«Двадцать второго июня ровно в четыре часа...»

Песня Великой Отечественной войны. Впервые она прозвучала в июне 1941 года в Киеве, когда красноармейцы уходили на фронт. «Киев бомбили, нам объявили // Что началася война». Исполненная на мотив знаменитого «Синего платочка» Ежи Петербургского, песня быстро стала известной, её стали считать народной. Автор слов Борис Ковынёв как-то забылся. 

А сказал он вроде бы просто, но так страшно о начале войны: «Война началась на рассвете // Чтоб больше народу убить. // Спали родители, спали их дети // Когда стали Киев бомбить». 

Одним из первых исполнителей песни стал популярный советский киноактёр и певец Марк Бернес (родился в Нежине Черниговской области Украины). Глухим голосом он рассказывал о тяжёлых боях, отступлении Красной армии и бесчинствах врага на родной украинской земле: «Врагов шли большие лавины, // Их не было сил удержать, // Как в земли вступили родной Украины // То стали людей убивать». 

Его негромкий голос дышал ненавистью к захватчикам и уверенностью, что в смертельной схватке с врагом украинский народ обязательно выстоит: «За землю родной Батькивщины // Поднялся украинский народ. // На бой уходили все-все мужчины, // Сжигая свой дом и завод».

***

Немецкая авиация впервые бомбила Чернигов 27 июня 1941 года. Одиночный «юнкерс» свободно пролетел над железнодорожным вокзалом и сбросил бомбы на железнодорожные пути и артель «Химпрод», выпускавшую военную продукцию. Разведка у немцев работала хорошо, они знали, где и что нужно бомбить. Чёрные клубы дыма окутали станцию и артель. Военные и гражданские сбежались тушить пожар. Первые убитые и раненые. Это была только прелюдия трагедии, разыгравшейся через два месяца. 

Чернигов замер в тревожном ожидании. Улицы заполнили беженцы из западных районов Украины. Многие жители эвакуировались, а кто остался, заклеивали крест-накрест бумагой оконные рамы, чтобы не вылетели стёкла во время бомбёжки. Город готовился к худшему... 

15 августа 1941 года черниговцы стали свидетелями воздушного боя советского истребителя И-16 с немецким бомбардировщиком. Лётчиком истребителя был лейтенант Георгий Баченков, уроженец Смоленщины (через много лет после войны это выяснили черниговские краеведы). Расстреляв все патроны, он пошёл на таран и врезался в правое крыло немецкого бомбардировщика. Повреждённый «немец» до своего аэродрома не дотянул, экипаж попал в плен. 

Баченкову тоже пришлось выпрыгнуть с парашютом. Это оказался уже третий его таран с начала войны, а 27 августа он вылетел на очередное боевое задание с аэродрома под Черниговом и не вернулся. Обстоятельства его гибели остались неясными. 

В воскресенье 23 августа, уже под вечер, в городе завыли сирены. Бомбардировщики со свастикой подлетали к Чернигову с севера, со стороны Гомеля. Их было так много, что они закрыли всё небо. Огонь советских зениток оказался неэффективным. Бомбардировщики, не нарушая строй, стали методично сбрасывать зажигательные бомбы. Центр и северная городская окраина сразу вспыхнули. 

Люди прятались в заранее выкопанных глубоких щелях, здесь была хоть какая-то надежда на спасение. Многие побежали в приспособленные под бомбоубежища подвалы кирпичных двух-трёхэтажных домов. От взрывов рушились здания, горящие обломки заваливали вход в подвалы. 

Юнкерсы трое суток пунктуально — каждые полчаса — сбрасывали зажигательные, фугасные и осколочные бомбы на Чернигов. Огненный смерч превратил город в сплошные развалины, он стал братской могилой для многих черниговцев и беженцев, пытавшихся укрыться в подвалах. Когда 9 сентября гитлеровцы вошли в город, они долго обходили стороной дома, где из-под руин шёл тошнотворный запах. 

Немецкая авиация превратила Чернигов в сплошное пепелище. Он стал одним из самых пострадавших в Великую Отечественную войну городов Советского Союза. По печальной статистике был 4-м по после Сталинграда, Севастополя и Воронежа. 

Столько злости выместили гитлеровцы на небольшом областном центре Украины (до войны в Чернигове проживало 68 тыс. жителей), не представлявшим большого интереса для их военной кампании 1941 года. Не удалось им с ходу захватить Киев, пришлось его окружать, идти в обход через Чернигов. 

Оккупанты уничтожили 70 % жилого фонда, а 30 % оставили для своих солдат. Нужно же было захватчикам где-то жить, чтобы насаждать свой нацистский порядок среди оставшихся в городе жителей. 

***

Немцы подошли к Чернигову сразу с двух сторон: по дороге из Гомеля и Новгорода-Северского. Части 5-й армии генерал-майора М.И. Потапова ожесточённо оборонялись, но силы были неравными. Город пришлось оставить. 

Драматичной оказалась судьба Михаила Ивановича Потапова (1902-1965). При отступлении он попал к немцам в плен и всю войну провёл в немецких концлагерях. В плену вёл себя мужественно, как настоящий советский генерал. На сделку с немцами и своей совестью не пошёл. После войны был восстановлен в звании, продолжил службу, стал генерал-полковником. 

Отход Красной армии с восточной городской окраины прикрывал пулемётный расчёт из нескольких бойцов. Старшим был Кувытченко Ксенофонт Николаевич, уроженец Ростовской области. Пулемётчики заняли удобную позицию на пригорке и несколько часов сдерживали наступавших немцев. Они положили немало врагов. Озверевшие гитлеровцы забросали красноармейцев гранатами, а уже мёртвых искололи штыками. 

Местные жители подобрали растерзанные тела и захоронили на кладбище, расположенном на высоком холме. Над дорогой, которую они прикрывали. Солдаты с честью выполнили свой долг, ценой собственной жизни задержали немецкое наступление. Это позволило частям Красной армии организованно отойти от Чернигова и занять новые рубежи. 

В конце прошлого столетия негодяй разбил памятники на могилах героев. Его быстро нашли, он слезно каялся и обещал всё восстановить за свой счёт. Сегодня могилы ухожены, город помнит своих героев, оборонявших его от врага в сентябре 1941 года. 

В начале сентября 1941 года под Черниговом шли тяжёлые оборонительные бои. Лет через двадцать лет после войны недалеко от города на колхозном поле нашли оружейную маслёнку с запиской. Красноармеец Павлов писал, что их было четырнадцать человек. На них пошли немецкие танки, потом завязалась рукопашная. «Мы боролись до последнего патрона, до последнего вздоха… вскоре нас осталось трое, а затем я остался один. И вот пишу записку. Просьба, если кто найдет ее, передать родным, что их сыновья погибли геройски". Ныне эта записка хранится в черниговском историческом музее.

Героизм воинов Красной армии был беспримерным. Гитлеровцы на подступах к Чернигову несли большие потери. Красноармеец с пулемётом засел на старой раскидистой иве возле дороги. Когда по ней проходили гитлеровцы, он положил много врагов. Немцы в ярости взорвали дерево и изрешетили смельчака из автоматов.

Не все советские бойцы сумели удачно выйти из города, многие попали в окружение. Две дивизии пытались прорваться с боем возле села Шестовица на берегу Десны, но были в упор расстреляны немцами с высотки, господствующей над местностью. Девять красноармейцев  долго отстреливались из оврага. А когда боеприпасы закончились, все застрелились. 

Под селом Коты (теперь это окраина Чернигова) красноармейцы пытались остановить немцев, идущих со стороны Гомеля. Много их полегло здесь, и некому было похоронить. Части Красной армии, упорно обороняясь, отступали. Когда затихла стрельба, женщина, жившая на краю села, вышла из дома и увидела убитого красноармейца. Она похоронила его в своём саду. 

В 1967 году останки воина торжественно перезахоронили в могиле Неизвестного солдата на древнем черниговском кладбище на Болдиной горе. И зажгли Вечный огонь. На 40-летие победы в Великой Отечественной войне под Болдиной горой открыли мемориал Славы. В память воинов, оборонявших Черниговщину в 1941 году и освобождавших её осенью 1943 года. 

Два года немцы насаждали свой оккупационный порядок в Чернигове. За это время они замучили и расстреляли более 52 тысяч военнопленных и мирных советских граждан. Среди них много было евреев и 5 тысяч цыган, согнанных со всей Черниговской области. В черниговской психбольнице немцы уничтожили всех больных, а на её территории устроили концлагерь.

Три дороги смерти вели из черниговской тюрьмы на окраины города, где немцы и полицаи регулярно, два раза в неделю, расстреливали советских людей. Во всех этих местах теперь стоят памятники. Только в черниговской тюрьме они расстреляли 3 тысячи человек. Здесь же, на тюремном дворе, и закопали. После войны останки расстрелянных были перезахоронены на одном из черниговских кладбищ.

Не забыт подвиг солдат Великой Отечественной войны в Чернигове. В памятные дни — 9 Мая и 22 июня — на могиле Неизвестного солдата всегда горит Вечный огонь (давно уже прошло то время, когда Вечный огонь горел постоянно), а люди несут цветы. Так было в этом году 9 Мая, так будет в этом году и 22 июня. 

Советская Украина потеряла 8 млн своих граждан во Вторую мировую войну. Все они бесстрашно боролись с врагом в рядах Красной армии, в партизанских отрядах и подпольных организациях. А многие украинцы были просто патриотами своей родины, они ненавидели оккупантов и боролись с ними в одиночку — на свой страх и риск. Так, как только могли. 

Такими были молодые черниговцы Василий Мищенко и Николай Гринёв. Они захотели расправиться с предателем из местных, но выдали себя неумелой слежкой за ним. После жестоких допросов немцы повесили их в центре города. 

22 июня 1941 года — чёрная дата в истории СССР. В украинской истории тоже. И хотя теперь Украина совсем другая, многие украинцы (у кого не отшибло память в связи с декоммунизацией украинского общества) помнят воинов Красной армии, своих родственников и земляков, боровшихся с жестоким и беспощадным врагом в 1941-1945 годах. 

Постскриптум. В статье использованы материалы из книг участника Великой Отечественной войны, Почётного гражданина города Чернигова Герарда Алексеевича Кузнецова: «Растерзанный Чернигов, или юность, опалённая войной» (Чернигов, РИК «Деснянська правда», 2005); «Край непокорённый» (Чернигов, издатель Брагинец О.В., 2018).

5
1
Средняя оценка: 2.65625
Проголосовало: 32