступного сталинизма» «ОСО» («Особое совещание», через которое в 30-е годы порой проводились приговоры помимо судов) явно «отдыхает».  
Нет, ну в Древних Афинах тоже была процедура «остракизма» – «отвержения» неугодных общественных или политических деятелей, например, с последующим изгнанием на 10 лет из города. Но – без конфискации имущества, то есть, с соседнем городе-государстве такой человек мог достаточно безбедно жить, пусть и не имея избирательно-гражданских прав. 

***

Зато в царской России не то, что каторга с ее принудительными работами, но даже обычная и вроде бы «неопасная для жизни» ссылка превращалась для многих в форменную «русскую рулетку» и завуалированную форму смертной казни.
Ведь добираться до «мест лишения свободы» приходилось пешком! А «столыпинские вагоны», названные так в честь знаменитого царского премьера Столипина, даже при нем, в начале 20 столетия, использовались для перевозки не «зеков» – а переселенцев в Сибирь, в рамках «столыпинской аграрной реформы».
Простые же «зеки» - что «каторжане», что ссыльные - шли туда пешочком. До 1827 года – так даже в кандалах, которые весили до 8 кг. Впрочем, еще гениальный русский писатель Федор Михайлович Достоевский, тоже немало отсидевший на каторге (ну как же – посмел с друзьями письмо опального Белинского к Гоголю прочесть!), вспоминал, что даже в бане приходилось мыться, будучи  «оплетенным железом».
И шли в Сибирь очень долго. В Якутию – так до 2,5 лет. В любую погоду – останавливаясь по пути, понятно, не в «5-зведочных» отелях -  а, в лучшем случае, сараях при постоялых дворах почтовых станциях и острогах. 
Смертность была, понятно, тоже сумасшедшая. Не от пуль охраны даже – от болезней, истощения. По воспоминаниям князя-анархиста Кропоткина, даже в 1881 году из более 2,5 тысяч детей до 15 лет, отправленных в сибирскую ссылку (всего лишь!) с родителями, до места дошло лишь ничтожное их меньшинство. Остальные умерли по дороге. 
Это так – для тех стенающих по ужасам ГУЛАГА и сталинских ссылок» кулаков и «репрессированных народов» («бандеровцев» и их пособников, например) которые, якобы, просто-таки «вымирали» в ходе отправки «по этапу». Только вот почему-то подавляющее большинство из них не только выжило – но и благополучно вернулось. И даже произвело себе «достойную смену» с «коричневым оттенком», которая успешно устроила на Украине в 2014 году нацистский переворот. 
А вот из полумиллиона ссыльных и каторжан, отправленных в Сибирь между 1825 и 1835 годом (декабристы, участники Польского восстания, проч) самые искушенные историки-архивисты смогли найти следы от силы двухсот тысяч человек. Не обязательно вернувшихся в европейскую часть России – просто выживших, пусть и оставшихся в Сибири на положении уже вольных поселенцев. 

***

Так будем и дальше ужасаться «ужасам сталинского ГУЛАГа»? И «30 миллионам» его то ли «погибших», то ли просто находившихся там «узников»? 
Да полноте – даже ультралиберальная «Комиссия по реабилитации» от горбачевского прихвостня Яковлева реабилитировала поименно 637 тысяч человек. Это из 3,8 миллиона осужденных по «политическим» статьям за 33 года, с 1921 по 1953 год. 
Правда, еще около 700 тысяч выпустили из мест заключения в хрущевские времена. Но реабилитировано из них было всего-то около 15 тысяч – остальным просто «скостили сроки».
Все равно, около 3 миллионов «политзеков» – это много? Так ведь среди них были и настоящие преступники, те же полицаи, «власовцы», бандеровцы, «лесные братья» и прочие эсесовцы из Прибалтики, среднеазиатские «басмачи», гитлеровские военные преступники и прочие «всякие твари по паре» тоже! Их что, «тиран Сталин» тоже «невинно репрессировал»?!
А, он же «сделал за счет ГУЛАГа ускоренную индустриализацию»? Ага, почти исключительно за счет аж полумиллиона «зеков» в самом напряженном для великих строек Страны Советов 1934 году – на фоне имевшихся в ней тогда 120 миллионов рабочих рук на свободе. Меньше полпроцента - даже на вызывающую уважение «статистическую ошибку» не тянет.
Да, к 1938 году количество заключенных в ГУЛАГе (в первую очередь за счет «художеств» наркома НКВД Ежова (изверга и алкоголика, который вскоре получил за это свою застуженную пулю в лоб по приговору Верховного Суда) достигло было 2 миллионов. Но даже эта цифра в сравнении со 120 миллионами – это меньше 2%. 

***

Тем более, что рабочая сила в лагерях была по большей части не только «немотивированной» – но и неквалифицированной. Ведь вопреки усиленно тиражируемым либеральным мифам о том, что «Сталин сажал всех подряд за «10 колосков» и анекдоты про себя», репрессиям подвергались в первую очередь представители тогдашней «элиты». 
«Зажравшиеся» партчиновники и хозяйственники, военные, грезившие о «перманентной революции» - и самоубийственной для молодого Советского государства войны со всем остальным миром. Разные там «деятели пролетарской культуры» - на манер «пролеткультовцев», затравивших до самоубийства Владимира Маяковского – и прочая псевдо-интеллигентская «шушера», никогда не бравшая в руки инструмента, тяжелее перьевой ручки. 
Так что рассчитывать установление таким «контингентом» «стахановских рекордов», которые и позволили поднять ВВП СССР за годы довоенных пятилеток в 6,5 раз (абсолютный мировой рекорд за всю историю человечества!) было бы просто наивно. Основной расчет был просто на то, чтобы не кормить по большей части настоящих врагов Советской власти за счет честных тружеников – вот и все. 

***

А настоящий «Гулаг», на самом деле, был успешно построен совсем на другом конце земного шара – в США. Нет, речь идет даже не о таких вопиющих примерах, как заключение в концлагеря без суда и следствия более 300 тысяч этнических японцев, законных американских граждан – во время войны с Японией. 
Имеется в виду именно принудительный труд заключенных в современных американских тюрьмах – число которых увеличивается год от года.
Вот несколько показательных цитат из соответствующих источников.  
https://masterok.livejournal.com/2925408.html

«В 1972 году в США было менее 300 тыс. заключенных. В 1990 году – уже 1 миллион. Сегодня США с более 2,3 млн. заключенных возглавляют список стран по количеству людей, находящихся в местах лишения свободы. Это четверть всех отбывающих наказание в мире (при доле США в мировом населении 5%). Цифра 754 заключенных на 100 тыс. человек делает США мировым лидером и по соотношению количества заключенных к общему количеству населения. 
Как утверждает американское специализированное издание «California Prison Focus», не было еще в истории человечества общества, которое держало бы в тюрьме столько своих членов. Цифры говорят, что в США находится в тюрьмах больше заключенных, чем в какой-либо иной стране – на полмиллиона больше, чем в Китае, хотя население этой страны в пять раз больше, чем в Соединенных Штатах. Советский ГУЛАГ 1930-х гг. выглядит очень бледно на фоне американского ГУЛАГа начала 21 века.»

Кстати, если высчитывать количество «узников американского ГУЛАГа» еще и условных и условно-досрочно освобожденных (условия жизни и труда которых если и отличаются от «ссыльных» царской и даже советской России разве что в худшую сторону), то к и так чудовищной цифре в 2,3 млн надо добавить еще 7,3 миллиона американцев. В общей сложности – почти 10 млн, 3 с лишним процента от всего населения и около 6% от населения трудоспособного. 
А вот еще цитата.

«Тюремная индустрия США выпускает 100% всех военных касок, форменных ремней и портупей, бронежилетов, идентификационных карт, рубашек, брюк, палаток, рюкзаков и фляжек для армии страны. Помимо военного снаряжения и обмундирования тюрьма производит 98% от рынка монтажных инструментов, 46% пуленепробиваемых жилетов, 36% бытовой техники, 30% наушников, микрофонов, мегафонов и 21% офисной мебели, авиационное и медицинское оборудование и многое другое.
В 2010 только две частные тюремные корпорации, где содержится каждый 10-й заключенный США, получили $3 млрд. прибыли.»

После такой информации, почитателям марксизма-ленинизма в части «исторического материализма», действительно, надо смиренно признать, что кое в чем его основатели были неправы. В частности – в утверждении, что «рабский труд недостаточно производителен, потому и сошел с мировой арены». 
И советское руководство, понимая этот логичный тезис, тоже не стремилось решить за счет труда заключенных сколь-нибудь важные и масштабные экономические задачи. Кстати, практически того же мнения, задолго до появления марксизма, придерживалось и большинство «заводчиков» царской России – всеми силами отказывавшихся от навязываемой ими правительством якобы «дармовой», а на деле неэффективной «каторжной рабочей силы», предпочитая труд вольнонаемных.
Но вот, оказывается, в «цитадели свободы и демократии» смогли-таки доказать, что Маркс с Энгельсом были неправы! И добиться настолько значительной эффективности фактически рабского труда американских заключенных, что местные корпорации буквально «выстраиваются в очередь» за право открыть свою «частную тюрьму». Воистину, перефразируя известное выражение о большевиках, «нет таких крепостей, который не смогли бы взять американские либерал-рыночники». Точнее – якобы либералы, и якобы рыночники…
А как же быть с якобы столь вожделенной для них «свободой и демократией»? Которую Вашингтон столь усердно продвигает во всем мире – что несчастные «облагодетельствованные» им страны если не распадаются, как Ливия и Югославия – то находятся на грани распада, как Украина после цветного мятежа. Ведь свобода ж, кажется, несовместима с принудительным трудом, не правда ли?
Так эта дилемма решается «гегемонами демократии» предельно просто! В их Конституции 13-я поправка содержит ма-аленькую такую оговорочку: 
«Рабство и насильственное принуждение к работе, за исключением наказания за преступление, должным образом осужденное, не должны существовать в США»
То есть, переводя на общепонятный язык – «рабства, вообще-то, нельзя допускать – но если очень хочется – то можно».
Остается лишь в очередной раз удивиться беспредельному лицемерию и цинизму – не только американских «демократов», но и пригретых ими холуев, от «разоблачителя советских преступлений» Солженицына до современных «грантоедов» и «защитников прав человека». Которые вот уже больше полувека раздувают лживый миф о «сталинском ГУЛАГе» – уникальной в истории человечества «супер-тюрьме». При этом не замечая, что точно по таким же принципам строилась и продолжает строиться «пенитенциарная система» в подавляющем большинстве стран мира. 
И картинно возмущаться исключительно советским опытом на этот счет – все равно, что показывать пальцем на обладателя двух рук, двух ног, носа, глаз (в общем, атрибутов любого нормального человека) – как на какое-то постыдное и редчайшее явление. 

Похожие публикации

.

Как Горбачев «сдал» Западу Восточную Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как Вашингтон и Лондон попытались украсть у СССР Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как большевики освободили крестьян от средневекового рабства

Юрий НОСОВСКИЙ