Как подружились Гаррий Бонифатьевич и Сильвестр Стаканович (миниатюра из серии «Читая Хармса»)

Гаррий Бонифатьевич Булкин сидел на скамейке у железобетонного забора и аккуратно пожирал варёное яйцо. Мимо проходил Сильвестр Стаканович Сталлонов. Его мужественное лицо выражало решимость и презрение к жизненным невзгодам, потому что его только что выгнали с очередной работы за очередное появление на этой работе в пьяном виде. Поэтому Сильвестр Стаканович, несмотря на решимость и презрение, пребывал всё-таки в расстроенных чувствах, которые не могло исправить даже посещение пивной, куда он зашёл по пути с работы (теперь уже бывшей) домой, где он попытался утешиться ста пятьюдесятью граммами водки, кружкой пива и ириской «Кис-кис».
– Ага! – вскричал Сильвестр Стаканович, увидев Гаррия Бонифатьевича, – ты ещё и яйца жрёшь! – и своим могучим кулаком задвинул ему прямо в его довольную морду. 
Гаррий Бонифатьевич упал со скамейки и получил сотрясение мозга со смещением правого предплечья. Пустячок, но всё равно неприятно.

На следующий день Сильвестр Стаканович пришёл в больницу, чтобы навестить Гаррия Бонифатьевича.
– Ты прости меня, товарищ, – сказал он проникновенно и в знак своего раскаяния опустил свою бедовую голову.
– «Прости»… – ехидно (впрочем, совершенно беззлобно) передразнил его Гаррий Бонифатьевич, на всякий случай пряча голову под матрац. – Каждого прощать – сломается кровать! Думаешь, не больно было ввинчиваться башкой в забор? Он же железобетонный! Смотри, какая шишка!
Гаррий Бонифатьевич вылез из-под матрица и придвинул Сильвестру Стакановичу свою распухшую с одной стороны (с той, где висело правое ухо) голову. Сильвестр Стаканович опасливо и, одновременно, брезгливо покосился на голову, потом осторожно к ней придвинулся, наклонился, сложил губы дудочкой и ласково на голову подул.
– Теперь не больно? – заботливо спросил он Гаррия Бонифатьевича.
– Ага. Щас! – бесстрашно ответил тот. – Меня врачи, можно сказать, спасли с того света, а ему «не больно»!
Тогда Сильвестр Стаканович, опасливо оглянувшись по сторонам (нет ли рядом врагов?), полез рукою за пазуху (свою пазуху. Не Гаррия Бонифатьевича.) и вытащил оттуда начатую пол-литру (он не удержался от соблазна и немножко отпил по дороге в больницу).
– Вот это другое дело! – обрадовался Гаррий Бонифатьевич и вытащил из-под подушки стакан…

С тех пор они стали лучшими друзьями, даже несмотря на то, что Сильвестра Стакановича по-прежнему периодически выгоняли с работ за появление на них в пьяном виде, а Гаррий Бонифатьевич регулярно пожирал варёные яйца. Потому что настоящая мужская дружба гораздо важнее всяких выгонов с работ и всяких варёных яиц.

Художник: В.С. Любаров

5
1
Средняя оценка: 2.66667
Проголосовало: 39