Эпическая битва жабы с гадюкой, или К вопросу о «дематюкации» Украины

Любила жаба гадюку… Хотя в оригинале этого крылатого выражения речь идет не столько о любви, сколько о противоестественной половой связи земноводного и пресмыкающегося.

«Врач евромайдана», вознесенная украинским госпереворотом до Верховной Рады Ольга Богомолец, и урожденная в Детройте Ульяна Надежда (она называется себя Уляна и Надия) Супрун, в девичестве Юркив, вознесенная тем же госпереворотом до статуса хронического и. о. «министэрки» здравоохранения Украины по прозвищу Доктор Смерть.

Первая грустит, что ей придется покинуть украинский парламент, а вторая активно не хочет покидать свое, хоть и и. о., но министерское кресло.

Кто из них жаба, а кто гадюка разобраться весьма затруднительно.

В общем, одна из них, а именно Ольга Богомолец, придумала законопроект, который с ходу получил народное название «о дематюкации».

Этот закон предполагает штрафы за за матерную ругань в аудиовизуальном виде. Причем не только на ТВ, но и просто в Интернете, к примеру, в личном видеоблоге...

Исключение составляют лишь фильмы. Причем, в законопроекте не оговорено, художественные или нет. То есть, если в документальном фильме прозвучит нецензурщина - это будет законно. 

Штраф для обычных людей - от 38 до 67 тысяч гривен. Альтернатива этому наказанию - от 40 до 60 часов общественных работ или исправительные работы на 1-2 месяца с отчислением 20% зарплаты. Еще одна альтернатива - административный арест на пятнадцать суток. 

Для публичных лиц эти взыскания увеличиваются. Штраф растет до от 72 до 96 тысяч гривен взыскания. Альтернативное наказание то же самое. 

Кто такая «публичная личность» - оговорено отдельно. По мнению Богомолец, это все, кто подпадает под действие закона об отмывании средств, полученных преступным путем и финансированию терроризма. То есть это, по сути, все политики.

Самый первый вопрос, который Богомолец получила от благодарного электората, звучал примерно так: «Уважаемая Ольга Вадимовна, какого мужского полового органа Вы все это придумали, если давным-давно, еще со времен СССР, наказание за нецензурную брань в общественных местах предусматривает статья админкодекса о хулиганстве». Также было высказано предположение, что мыслительный процесс при подготовке законопроекта происходил у нее где-то в области ягодиц.

Богомолец ответила, что придумала это «не как политик, а как врач, женщина, мать четырех детей и просто гражданка Украины» и даже обосновала в пояснительной записке.

Оказывается, «украинцам исторически была чужда примитивная грязная ругань. Она пришла в наш язык как заимствование из русской культуры. Ругань, которую на протяжении веков насаждали российские колонизаторы, сегодня «насаждают» в публичном пространстве и медиа».

«Принимать закон об украинском языке и не вычищать язык от совершенно не присущих украинской культуре... это не наше, не украинское, это еще один аспект. Украинцы никогда не матерились и не употребляли брань ниже пояса. Для Украины характерно совершенно другое пантеистическое измерение ругательства. Давайте возвращаться. Хотите материться – материтесь по-украински», - заявила Богомолец.

На вопрос журналистов, как именно, она ответила: «Бодай бы тэбэ когут копнув» (дословно по-русски «хоть бы тебя петух пнул»).

Вот тут-то возник вопрос. Ну, ладно, у поляков обсценная триада соответствует русской – они, как-никак, были частью Российской империи, и их материться колонизаторы заставили. Но почему же практически так же, если отбросить особенности произношения, ругаются сербы, болгары, чехи, словаки и все остальные славяне и прибалты?

Наверно, потому, что колонизаторы были настолько коварны, что проникли со своим матом в древнерусский, древнеславянский, правлавянский, прабалтославянский и даже в праиндоевропейский язык.

А может быть, лишь потому, что Богомолец всего лишь хотелось в очередной раз посеять рознь между русскими и украинцами и разделить не только их культуры, но и бескультурье. Хотя связанное с матерной бранью бескультурье когда-то таковым не было. Табуировал и исказил первоначальный смысл этой лексики, изначально связанной с языческим культом жизни, рождения и плодородия, приход христианства.

Весьма оперативно на лингвистические изыскания Ольги Богомолец отреагировала еще одна то ли жаба, то ли гадюка – Ульяна Супрун, которая не только обосновала пользу матерной брани для здоровья, но и даже дала ссылки на англоязычные исследования по этому поводу, хотя и не постичь никогда иностранцам душевную боль нашего прораба: «Нахера дохера нахерачили? С хера ли херней страдаете? Расхерачивайте к херам нахрен!». Кстати, если кто не знает, то «хѣръ» – это название нынешней буквы «ха» в старо- и церковнославянской азбуках, а херня – это грыжа на латыни – hernia. Вот грыжей-то по диагнозам и страдали дворянские недоросли, чтобы от службы в армии откосить в старые времена.

Итак, Супрун написала (в переводе на русский язык):
«Иногда бывает так, что некоторые народные депутаты чувствуют себя совершенно забытыми и никому не нужными. Поэтому, чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание, они пишут законопроекты, которые подходят скорее Северной Кореи, чем современном европейском государстве. К примеру, предлагают запретить материться.

Но на самом деле наука имеет немало аргументов «за» ненормативную лексику:
Метко и точно применена брань, описывающий наше отношение к ситуации, и не направлена обидеть собеседника, полезна для здоровья. Исследования показывают, что именно такая ругань и применяется в быту чаще всего. Она приводит к нейтральным или положительным результатам.

Если мы реагируем нецензурной лексикой на сложную неприятную ситуацию, а не на человека, то чувствуем облегчение. В этом случае наше возмущение новостями, боль при тренировке, травме, тревожность, удивление или испуг находят мгновенное и достаточно точное выражение, на что мозг реагирует выделением эндорфинов.

Эти нейромедиаторы участвуют в обезболивании или удовлетворении. Слова на "б" или "с" не заменят качественной анестезии, но исследования показали эффективность ругательства в уменьшении боли, усиление сердцебиения и повышение болевого порога. Если нам трудно, и мы одним словом это выразили, мозг это воспринимает как запуск программы защиты и нападения - "держись!" 

Важно, что матом следует именно пользоваться в самый нужный момент, а не разговаривать ними постоянно. Иначе мозг привыкает и перестает воспринимать брань как нечто экстраординарное.

Понимать и выражать свои эмоции - полезно для здоровья и общения. Наблюдение за людьми, которые прожили более ста лет, показало, что, помимо других факторов, долгожителей объединяет свободное выражение своих эмоций. 

А вот длительное угнетение эмоций, вместо их проявления (так называемое репрессивное освоения эмоций) связано с высокой заболеваемостью раком и гипертонией.

Кроме этого, люди, должны на работе улыбаться клиентам, после работы чаще напиваются - постоянное сокрытие настоящих эмоций и принуждение к позитиву истощает психику.

Существует образ не очень умного или культурного человека, который разговаривает матом. Этот образ действительно имеет основания, но лишь частично. Запрет мата здесь не поможет. Так, 10-20% людей с синдромом Туретта могут прибегать к потоку бранных слов, когда напуганы или возбуждены. 

Интересно состояние афазии. У людей с ней нарушена речь и ее понимание, но материться они иногда могут прекрасно. Ученые объясняют это тем, что брань не воспринимается нашим мозгом буквально. Мы не представляем именно то, что слышим и говорим, и апеллируем именно к досадной возмутительной ситуации, а не половых органов, например.

Поэтому обычное вещание и обсценная лексика - это отдельные вещи с точки зрения нейрофизиологии. Люди с афазией имеют проблемы в центрах речи (участках мозга Брока и Вернике), но ругательства обрабатываются другими участками - глубокими и более древними участками, в частности, амигдала и базальных ганглиях.

Амигдала отвечает и за желание ругаться, когда что-то упало на ногу, и за испуг и чувство угрозы, когда матерятся нам в лицо с целью обидеть. У животных также именно амигдала вовлечена в крики в случае угрозы или травмы (коту наступили на хвост и он вскрикнул). Но у людей старая участок мозга связался с новой языковой надстройкой - обсценной лексикой, которую сознание обычно фильтрует как табуированное явление.

Брань и жизнь в социуме тесно связаны, и самым плохим способом. Считается, что люди оптимизировали животную реакцию вопля на боль и страх, и присущую приматам агрессию (метание) на приемлемую в социуме брань. Там можно и выразить свои чувства специальными словами, и никого не травмировать. 

Применение мата в общении в ряде случаев указывает на близость людей и хороший эмоциональный контакт между ними. Когда коллеги начинают между собой материться, значит, они стали командой. Но ненормативная лексика в официальных речах воспринимается как некомпетентность, так что будьте внимательны.

Искоренять следует пассивную и активную агрессию, дискриминацию, штампы, но не обсценную лексику как таковую. А лучшая забота об украинском языке - это общаться и творить на нем, независимо от сферы деятельности, разрабатывать профессиональную лексику, переводить ресурсы и литературу, читать украинских авторов, а не законодательно регулировать то, что мы говорим».

А теперь будем «зрить в корень», как у Козьмы Пруткова, почему Супрун так активно отреагировала на законодательную инициативу Богомолец? Может быть она обеспокоена бредом по поводу колонизации и очередной неуклюжей попыткой столкнуть лбами русских и украинцев? Нет, она ничего не говорит об этом. Может быть, стоит ждать очередной медреформы – «матюкотерапия» вместо лекарств? Вот это вполне может быть. Но скорее всего просто одна то ли жаба, то ли гадюка нашла повод укусить другую то ли жабу, то гадюку, потому что конфликт между ними не прекращается уже не первый год. Поверьте, они друг друга стоят.

И кстати, главная проблема страны, в которой уже 5 лет идет гражданская война, из которой бегут миллионами люди, а экономика медленно, но уверенно идет в неприличное место, это, конечно же, решить, как нужно правильно ругаться. 

Бодай бы вас всех когут копнув, придурки. 

5
1
Средняя оценка: 2.65
Проголосовало: 20