Загадка Нефертити

Людская память избирательна. Мы забываем события, некогда потрясшие мир, и помним имена людей, которые были важны лишь для своего времени. Кому неизвестна Нефертити, «главная супруга» Эхнатона, древнеегипетского фараона XVIII династии Нового царства? Её имя у всех на слуху, благодаря дошедшему до нашего времени скульптурному изображению, которое считается эталоном древнеегипетской красоты. Бюст широко известной царицы хранится в Берлинском национальном музее, и каждый из туристов, посещающих Германию, считает своим долгом посмотреть на него. Лебединая шея Нефертити, утончённые черты лица, вопрошающий взгляд, которым она встречает посетителей, завораживают и уже не изглаживаются из памяти.
И мало кто знает о необычной судьбе легендарной царицы, загадочной и трагической, достойной пера великого драматурга Шекспира. Какая трагедия могла бы быть создана им, если бы подробности жизни Нефертити стали достоянием его мастерства! Но, увы! Научные изыскания археологов, занимавшихся историей Древнего Египта, и годы жизни Шекспира не совпали одни с другими.
Но обратимся к древнеегипетским хроникам, рисункам на стенах храмов и небольшим скульптурным изображениям царицы Нефертити и её супруга фараона Эхнатона, которые скупо, но в достаточной мере, повествуют об интереснейшем периоде в жизни Древнего Египта.
Сам фараон, поначалу известный как Аменхотеп IV, и его супруга Нефертити правили 3400 лет назад. Время их нахождения у власти описано как «анарский период», оно ознаменовалось величайшей реформой. Фараон предпринял попытку сломить могущество фиванских жрецов и старой знати, при которых власть фараона была чисто номинальной. Аменхотеп IV не желал мириться со своим второстепенным положением, в Египте должен быть один правитель, и он положил конец поклонениям идолам, высившимся на крышах храмов. Фараон провозгласил новый государственный культ Бога Атона, Бога Солнца, а своей столицей сделал город Астатон, ныне Амерна. Себе фараон взял имя Эхнатон (угодный Богу). Под этим именем он и вошёл в историю Древнего Египта.
Бог Атон представлял собой солнечный диск с многочисленными руками, протягивающими анхи – символы вечной жизни.

Введение нового божества было требованием времени. Поклонение идолам разделяло египтян на религиозные группы, препятствовало созданию единой нации. В стране сохранялось двоевластие, при которой фараон имел лишь представительское значение, жрецы и старая знать мало считались с ним. Фараон Эхнатон был умным и мыслящим правителем, хорошо улавливавшим запросы своего времени. Он поставил целью – превратить Египет в сильное государство. Только так можно было выстоять против нападения врагов, грабивших страну и угонявших жителей в рабство. Ассирийцы, хетты, ливийцы были главными врагами Египта.
Народ поддержал религиозную реформу фараона. Гнёт жрецов и поборы лежали непосильным бременем на плечах трудового народа. Поклонение новому Божеству Атону было удобнее. Лицезрение Солнца доступно всем, и оно не требовало щедрых жертвоприношений. Религия утратила таинственность, обряды стали проще. Но общеизвестно, что старое неохотно уступает место нововведениям. Жрецы и знать для вида стали исповедовать культ нового божества. На самом деле они затаились, выжидая своего часа.
Для проведения реформ Эхнатону нужен был единомышленник, властный и разделяющий его взгляды. Такой опорой явилась для него жена Нефертити, решительная и мало считающаяся с дворцовыми традициями. Жену фараона в Египте тоже относили к священным особам, но власти она не имела. Её жизнь проходила во дворце, и лишь изредка она появлялась перед подданными при проведении религиозных церемоний. Царственные супруги реформировали и властные структуры. Нефертити сопровождала фараона во время его поездок по стране, вникала во все стороны жизни Египта, нередко, во время отсутствия Эхнатона, решала запутанные вопросы и разбирала жалобы, с которыми к ней обращались крестьяне. Надо сказать, что решения царицы не всегда были в пользу знати, что только усиливало неприятие богачей справедливой властительницы. 
Эхнатон и Нефертити поженились незадолго до восшествия на трон. Невесте было двенадцать лет, жених ненамного старше её. Нефертити, повзрослев, полностью поддержала религиозные преобразования, начатые супругом, и была не менее убеждённой сторонницей новой религии, как и Эхнатон. Некоторые исследователи даже отводят Нефертити роль инициатора религиозной реформации, движущей силы и верховной жрицы Атона, и даже соправительницы Эхнатона. 
Фараон всегда появлялся перед подданными в сопровождении супруги, что было неслыханным явлением для того времени. Нефертити принимала участие во всех значимых религиозных церемониях, о чём свидетельствуют совместные изображения супругов.

На четырнадцатом году своего правления Эхнатон умер, и Нефертити взяла бразды правления в свои руки. С того времени Эхнатон исчез из росписей на дворцовых стенах, и на троне изображалась Нефертити. Лицо её было суровым, руки крепко сжимали символы власти фараона.
Женщина – повелитель царства, это было неслыханным явлением в истории Древнего Египта. Никогда ещё супруга фараона не была единоличной властительницей в стране, чьи решения и законы не оспаривались и считались обязательными для исполнения. Нефертити играла исключительно важную роль в религиозной жизни Египта того времени. Она священнодействовала на религиозных празднествах и воспринималась как воплощение животворящей силы Солнца, дарующей жизнь.
Обладавшая огромной властью и полномочиями, царица чаще всего изображалась в своём излюбленном головном уборе – высоком алом парике, обвитом золотыми лентами, с уреем, символизированным изображением кобры. Урей означал неразрывную связь царицы с грозными богинями, дочерьми Солнца.
При всей многочисленности изображений Нефертити, рисунки и небольшие статуэтки не давали исчерпывающего представления об её облике. Не было характерной одинаковости, оставались сомнения: какое из изображений ближе к подлиннику? 
Такая неясность сохранялась на протяжении тысячелетий, до 1912 года, пока наконец германские археологи Людвиг Борхарт и его ассистент Герман Ранке не занялись раскопками развалин мастерской скульптора фараона Тутмоса. Они обнаружили уникальный бюст царицы Нефертити, который с той поры стал считаться одним из символов красоты и изысканности древнеегипетской культуры. В своём археологическом дневнике, напротив зарисовок бюста, Борхарт оставил всего лишь одну фразу: «Описывать бесцельно, надо смотреть».

Бюст Нефертити имеет высоту пятьдесят сантиметров и весит около двадцати килограммов. Он высечен из цельного известкового камня и полностью окрашен. Время пощадило уникальное творение древнего мастера. Сохранность бюста признана идеальной, а яркость красок и художественность изображения производят неизгладимое впечатление на зрителей.
Бюст Нефертити сразу же после его обнаружения был увезён в Германию и помещён, как редкостный экспонат, в Берлинский национальный музей.
С того дня начались разногласия между Египтом и Германией. Египтяне требовали вернуть бюст Каирскому национальному музею по праву собственности. Немецкие исследователи отказывались сделать это по праву первооткрытия. Спор не завершился до сих пор, египетское правительство запретило германским археологам вести дальнейшие изыскания на своей территории.
Бюст Нефертити, бесспорно, считался редчайшей находкой, но оставался открытым главный вопрос: где тело царицы, превращённое в мумию? В усыпальнице Эхнатона был лишь саркофаг с его мумией, а по правилам рядом должен был находиться саркофаг с останками царственной супруги.
Нужные сведения добывались по крохам. Английский археолог Джованна Флетчер искала мумию Нефертити двенадцать лет. Однажды она наткнулась на записи другого английского исследователя Лоретта, сделанные больше века назад. Изучая одну из гробниц, тот упомянул лежавший на каменном полу в одной из пещер парик нубийского стиля, явно принадлежавший особе знатного происхождения. Флетчер нашла в Каирском национальном музее тот парик и установила, что такие парики носили правители восемнадцатой династии фараонов, и именно к ней принадлежала Нефертити.
Это была отправная точка: парик не должен находиться далеко от тела. И верно, вскоре обнаружилась и мумия. Она пылилась в одной из пещер Аллеи фараонов в Луксоре. Тело хранило следы серьёзных ранений в области спины, нанесённые при жизни. Были ранения, носившие и посмертный характер. Кроме того, было повреждено лицо мумии и проломлена грудь. Но царские украшения сохранились, как сохранились положение рук и яркая окраска ногтей.

Но кто и когда изуродовал тело Нефертити, кому и зачем это было нужно? И когда это было сделано? Ответ на последний вопрос был несложен. На одной из последних росписей на стене царского дворца Нефертити была изображена в лёгком платье и сандалиях. Надпись указывала на её возраст: царице исполнилось сорок пять лет. Это было её последнее изображение. Итак, время убийства определилось…
Кто это сделал, несложно было установить. После смерти царицы, единолично правившей страной, жрецы отменили культ Бога Солнца Атона и вернулись к прежнему многобожию. Раны на теле Нефертити тоже объяснимы. По египетским верованиям считалось: если мумия носит следы повреждений и выброшена из саркофага, значит, душа умершего лишается возможности обрести бессмертие и находиться в загробном царстве.
Именно эти цели и преследовали жрецы, ненавидевшие Эхнатона и его супругу. Показательно, что мумию фараона они не тронули, он ещё при жизни был причислен к сонму богов, несмотря на свои «религиозные заблуждения». А вот с его супругой жрецы расправились в полной мере, и дальше тому будет дополнительное объяснение.
Жрецы и высшая знать обрекали царицу на забвение и вечное скитание по земным пределам. Но История не посчиталась с их намерениями. Вот уже три с половиной тысячелетия Нефертити не уходит из памяти человечества, и современна каждому поколению. Её воспринимают не только как идеал древнеегипетской красоты, но и как идеал красоты вообще.
И странное дело, чем дольше вглядываешься в её бюст, чем больше читаешь и слышишь о ней, тем больше она очеловечивается, оживает и, кажется, вот-вот улыбнётся и заговорит с тобой, легко преодолев все века и все расстояния.

Предполагаемая мумия Нефертити была найдена, но не все верили в её подлинность.
Два года изучала её Джованна Флетчер. Поначалу отыскала гробницу и саркофаг, из которого была выброшена мумия. А потом на помощь англичанке пришли эксперты-криминалисты Дамиан Шофилд и Мартин Эвисон, занимавшиеся реконструкцией облика человека по черепу. Они доставили из Лондона в Египет новейшую технику. По их снимкам с помощью трёхмерной графики исследователи Ноттингенского университета установили облик царицы. И что же они увидели? Утончённые черты лица, пухлые губы, высокомерно вскинутую голову, лебединую шею… И когда к портрету добавили нубийскую корону, то все ахнули. С монитора на них смотрела подлинная Нефертити. Изображение один к одному походило на знаменитый бюст скульптора Тутмоса.
Что удивительно, древняя красавица Нефертити напоминала современных модниц. У неё была выбрита голова, чтобы носить огромную корону, а в каждом ухе блестело по две серьги.
Но точно ли найденная мумия – это Нефертити? Не все исследователи были в этом уверены. «Выводы госпожи Флетчер могут быть ошибочны, а доказательства не вполне убедительны, – заявил глава Египетского совета по древностям Захи Хавасс. – Нельзя утверждать, что мумия принадлежит Нефертити только потому, что она похожа на скульптуру. В те времена художники часто изображали приукрашенный облик правителей, а не реальные черты лица».
Это утверждение доктора Хавасса оказалось ключом к дальнейшим открытиям в судьбе древнеегипетской царицы.

Вернёмся снова к известному бюсту Нефертити. Первое, что показалось удивительным, это то, что у Нефертити только один глаз. Левая глазница пустая. Правый глаз сделан с таким искусством, что кажется живым. Туристы, посетившие Берлинский национальный музей, замечали, что взгляд царицы настолько пристальный и испытующий, что не все его выдерживали. Это воспринималось, как мистика, но так было на самом деле.
Но почему не было другого глаза? Не потому ли, что скульптор выполнял указание жрецов? Нужно было обезобразить облик царицы с тем, чтобы закрыть для неё мир загробного существования. Вывод египтологов был однозначным: левая глазница была пуста изначально, и сделано это было с очевидной целью.
Согласимся, что это так. Но тщательное обследование бюста принесло и другие удивительные открытия. Было обнаружено, что бюст Нефертити позднее подвергался пластической операции штукатуркой, чтобы изменить черты лица. Скульптор сделал более выпуклыми верхние скулы, подбородок стал острее и выдвинулся вперёд, глазницы удлинились к вискам. Изначально нос царицы был крупнее, как говорится, «картошкой». Мастер придал ему изящную форму и тщательно вырисовал крылья носа.
Облик царицы после реконструкции разительно изменился.
Но зачем это было сделано? Не затем ли, чтобы придать царице более «египетский» вид, приблизить её к эталону красоты того далёкого времени? Или, напротив, чтобы скрыть её первоначальный облик, поскольку происхождение супруги фараона не вязалось с традициями египетского престолонаследия?
Попробуем разобраться в этом, всматриваясь с вершины нашего времени в минувшие тысячелетия.

Исследователи отмечали, что с начала археологических раскопок на развалинах Ахетатона (современная Тель Аль-Амарна) в 1880 году и до настоящего времени не обнаружено ни одного ясного свидетельства о происхождении Нефертити. Только упоминания на стенах гробниц о семье фараона Эхнатона давали некоторые сведения о царице и то весьма неопределённые. Всё это походило на тщательно скрываемую тайну, о которой знали посвящённые, но которым было запрещено говорить о ней. В целом, мнения египтологов можно разделить на две версии. Большинство считает, что царица была иноземной принцессой и, более того, незнатного происхождения. Она случайно появилась на троне правителя Египта, и появилась только потому, что это было продиктовано необходимостью. И лишь немногие полагают, что Нефертити была египтянкой, но из неродовитой семьи.
Обратимся к именам фараона и его супруги, поскольку они многоговорящи. Мы уже упоминали, что Эхнатон переводится с египетского языка как «Угодный Богу». С ним всё ясно. А вот Нефертити значит – «Красавица пришла». Сразу возникает вопрос: откуда пришла? Куда, понятно – в Египет. Но откуда, спросим вторично. Согласитесь, если бы она была коренной египтянкой, то носила бы другое, более определённое имя.
Египтологи шли по простой логической цепочке. Если Нефертити называлась «главной женой фараона», то, бесспорно, она должна была быть египтянкой и, более того, египтянкой царских кровей. Но об этом не сказано ничего определённого. Допускалось, что она – одна из дочерей фараона Аменхотепа III. Но ни в одном из перечней дочерей правителя не содержится упоминания о царевне с таким именем. И даже, если бы это было так, то она бы была родной сестрой Аменхотепа IV, впоследствии ставшего Эхнатоном, а у египтян кровосмесительные браки не допускались.
Предположительно назывались имена родителей Нефертити – вельможи Эйе и его жены Тэи, но об этом опять-таки нигде не сказано ничего определённого. Кормилицей царицы называли египтянку Эсти, но тоже это лишь догадка, без какого-либо фактического подтверждения. 
Словом, загадок более чем достаточно, а ответ на них должен быть один и лежит, как говорится, на поверхности.

Перенесёмся на три с половиной тысячи лет назад в ту страну, которую ныне называем Испанией.
Страну населяли племена гальвегов, астуров, турдетян и другие. Верховным правителем был вождь кельтиберов Садун.
Иберийские племена занимались земледелием и животноводством. Каждое племя жило отдельно, уровень культуры был невысоким. Побудительным толчком к более благополучной жизни стало переселение на земли иберийцев славянских племён из Причерноморья. 
Славяне были высокоразвитым народом. Они знали множество ремёсел, которые были неизвестны иберийцам, разводили лошадей, могли плавить железо, жилища складывали из каменных плит, а не из глины, как кельтиберы или турдетяне. Покинуть обжитые места славян вынудили сарматы, многочисленные, ведущие постоянные войны.
Такие переселенцы были выгодны иберийцам, и они охотно приняли славян.
Иберийский полуостров тоже не знал покоя. На его земли постоянно вторгались египтяне. Природные условия у них были скудными, земледелие зависело от разливов Нила, наносный ил которого обогащал почву. Нередкими были засухи, и тогда египтянам грозил голод. Чтобы выжить, они нападали на соседние государства, захватывали добычу и рабов, и на лёгких судёнышках скрывались в море.
Славяне откликнулись на призыв иберийцев покончить с набегами сынов песчаных пустынь. Были созданы объединённые отряды. Их разделили на четыре части и расположили в разных сторонах Иберии.

Вот как происходила битва с египтянами.
Грабители не ожидали массированного противодействия. Как всегда, после высадки они устремились вглубь Иберии, рассчитывая на внезапность нападения. Предводитель славян Савелий возглавил боевые действия против египтян. По его сигналу, отряды иберийцев, находившиеся в засаде, двинулись на врагов, охватывая их кольцом. Те бросились к своим кораблям, но путь им преградили славяне. Они шли слитой колонной, устремив на египтян длинные копья с железными наконечниками и прикрываясь широкими щитами.
Враги столкнулись на побережье. Острые железные мечи славян поражали грабителей. Те были вооружены бронзовыми мечами, щиты сплетены из тростника, и противостоять славянам было невозможно. Египтяне завязли в битве, а тем временем отряды кельтиберов и лузитан обошли их с тыла и захватили корабли.
Победа была полной, больше половины египтян убито, а остальных захватили в плен. Они побросали оружие и стояли толпами, ожидая решения своей участи. Смерть казалась им неизбежной. Но предводитель славян Савелий, посоветовавшись с вождями иберийских племён, решил по-иному. Он предложил небольшому отряду египтян отправиться в свою страну, корабль для этого они получат, и просить фараона Аменхотепа III выкупить пленных. Золота желтокожие сыны пустыни добывали много, и оно было необходимо иберийцам для развития денежно-товарной системы. Кроме того, Савелий обратился к фараону с предложением – заключить с иберийцами договор о мире. Торговля и выгодные взаимоотношения будут полезнее для обеих сторон, чем постоянные столкновения.
Если фараон не примет эти предложения, то иберийцы и славяне на захваченных кораблях вторгнутся в Египет и разорят его. Сил для этого у них достаточно.
Фараон Аменхотеп III был умным и дальновидным политиком. Он просчитал все «за» и «против» в союзе с иберийцами и славянами и счёл, что стоит пойти на мир и дружбу с ними. Но следовало закрепить соглашение династическим браком, которые дотоле были редкостным явлением. У фараона есть сын Аменхотеп IV, ему пятнадцать лет. Если Савелий отдаст ему в жёны свою дочь, то союз трёх народов получит прочную основу и его долгосрочность будет обеспечена.
Теперь задумался вождь славян Савелий. Дочь у него была, Нифия, которой только исполнилось двенадцать лет. Что и говорить, рановато выдавать её замуж. Но, с другой стороны, такого случая больше может и не быть, тем более что славяне не собирались покидать земли Иберии. И Савелий дал согласие на династический брак.

Нифия была рослой для своего возраста, но худощавой. Не по годам рассудительная, она не тяготела к играм с подругами. Большую часть времени проводила дома, помогая женщинам и усваивая премудрости ведения общинного хозяйства. Отличалась спокойным характером, никогда не противоречила старшим. Была самостоятельной и могла настоять на своём, если считала себя правой.
И такую девочку предстояло отдать в чужую страну, в чужой дворец, хоть это и был это дворец фараона.
Савелий поговорил с дочерью откровенно, как со взрослой. Отметил необходимость такого брака и выгоду его для обеих стран. Нифия слушала молча, сдерживаемое волнение выдавали только губы, которые подрагивали и крепко сжимались в прямую линию.
– Что ты скажешь на это? – спросил вождь славян.
– Я не могу сказать «нет», – ответила Нифия. – Ты мой отец, глава семьи и рода, и я обязана тебе подчиняться. Египтяне – чужой для нас народ, но я постараюсь ужиться с ними, раз это нужно обеим странам.
Нифия приехала во дворец фараона не одна. С ней были кормилица и служанки, и потому одиночества она не испытывала.
Жених ей понравился. Он был красивым, но красота его была своеобразной, свойственной египтянам. С невестой он был уважителен, уделял ей много времени и внимания.
Надо сказать, что чужеземная супруга будущего фараона не устраивала жрецов и знать, но с правителем Египта, Аменхотепом III, не поспоришь. Он был жестоким и властным человеком, и имел божественное происхождение, а в таких случаях всякое инакомыслие исключалось.

Итак, славянская девушка Нифия стала египетской принцессой и получила имя «Нефертити». Оно было сходно с родным именем и соответствовало случившемуся. Нефертити – «Красавица пришла».
До двадцати лет о Нефертити не сохранилось никаких сведений, но почему, догадаться нетрудно. Она осваивала язык египтян, их обычаи и обряды. Вместе с супругом принимала участи в религиозных обрядах и церемониях.
Исследователей удивляло, что молодая супруга фараона не только безоговорочно приняла религиозную реформу Аменхотепа IV, взявшего имя «Эхнатон», но и стала его активной сторонницей. Объяснение тому, как говорится, лежит на поверхности. Амон – Бог Солнца заменил прежних египетских богов, образовался верховный правитель Египта – Бог Амон-Ра. Но и славяне почитали весеннего Бога Солнца – Ярило. Он был Богом щедрости и плодородия, одним из самых любимых славянских богов, приносящий людям свет, тепло и радость. И потому Бог Амон стал понятен и близок египетской принцессе уже тем, что ничем не отличался от славянского Ярило.
Нефертити было двадцать лет, когда скульптор Тутмос по желанию Эхнатона высек из глыбы песчаника её бюст. Сходство было полным, работа была выполнена с большим мастерством. Бюст намеревались установить во дворце фараона, но жрецы и знать выступили против. Нефертити резко отличалась от египтянок в её скульптурном изображении. Это отличие проглядывало явственно. И бюст не только бы не украсил галерею дворца, но и вызывал бы неприятие подданных. Кому хочется воздавать божественные почести чужеземке, да ещё и не имеющей знатное происхождение?
Может быть, на чей-то взгляд она и красива, но далеко не все египтяне соглашались с этим. Более того, в дальнейшем Нефертити подарила фараону пятерых детей. У них появятся свои дети. Это будет значить, что кровь чужеземки ещё больше разбавит кровь коренных жителей пустынных просторов. Египтяне потеряют свою самобытность, дарованную им богами. С подобным нельзя было мириться. Так вызревало намерение убить царицу, когда выдастся для этого удобное время. 

Египетские жрецы отличались не только глубокими познаниями об окружающем мире, но и большим терпением, которое позволяло им осуществлять свои намерения и удерживать власть в череде поколений.
Обстановка во дворце накалилась, и фараон был вынужден уступить своим недоброжелателям. Скульптуру вернули Тутмосу, чтобы он доработал её, придав Нефертити «египетскую внешность». 
Скульптор выполнил пожелание фараона, Нефертити стала походить на египтянок. Но он выполнил и указание жрецов, оставив пустой левую глазницу бюста. Тем самым, Нефертити лишалась возможности обрести царственное положение в потустороннем мире.
Бюст так и оставался в мастерской скульптора, никто не требовал доставить его во дворец. Фараон не хотел будить недовольство подданных необходимостью лицезреть чужестранку. Нефертити понимала, что её и так не приняли во дворце, хотя для вида воздавали ей божественные почести. Ясно было и то, что рано или поздно, но её лишат жизни, что случалось в высших сферах египетской иерархии довольно часто. Причины для того были: её, чужеземку невысокого происхождения, поставили над элитой египтян. Она принимала участие в религиозной реформе, заставив жрецов почитать единого бога Амона-Ра вместо привычных богов. Она, Нефертити, после смерти Эхнатона, на протяжении ряда лет, была единовластной повелительницей Египта, что было неслыханным для знати и страны. Она лишила жрецов и знать привычных привилегий и низвела их до уровня зависимых от неё подданных. 
Всего этого было достаточно, чтобы убить чужеземку. И она была убита дважды. Первый раз при жизни, а второй – уже будучи мумией.

История человечества полна самых невероятных случайностей и предположений. И то, что египетская царица Нефертити («Пришедшая красавица») была славянка по происхождению, одна из таких догадок. Исследователи-египтологи имели основания для такой версии, но не у всех хватало решимости прямо заявить об этом. Согласитесь, такое предположение казалось невероятным. Тут сказались присущие учёным-историкам осторожность и стремление положиться на время, которое само расставит всё по местам.
Мы вольны соглашаться с их предположениями и вольны оспаривать их. Это зависит от наших познаний в истории и особенностей нашей натуры. Легко ли мы соглашаемся с авторитетами или в нас говорит дух противоречия, побуждающий высказывать своё мнение? В таких случаях, как утверждал известный мудрец Востока Ходжа Насреддин, все правы, даже те, у которых правота не на их стороне.
Что же касается самой Нефертити, то время оказалось благосклонным к ней. За три с половиной тысячелетия она не ушла из памяти человечества. Её облик считается эталоном красоты, а её бюст привлекает внимание тысяч туристов. Далеко не все исторические деятели и герои минувших времён могут в этом отношении сравняться с женой египетского фараона Эхнатона. И так ли это важно, что своим совершенством Нефертити во многом обязана своему современнику, скульптору Тутмосу?!
Нефертити ныне обрела саркофаг и гробницу в лабиринтах Египта, из которых жрецы некогда выбросили её мумию. Она занимает достойное место в истории человечества, мы можем увидеть её бюст и получить представление о том, какой она была при жизни.
И разве мало этого для того, чтобы пронизывать века, тысячелетия и расстояния, подобно лучу Солнца, которое она так чтила при жизни.

5
1
Средняя оценка: 2.82857
Проголосовало: 35