Как освобождали Псков

Уже вечером 23 июля 1944 года двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий Москва чествовала освободителей древнего русского города. Враг был выбит оттуда всего за сутки.

Лето 1944 года ознаменовалось масштабным наступлением Красной Армии практически на всех фронтах. На юге фашисты выбивались с территории Советской Украины, операция «Багратион» «перемалывала» вражеские силы и технику в Советской Белоруссии. Однако и оккупированная немцами Прибалтика, и северо-восточные районы РСФСР все еще представляли собой довольно крепкий «орешек» для наших сил.  
С одной стороны, группа армий «Север» Вермахта была значительно ослаблена переброской оттуда 8 пехотных дивизий, отправленных в Белоруссию с целью усиления вражеской группировки при начале операции «Багратион». С другой стороны, нынешняя Псковская область на протяжении добрых двух лет превращалась захватчиками в неприступную линию обороны –так называемая линия «Пантера». 
Последняя, по сути, представляла собой северную часть «Восточного вала», идущего от Балтийского моря, дальше по Днепру, до моря Черного. На этот самый «вал» Гитлер возлагал большие надежды в плане задержки советского наступления – особенно после знаковых поражений своего воинства в сражениях образца Курской дуги. 
В принципе, наши бойцы доказали «бесноватому фюреру» всю беспочвенность его «хотелок» еще осенью 43-го года, когда, за исключением отдельных плацдармов, враг был отброшен на Украине от Днепра практически на всем его протяжении. Но тем не менее, хотя северная линия «Пантера» и представляла собой к лету 44-го года лишь жалкий «ошметок» прежнего мощного оборонительного вала, она не переставала от этого оставаться менее опасной для наших наступающих войск. 
Так, на территории Псковщины ее глубина составляла 8-10 км, сплошь «напичканных» дотами и дзотами, проволочными заграждениями, минными полями и прочими «прелестями» военно-инженерной мысли. Так что, хотя формальная численность немецких войск в этом районе и уступала нашим (12 дивизий, около 100 тысяч человек против 258 тысяч бойцов 3-го Прибалтийского фронта), но с учетом мощных оборонительных укреплений потери наступающей стороны могли в разы превышать таковые у обороняющихся «фрицев». А этого советское командование старалось избежать. В самом деле, у него же не было в распоряжении «машины времени», чтобы «смотаться в будущее» и ознакомиться с якобы «основным принципом ведения войны» от доморощеных либералов и их зарубежных «кураторов», после чего и взять этот принцип на вооружение. В смысле, «заваливания трупами вражеских окопов». 
Потому крупных потерь наши генералы и маршалы старались избегать при любой возможности. Отчего и готовились к штурму линии «Пантера» целых 4 месяца (хотя Красная Армия вышла к ней еще в феврале 44-го) вместо того, чтобы брать ее сходу «в лоб».
А наступление началось в самый удобный момент, когда враг, по сути, уже просто не знал, за что хвататься. Советские дивизии били его по всему «Восточному» (для Германии) фронту, и гитлеровский Генштаб просто уже не знал, куда лучше отправить тающие резервы.

***

Собственно, к середине июля, когда и началась Псковско-Островская операция, командование вражеской группы армий «Север» уже и не надеялось отбить атаки наших войск на своей хваленой линии «Пантера», удержав под оккупацией советскую территорию. Пределом мечтаний у фашистских генералов было удрать с наименьшими потерями к прибалтийским портам, откуда по морю эвакуировать свои части поближе к Рейху. 
Последнее, правда, не означало намерения этой публики отступать без боя, да еще отдав РККА столь неплохо подготовленные позиции. Нет, на них были оставлены достаточно мощные «арьергардные» части, дабы не просто задержать советское наступление, но и нанести нашим бойцам максимальный урон. Хотя, конечно, эти «арьергардщики», по сути, были «смертниками», обреченными на заклание во имя человеконенавистнических идей «Дойчланд юбер аллес!» (перефразированных ныне укро-нацистами в «Украина понад усе!»). 
В любом случае, эти «смертники» оказывали Красной Армии ожесточенное сопротивление. Другое дело, что наши тоже умели воевать и умело использовали преимущество в авиации и артиллерии. А уж только затем – в живой силе.
Но все равно без героизма победить окопавшихся на линии «Пантера» «фрицев» никому бы не удалось. Взять ту же реку Великую, протекающую через Псков. Конечно, это не Волга и даже не Днепр с шириной в несколько километров. Но проплыть даже сотни метров под ливнем вражеских пуль и снарядов очень непросто. 
В средние века крепости и замки окружались рвами с водой куда меньшей ширины, но осаждающие все равно имели с их форсированием очень большие проблемы. Что же говорить о переправе крупных воинских соединений через полноценную, пусть даже и не очень масштабную реку?
Однако наши воины это сделать смогли! Практически сходу – на подручных средствах. Хотя, конечно, им здорово помогла в этом мощная артиллерийская поддержка, подавляющая большинство вражеских огневых точек. Но все равно форсирование Великой было произведено практически за несколько часов.
Сам город брался частями двух советских дивизий – 128-й и 376. Первая наступала с востока и юго-востока, вторая охватила Псков с северо-запада. Штурм начался 22 июля и практически в течении дня враг в целом был выбит из городской черты. Правда, «спорадические» перестрелки с не желающими сдаваться на милость победителя фашистскими недобитками продолжались еще и на следующий день тоже.
Думается, у этих «хероев» были существенные причины не сдаваться в плен. Ведь они судили о советских воинах «по себе». И неплохо осознавали, что 3-летнюю оккупацию древнего русского города иначе как «военным преступлением» не назовешь.
Достаточно сказать, что из 62 тысяч довоенного населения Пскова освободителей дождалось аж 173 местных жителя. Да, конечно, не все оставшиеся псковичи были уничтожены озверевшими оккупантами. Кто-то был вывезен в Германию, кому-то посчастливилось сбежать из города к родственникам в сельскую местность, кто-то был эвакуирован еще в 41-м году. Хотя последних, увы, было не так много – фашисты захватили Псков очень быстро, уже 3-го июля…
И даже накануне освобождения, с 8 по 22 июля 44-го года, оккупанты, отлично понимая, что город не удержат, планомерно уничтожали все, что еще не успели уничтожить или вывезти в свой «Фатерлянд». Уцелевшие жилые дома, промышленные предприятия, исторические памятники, соборы – практически все, что еще можно было сжечь или взорвать. 
Так что соотношение вражеских потерь по итогам всей Псково-Островской операции – 60 тысяч убитых при всего 5 тысячах пленных. Процент последних, пожалуй, один из наименьших за всю Великую Отечественную. И не столь важно – сами ли фашисты не сдавались, опасаясь справедливого возмездия, так сказать, «на месте, по горячим следам», или наши бойцы просто старались избегать пленения этих извергов при любой возможности. 
Главное – военных преступников постигло справедливое наказание, не дожидаясь «гуманистических» решений Нюрнбергского трибунала. «Выдавшего индульгенцию» практически всему личному составу Вермахта, исключая разве что наиболее «одиозных» его руководителей, повешенных за соучастие в преступлениях против человечности.    

***

Уже вечером 23 июля 1944 года двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий Москва чествовала освободителей древнего русского города. Который, правда, был разрушен практически до основания, но все равно был избавлен от оккупации злобным врагом. А враг рассчитывал, что после устроенного варварского разрушения Псков уже никогда не поднимется.
Фашисты ошибались. Несмотря на то, что в государственном бюджете на восстановление одного из центров Древней Руси средств было явно недостаточно, в целом городская инфраструктура была восстановлена уже к 1950-му году. Вместе с уровнем довоенного производства, кстати.
Восстановилась и численность населения, в наше время составляющая уже не 62 «предвоенных», а 210 тысяч человек. Чему, впрочем, поспособствовало и образование Указом Президиума Верховного Совета РСФСР отдельной Псковской области уже в августе 44-го года – до этого тут были несколько районов области Ленинградской.
И даже взорванные и сожженные гитлеровцами исторические памятники тоже были восстановлены – несколько лет назад 10 из них даже были включены в список «всемирного наследия ЮНЕСКО».
В конце концов, древнему Пскову биться с заклятыми врагами не впервой. Даже с предками «истинных арийцев» под знаменами со свастикой – еще во времена святого князя Александра Невского город захватывали «псы-рыцари» из Тевтонского ордена, большей частью тоже немцы. Ну и они вскоре пошли на дно Чудского озера, по итогам знаменитой битвы 1242 года…
Так что «разрушить навсегда» «город княгини Ольги» пытались многие. Вот только получали потом лишь заслуженную бесславную гибель, а Псков все равно возрождался, как феникс из пепла. На том стояла и стоит Русская земля…

5
1
Средняя оценка: 2.97458
Проголосовало: 118