Человек, который останавливал немецкие танки

Многие, если не все, видели кадры кинохроники Великой Отечественной, а на них конструкции, которые мы привыкли называть танковыми ежами. Но знаете ли вы, что на самом деле это не ежи, а звездочки? Звездочки Горрикера, ставшие символом обороны советских городов…

Впрочем, давайте по порядку.

Еще в Древней Греции, в которой возникла регулярная кавалерия, для противодействия ей пешие воины упирали в землю длинные копья. Римляне развили эту идею и придумали для этого рогатки, которые выставлялись на пути конницы, и осыпали потерявших в наступлении темп всадников стрелами. На Руси этой же цели, причем для затруднения продвижения не только конников, но и пеших, использовали засеки из поваленных деревьев. Тогда еще не знали, что все это через сотни лет будут называть инженерными заграждениями.

Во второй половине ХIХ века американский фермер Генри Роуз придумал проволочный забор, к которому прикреплены дощечки с кусками заточенной проволоки, чтобы удерживать скот на пастбище. Исаак Эллвуд и Джозеф Глидден усовершенствовали его, и к 1900 году в США выпускалось уже до 150 тысяч тонн того, что мы сейчас знаем как колючую проволоку.

Менее, чем полтора десятка лет началась большая война, вошедшая в историю как Первая мировая, и военные соединили опыт древних с современным изобретением – появились инженерные заграждения из рогаток соединенных колючей проволокой. Война превратилась в позиционную.

Именно для того, чтобы преодолевать такие заграждения в России, Франции и Великобритании возникла идея создания бронированной гусеничной машины, впоследствии ставшей известной как танк. Первыми тихоходные, слабо бронированные и неповоротливые танки Mark I британцы применили во время боя на Сомме. Хотя фронт им прорвать и не удалось, стало ясно, что у такой боевой техники большое будущее.

После войны танки становились более быстроходными, вооруженными и защищенными, и для защиты от них в Чехословакии вновь решили использовать рогатки, но уже в виде противотанковых ежей. Это были массивные и неподвижные сооружения из стали и бетона.

Так было до изобретения Михаилом Горрикером своей «звездочки». Его конструкции не нужно было вкапывать в землю и бетонировать. Они представляли октаэдр из двутавровых балок, а на практике из любого проката, высотой всего около 80-100 сантиметров. Их можно было не только просто делать, но и легко и быстро перевозить. Небольшой размер «звездочек» не был случайным, а основывался на точном расчете – больше дорожного просвета танка, но ниже нижнего переднего броневого листа. Когда танк пытался таранить такое заграждение, оно не отодвигалось, а перекатывалось, цепляя и поднимая переднюю часть танка – тем выше, чем с большей скоростью звездочку таранил танк. Сдать назад и освободиться у танков получалось далеко не всегда. В ряде случаев «звездочка» даже пробивала слабое бронирование днища и повреждала трансмиссию, если она была расположена спереди, как у большинства танков вермахта, а экипаж лишался не только обзора, но и возможности эффективно использовать вооружение. Танк становился скованным, слепым и беззубым. Главной же задачей обороняющихся становилось не дать танкам растянуть тросами заграждения и проделать в нем проходы. Если же танки не делали попытку преодолеть заграждения, чаще всего расставленные в несколько рядов в шахматном порядке, то свою задачу в этом случае они тоже выполняли.

   

3 июля 1941 года звездочка Горрикера после успешных испытаний была принята на вооружение и сыграла заметную роль при обороне Киева, Москвы, Ленинграда, Одессы, Севастополя, а сам Михаил Горрикер стал не только кавалером двух Георгиевских крестов за Первую Мировую, но и ордена Ленина, двух орденов Красного знамени и медалей за оборону Москвы, Ленинграда и Сталинграда и «За победу над Германией».

После войны Михаил Горрикер был начальником Рязанского военно-автомобильного училища, в 1951 году вышел в отставку в звании генерал-майора инженерных войск, в 1955 году умер и был похоронен в Москве на Введенском кладбище.

Его сын – Владимир не пошел по стопам отца и стал не военным, а кинорежиссером и сценаристом. Именно он снял знаменитые музыкальные фильмы «Иоланта», «Царская невеста», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Под крышами Монмартра» и другие не менее замечательные фильмы. Но это уже совсем другая история.

На родине Михаила Львовича Горрикера – в городе Бериславе Херсонской губернии, а ныне Херсонской области Украины, земляком всегда гордились и даже не побоялись в самый разгар майданной декоммунизации назвать именем коммуниста Горрикера улицу.

5
1
Средняя оценка: 4.03846
Проголосовало: 52