Поэт и «Медная Венера»

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ Александра Сергеевича Пушкина и графини Аграфены Фёдоровны Закревской (урождённой Толстой) хотя и не были длительными, тем не менее, оставили глубокий след в жизни и творчестве великого поэта. 
…Год 1828-й выдался для Пушкина не особо-то радостным. Он обратился к графу А.Х. Бенкендорфу с просьбой исхлопотать у императора разрешение на поездку в Париж или в Италию, но ответ был отрицательным. Вместо этого перед Александром Сергеевичем замаячила угроза очередной ссылки: до властей дошло дело об озорной, если не сказать – непристойной, поэме «Гавриилиада». 
«С самого отъезда из Петербурга не имею о тебе понятия, - писал ему князь П.А. Вяземский 26 июля 1828 года, - слышу только от Карамзиных жалобы на тебя, что ты пропал для них без вести, а несётся один гул, что ты играешь ни на живот, а на смерть. Правда ли? Ах! голубчик, как тебе не совестно».   
Играть безудержно Пушкин начинал тогда, когда дела решительно не шли на лад. Смутно было у него и на сердце, которое он делил между двумя дамами: Анной Олениной и Аграфеной Закревской.  Причём обе они и его отношение к ним были настолько различны, что сии любови вполне могли развиваться параллельно. 

С ВЕСНЫ того года поэт становится завсегдатаем в петербургском доме Олениных и на их даче в Приютине. Примерно тогда же граф Арсений Андреевич Закревский вступает в должность министра внутренних дел, и его супруга, столь давно лишённая возможности царить в блестящих салонах, с упоением завертелась в вихре светских удовольствий. Она и прежде была весьма популярна (дамы сплетничали о ней, а кавалеры увивались вокруг неё), но теперь «госпожа министерша» сделалась особенно часто приглашаема всеми подряд.  
Лето она кочевала с одной дачи, где проводила время столичная знать, на другую. И вот где-то на этих дачах и пересеклись их пути с Пушкиным, и вскоре её античная фигура уже была начертана на полях черновика «Полтавы». Тогда же возникает знаменитое стихотворение «Портрет»: 

С своей пылающей душой,
С своими бурными страстями,
О жёны севера, меж вами
Она является порой
И мимо всех условий света
Стремится до утраты сил,
Как беззаконная комета
В кругу расчисленном светил.

Нужно сказать, что великолепная Аграфена обладала пылким и неуравновешенным характером, презирала светские условности и свободно относилась к брачным обязательствам. При этом отличалась весёлостью, добротой, желанием помочь всем и каждому. А её уникальная красота – монументальные формы, тёмно-рыжие, искристые волосы, огненные глаза, дерзкий разлёт бровей, смуглая кожа - так и просилась на холст! И лучше всех внешность Аграфены Фёдоровны передаёт портрет, писанный англичанином Джорджем Доу. 
Пушкин этот холст, несомненно, видел. Дело в том, что картина затерялась, и известно о ней было лишь со слов племянницы Закревской да по гравюре Егора Гейтмана. Но здесь изображение отзеркалено, а у Александра Сергеевича – как на оригинале Доу. Оригинал обнаружился в 1997-м - всплыл на аукционе Сотбис (известно, что картину сюда предложили дальние родственники Закревских, но их бельгийские потомки ничего об этом не знают), а ныне находится в частном собрании, в Германии.  

ВСКОРЕ пушкинский «двойной роман» уже вовсю обсуждался его друзьями. Тот же Вяземский сообщал супруге: «День 5 мая я окончил  балом у наших Мещерских. С девицей Олениной танцевал я попурри и хвалил её кокетство… Пушкин думает и хочет дать думать ей и другим, что он в неё влюблён, и вследствие моего попурри играет ревнивого. Зато вчера на балу у Авдулиной он совершенно отбил меня у Закревской, но я не ревновал».    
 А Оленина сообщает всем кому не лень, что Пушкин ухаживает не только за ней, но и за Закревской: «Приехал Пушкин, или Red-Rower, как я его прозвала. Он влюблён в Закревскую. Всё об ней толкует, чтобы заставить меня ревновать, но при том тихим голосом прибавляет мне разные нежности». 
В Аннету Оленину поэт и впрямь был влюблён, однако в его восприятии она всегда оставалась «ангелом чистым, безмятежным». «Живая красота» Закревской делала с ним обычное дело – «влекла всесильно».   
«Я пустился в свет, потому что бесприютен, - пишет он Вяземскому, намекая, что теперь в Приютино путь ему заказан, поскольку все Оленины были решительно против его ухаживаний. – Если бы не твоя Медная Венера, то я бы с тоски умер. Но она утешительно смешна и мила. Я ей пишу стихи. А она произвела меня в свои сводники…»
Впрочем, зная репутацию Закревской, Пушкин не собирался тратить время на пустые воздыхания перед ней, как это делал, например, поэт Евгений Боратынский. Ведь у Аграфены Фёдоровны все романы носили исключительно эротический характер. Пушкин не стал здесь исключением. И, положа руку на сердце, она не шла ни в какое сравнение с былыми его возлюбленными. Вообще во всём мире не было женщины, равной ей! Александр Сергеевич, далеко не новичок в этом деле, - и он отступал в смущении перед её сатанинской чувственностью.  

Твоих признаний, жалоб нежных
Ловлю я жадно каждый крик:
Страстей безумных и мятежных
Как упоителен язык!
Но прекрати свои рассказы,
Таи, таи свои мечты:
Боюсь их пламенной заразы,
Боюсь узнать, что знала ты!

(«Наперсник, 1828)

Любовь была мучительная и бурная, ревность поэта клокотала, как огнедышащий вулкан, а уж наша героиня умела давать к ней повод, вернее, поводы. По воспоминаниям её племянницы М. Ф. Каменской, Закревская однажды до того довела своего нового поклонника, что он на одном из раутов (у Соловых) прилюдно вцепился ногтями в её обнажённую до плеча руку и оставил там заметные следы.  
В общем, зацепила великолепная Аграфена существо великого поэта. Да как зацепила! Во взбаламученных чувствах Пушкин пишет Елизавете Михайловне Хитрово, его давнишней почитательнице и преданной защитнице: «Хотите, я буду совершенно откровенен? Может быть, я изящен и благовоспитан в моих писаниях, но сердце моё совершенно вульгарно и наклонности у меня вполне мещанские.  Я по горло сыт интригами, чувствами, перепиской и т.д. и т.д. Я имею несчастье состоять в связи с остроумной, болезненной и страстной особой, которая доводит меня до бешенства, хотя я люблю её всем сердцем. Всего этого слишком достаточно для моих забот, а главное - для моего темперамента». 
Вот так. Но уже через несколько месяцев эта страсть начала постепенно угасать, поскольку Александр Сергеевич всерьёз увлёкся юной Наталией Гончаровой и стал подумывать о женитьбе. Да ведь и Закревская смотрела на Пушкина только как на милого забавника, и впоследствии, говорят, гордилась тем, что некогда сумела покорить сердце всероссийской знаменитости. 

НО самого поэта образ «Медной Венеры» не отпускал. Для начала она промелькнула в главе VIII «Евгения Онегина», там, где на балу Онегин видит преображённую Татьяну. 

Она сидела у стола
С блестящей Ниной Воронскою,
Сей Клеопатрою Невы;
И верно б, согласились вы,
Что Нина мраморной красою
Затмить соседку не могла,
Хоть ослепительна была.

Примерно в тот же период он пишет два наброска будущих сочинений: «Гости съезжались на дачу…» и «На углу маленькой площади…» Главной героиней в обоих выступает именно Закревская. Правда, зовут её иначе – Зинаида Вольская.  
В «Гостях…» полным-полно раскавыченных цитат из житейских разговоров Пушкина и Закревской. А отношения Вольской и некоего Минского – отношения Аграфены Фёдоровны и Александра Сергеевича, как последний обозначил их в письме Вяземскому. «Я просто её наперсник или что вам угодно, - отвечает Минский на вопрос собеседника. – Но я люблю её от души – она уморительно смешна».  
Тут и там встречаются аллюзии с пушкинскими стихами – особенно с «Портретом».
Во втором наброске мы снова видим Аграфену Закревскую в образе «бесчарной Цирцеи». Первая молодость сей прекрасной дамы (Зинаиды) уже прошла, но однажды она решила полностью изменить свою жизнь, поддавшись зову страсти.  
Далее (в середине 30-х годов) появился неоконченный роман «Египетские ночи», одной из главных героинь которого является легендарная царица Клеопатра. Прототипом её многие (например, Н.В. Путята) определённо считали Закревскую. На страницах этого произведения, кстати, обрисованы и иные светские знакомые Пушкина. Так, в виде непосредственной дамы, помогшей  растерявшемуся итальянцу-импровизатору выбрать тему для  выступления, угадывается графиня Долли (Дарья) Фикельмон. А в самом итальянце, с его бледным челом и грустными чёрными глазами, можно угадать Евгения Боратынского, чья романтическая внешность всегда была предметом тайной зависти Пушкина, не отличавшегося, как нам известно, красотой. 
А вот ещё один отрывок - «Мы проводили время на даче…» Не исключено, что под именем Вольской тут опять-таки выведена Закревская.   

ИТАК, тесное общение поэта и прекрасной графини почти прекратились уже к началу 1829 года. Арсений Андреевич Закревский вскоре вышел в отставку по причине расстроенного здоровья, как гласила официальная версия, и после того почти семнадцать лет жил частным лицом. Он занимался устройством домашних дел и управлением имениями своей супруги. Поэтому чета Закревских много времени проводила в деревне, лишь наездами посещая  Петербург и Москву, а иногда отбывая за границу.       
Когда же до Аграфены Фёдоровны дошла весть о гибели Пушкина, она пришла проститься с ним в склеп церкви Спаса Нерукотворного образа (Конюшенной). И, по преданию, провела там всю холодную февральскую ночь накануне отправки тела поэта в Святогорский   монастырь, рыдая и признаваясь Александру Сергеевичу в любви. 

*  *  *

ЗАКРЕВСКИМ долгое время принадлежала великолепная усадьба Ивановское под Подольском, вошедшая ныне в черту города и ставшая Федеральным музеем профессионального образования – филиалом Московского политехнического университета в г. Подольске.   
И вот 18 мая текущего года здесь – уже в восьмой раз – прошла большая и красочная акция «Ночь музеев», гостями которой стали сотни подольчан и гостей города.  

      

Открывая мероприятие, директор музея Рафек Абдулхаеров и руководитель акции Ольга Казацкая подчеркнули, что всероссийская «Ночь» год от года собирает в Ивановском всё большее число посетителей, а музейщики стремятся показать им новые программы, найти единомышленников и спонсоров, дабы совместными усилиями сохранить уникальный архитектурно-парковый ансамбль. 
Нынешняя тема акции – «Элементы» - отражала необычайное  разнообразие подготовленной программы. Гости, как взрослые, так и дети, могли выбрать себе «площадку» (их было целых 15) по своему вкусу. 
Каждую мы описывать, разумеется, не станем, остановимся на самых значительных. 
Так, две замечательных 45-минутных экскурсии по музейным залам  провели: экскурсовод Татьяна Кочкина («Владельцы усадьбы») и заведующий экскурсионно-просветительским отделом Наталия Чекръчиева («Виражи судьбы графа А.А. Закревского»). 
В главном (Каминном) зале состоялась лекция «Образ личности гения» (из цикла «Тайна гения – тайна человека: парадоксы гениальности»), каковую провёл доктор философских наук, профессор Сергей Чернов. 
Немало радости доставили гостям праздника выступления музыкальных коллективов: фольклорного ансамбля «Истоки», струнного камерного ансамбля «Comerato» ДМШ РАМ имени Гнесиных и ДМШ имени М.Л. Ростроповича (руководитель Г.С. Терехова) и Творческого Объединения Музыкантов «АДВАНС».  
До позднего вечера в парадном дворе демонстрировались ретро-автомобили от местного клуба любителей старинных авто «Ретромобиль». 

ОДНОЙ из ведущих тем этой «Ночи» стала пушкинская.
«Мой Пушкин…» - так называлась программа, подготовленная народным артистом России, актёром Государственного Малого театра Вячеславом Езеповым. Он прочитал ряд стихотворений поэта и отрывки из «Маленьких трагедий», а также рассказал, как, собственно,  в его жизнь «вошёл» Пушкин.
Бесспорно, «ударным» номером оказалась литературно-музыкальная программа «Пушкин и Медная Венера», приуроченная к 220-летию со дня рождения гениального поэта и Аграфены Закревской. 
Автором сценария этого необычного жанра выступила Ольга Почекина – музыковед, заведующая методическим отделом музея, член Союза журналистов России. Нужно отметить, у неё весьма богатый опыт выступлений в качестве лектора-музыковеда и ведущей на концертных площадках, как в нашей стране, так и за рубежом. Только на базе музея в Ивановском Ольга Геннадьевна подготовила и провела свыше двадцати литературно-музыкальных мероприятий.
Сценарий программы, представленной 18 мая, представляет собою развитие более ранней композиции «Вспоминая «Медную Венеру», которая впервые была показана музеем в 2014 году во Флорентийской консерватории имени Луиджи Керубини, а затем в Российском центре науки и культуры в Риме.  
 В центре сценария – 1828 год в пушкинской жизни и то, как влюблённость в графиню Закревскую повлияла на его творчество. Слово и музыка выступают тут как равноправные «партнёры», раскрывающие заявленную тему. 
Предваряло действо аудиозапись одной из красивейших тем киномузыки Альфреда Шнитке, и под эти же звуки взвился занавес и выходили исполнители. А двенадцать филигранно подобранных сценаристкой романсов исполнила заслуженная артистка России, солистка театра «Геликон-опера» сопрано Алиса Гицба, покорившая слушателей прекрасным голосом и безупречным мастерством. Романсы – это не только портреты героев, но и драматургия их отношений. Среди известных сочинений М.И. Глинки, А.С. Даргомыжского, П.И. Чайковского, Н.А. Римского-Корсакова, А.Е. Варламова, П.П. Булахова прозвучал и очень редко исполняемый  романс Цезаря Кюи «Наперсник», текст которого – единственное положенное профессиональным композитором на музыку стихотворение Пушкина, посвящённое А.Ф. Закревской. Кульминацией же стал драматичный романс того же Кюи «Сожжённое письмо». 
Концертмейстер этой программы Сергей Чечётко (прекрасный музыкант и знаток сцены) позднее признался, что получил огромное удовольствие, участвуя  в предложенном Ольгой Почекиной столь оригинальном концертном жанре.

АКЦИЯ «Ночь музеев» завершилась за полночь и даже, как отозвалась одна из гостий, «луна загляделась на происходящее в усадьбе. Дух Пушкина и графини Закревской был с нами».
В заключение отметим, что мероприятия в честь пушкинского юбилея будут продолжены в Ивановском и дальше, в течение июня. 
Так, 9 числа состоится открытие выставки рисунков рано ушедшей московской художницы Нади Рушевой, создательницы незабываемой «Пушкинианы», и выступление, как во времена Закревских, актёров Малого театра. 
Далее планируется проведение новой программы «Пушкин. Музыка. Эпоха», где прозвучат малоизвестные произведения на стихи поэта, созданные при его жизни. У зрителей будет возможность услышать романсы и песни, которые мог слышать и сам Александр Сергеевич. 
Еще две «пушкинские» акции с участием замечательных музыкантов  пройдут в конце месяца. Это концерт вокальной музыки «Как гений чистой красоты…» и своеобразный концерт-детектив «Тайны вселенной «солнца русской поэзии».