Билингвизм дворян в "Евгении Онегине"

«Она по-русски плохо знала...» Современные представления о природе билингвизма

В романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин», который был назван Белинским «энциклопедией русской жизни», содержится описание организации двуязычного воспитания в дворянских семьях и описание владения языками главных героев. Также А.С. Пушкин показывает общую языковую ситуацию в дворянском обществе того времени: ведущим, сильным, полноценным языком для многих дворян был французский язык, а русский, увы, не всегда был достаточен даже для устного общения.

Несомненно, среди дворян были люди, хорошо владевшие несколькими языками, некоторые из них известны как выдающиеся русские писатели.

Но это были только единичные случаи, в целом же, как следует из романа, билингвизм, при котором оба языка достигали уровня взрослого грамотного носителя, не был массовым явлением. Раннее погружение во второй чужой язык таит в себе ту опасность, что этот язык и займет место родного и основного в жизни ребенка, потеснив язык коренной. Эти факты еще раз подчеркивают сложность и неоднозначность феномена естественного билингвизма, а также его временный, переходной характер с природным стремлением вернуться к одноязычной программе — к одному (иногда чужому) языку. Во второй части статьи изложены современные представления о природе билингвизма с опорой на теорию нелинейной динамики сверхсложных систем.

Ключевые слова: билингвизм, родной язык, иностранный язык, нелинейная динамика, языковые аттриции, непатологическое стирание языка, исчезновение языков, языковые контакты, одноязычное хранилище.

И в их устах язык чужой
Не обратился ли в родной?

Известно, что дворяне во времена А.С. Пушкина хорошо владели французским языком. Известно, что детей в дворянских семьях с младенчества воспитывали носители французского языка — гувернеры и гувернантки. И мы знаем, что многие писатели и поэты 19 и 20 веков, чье творчество стало классикой русской литературы, были ранними, т.е. естественными билингвами. Эти факты нередко приводят как доказательство развивающего влияния и несомненной полезности раннего билингвизма. Более того, иногда подразумевается, что и сама литературная одаренность связана с ранним билингвизмом. В данной работе мы рассмотрим эти вопросы на материале романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин», который был назван В.Г. Белинским «энциклопедией русской жизни».

I. Как учили языкам в дворянских семьях. Главный герой

Сперва Madame за ним ходила,
Потом Monsieur ее сменил.

глава I строфа III

Когда же юности мятежной
Пришла Евгению пора,
Пора надежд и грусти нежной,
Monsieur прогнали со двора.

глава I строфа IV

Из этих строк следует, что носители французского языка ухаживали за ребенком и воспитывали его с младенчества до юности, т.е. все то время, когда происходит становление языковой системы. Данные условия чрезвычайно важны: для того, чтобы язык был освоен как родной, общаться с малышом должен носитель языка, общение это должно быть весьма тесным и продолжаться до юности. Если хотя бы одно из этих условий не соблюдено, об освоении чужого языка «как у дворян» не может быть и речи. Т.е. гувернера-носителя языка нельзя заменить русскоязычным учителем, который проводит занятия в детском саду и гувернантка-носитель языка, приглашенная к ребенку всего на один год не может решить этой проблемы.

Результат языкового воспитания Евгения Онегина:

Он по-французски совершенно
Мог изъясняться и писал;

глава I строфа IV

Вероятно, А.С. Пушкин не только для рифмы упоминает отдельно каждое из этих двух умений — изъясняться на языке и писать: при двуязычном воспитании нередко освоение одного из языков ограничивается лишь устным общением.

Далее упоминается, что Евгений Онегин учил латынь:

Он знал довольно по-латыне,
Чтоб эпиграфы разбирать…

глава I строфа VI

Латынь — язык мертвый, его изучают, а не осваивают в живом общении. Знание мертвого языка не относится к естественному билингвизму.

Подводим итог: описывая образование главного героя, А.С. Пушкин отмечает совершенное владение французским языком и некоторое знание латыни, но в этом описании нет ни слова про русский язык!

Остается предположить, что русским языком герой владел на достаточном уровне.

Главная героиня

Она по-русски плохо знала
Журналов наших не читала
И выражалася с трудом
На языке своем родном

глава III строфа XXVI

Встает закономерный вопрос: почему А.С. Пушкин не сделал Татьяну Ларину нормальным билингвом, без «выражалася с трудом»? Ведь «русская душою» и «милый идеал» … Вероятно, это было бы неправдоподобно.

Как уст румяных без улыбки,
Без грамматической ошибки
Я русской речи не люблю.

глава III строфа XXVIII

Я шлюсь на вас, мои поэты;
Не правда ль: милые предметы,
Которым, за свои грехи,
Писали втайне вы стихи,
Которым сердце посвящали,
Не все ли, русским языком
Владея слабо и с трудом
Его так мило искажали,
И в их устах язык чужой
Не обратился ли в родной?

глава III строфа XXVII

Неправильный, небрежный лепет,
Неточный выговор речей
По-прежнему сердечный трепет
Произведут в груди моей;
Раскаяться во мне нет силы,
Мне галлицизмы будут милы…

глава III строфа XXIX

А.С. Пушкин, по сути, описывает обычную картину многоязычного сообщества, причем это взгляд со стороны слабого и даже исчезающего из речи дворян русского языка. И грамматические ошибки, и трудности при выражении мыслей, и вкрапления иноязычных слов — обычное явление там, где при общении используются два и более языков.

Ведущим, сильным, полноценным языком для многих дворян был французский язык, а русский, увы, не всегда был достаточен даже для устного общения. Из текста романа следует, что русский язык воспринимался дворянским сообществом как нечто, что должно прийти к ребенку само собой и, если русский язык осваивался лишь частично, это принималось без сожаления, как норма. Нам остается признать, что блестящий билингвизм дворян пушкинской эпохи — не более, чем миф.

Примечательно, что ведущим языком для дворян являлся не язык родной страны, а язык приглашенных гувернеров. Обсуждение исторических причин этого феномена не является целью данной работы.

Разумеется, среди дворян были люди, хорошо владеющие двумя или несколькими языками, некоторые из них известны как выдающиеся русские писатели. Но все же это были только единичные случаи, в целом же, как следует из романа «Евгений Онегин», билингвизм, при котором оба языка достигали уровня взрослого грамотного носителя, не был массовым явлением. И этот факт еще раз подчеркивает сложность и неоднозначность феномена естественного билингвизма.

А как же сам А.С. Пушкин? Из воспоминаний современников, в частности сестры поэта О.С. Павлищевой узнаем, что первые поэтические опыты юного Александра и письма из лицея были только на французском языке.

Библиотека отца поэта, которую Александр всю прочитал, состояла из французских книг. Низкий поклон Арине Родионовне с ее сказаниями, пословицами и прибаутками и бабушке поэта Марии Алексеевне, которая учила внука русской грамоте. Но аттестат по окончании лицея (Александру в то время восемнадцать лет) свидетельствовал об отличных успехах в фехтовании и танцах и о посредственных успехах в русском языке (из воспоминаний брата поэта Л.С. Пушкина). И, еще раз вспомнив «и в их устах язык чужой не обратился ли в родной?» становится ясно, что, хоть представить это и невозможно, но Пушкин вполне мог стать русским поэтом, пишущим по-французски…

И не было бы ни заячьего тулупчика, ни Дуни на могиле станционного смотрителя, ни «я другому отдана и буду век ему верна» … Не было бы «чудного мгновенья», «я вас любил...» и «у лукоморья дуб зеленый…» А ведь это не просто строки или образы… для всех, кто говорит и думает по-русски, это неизмеримо больше... Но, может быть, именно «…прямодушная правда, отсутствие лжи и фразы, простота, эта откровенность и честность ощущений — все эти хорошие черты хороших русских людей» [И.С. Тургенев] и диктовали Пушкину уважение к русскому языку (гордый наш язык) как к выразителю национального характера.

«Самая сущность, все свойства его поэзии совпадают со свойствами, сущностью нашего народа…» И далее: «…Пушкину одному пришлось испол­нять две работы, в других странах разделенные целым столетием и более, а именно ус­тановить язык и создать литературу» [И.С. Тургенев]. А ведь Пушкин был, можно сказать, франкоязычным. Когда гении приходят в мир, физические законы уступают место чуду…

Взаимоотношение поэтической одаренности и раннего би(поли)лингвизма имеет некоторое сходство со взаимоотношением музыкальной одаренности и обучением игре на нескольких инструментах. Моцарт учился играть на нескольких инструментах очень рано и вырос в гениального композитора, но приведет ли такое же обучение всех детей к подобному результату? Конечно, нет. Моцартом надо родиться. Также и би(поли)лингвальное воспитание как фон детского развития может на определенном этапе (когда языки уже освоены!) способствовать развитию талантливого ребенка, но сделать ребенка талантливым оно не в силах. А при некоторых условиях, при слабых когнитивных способностях и при нарушении языкового развития может стать тормозящим фактором.

II. О природе билингвизма

Билингвизм (двуязычие) и полилингвизм (многоязычие) — одно из проявлений функционирования языковой системы человека, способность осваивать (или изучать) и пользоваться в течение жизни двумя или несколькими языками. Как и письменная речь, билингвизм может сформироваться лишь при определенных условиях и в результате обучения. Освоение родного языка у здоровых детей в одноязычной среде, напротив, протекает по типу саморазвития, нередко без каких-либо усилий со стороны взрослых. Этот факт дал основание Э. Леннебергу предложить гипотезу созревания: мозг ребенка созревает для освоения речи и языка, никаких особых упражнений для этого не существует. Коммуникация на родном языке является специфическим, т.е. обязательным поведением вида Homo sapiens, т.е. здоровый человек это человек говорящий.

Действительно, любые отклонения при освоении родного языка в нашем сознании связываются с нездоровьем, а нарушение сформированной речи однозначно воспринимается как проявление тяжелой болезни. Сравним: никто не назовет человека больным на том основании, что он не владеет иностранным языком или забыл его. В этом нашем видовом знании отражается двойственность языковой способности.

Известно, что язык можно освоить непроизвольно посредством общения, т.е. натуральным способом. Так осваивается первый родной язык и языки при раннем билингвизме; далее в течение жизни погружение в новую языковую среду и необходимость понимать незнакомый язык также может привести к освоению нового языка натуральным способом. В этих случаях говорят об естественном билингвизме. Как показывает практика, естественным билингвом может стать любой человек, который может говорить, в том числе люди со значительным снижением интеллекта. Т.е. количество языков, освоенных посредством общения, не связано и не определяется интеллектом. Основным способом овладения неродными языками в современном мире является логический способ, т.е. произвольное, осознанное изучение языков как иностранных в школе, на курсах и т.п. Результат изучения языков — искусственный билингвизм.

Количество изученных иностранных языков зависит как от интеллекта обучающегося, так и от социальных условий.

Осваивая язык в процессе непроизвольного общения как ребенок, так и взрослый идут от понимания смысла целостных высказываний в конкретных ситуациях к пониманию отдельных элементов этих высказываний (от общего к частному; от прагматики к лексике и грамматике), при изучении языков, напротив, от выученных элементов (слова, выражения) к пониманию текста (от частного к общему; от лексики и грамматики к прагматике). Два способа освоения языка — проявление в языковой сфере двух глобальных когнитивных механизмов человеческого познания (спонтанное и научное знание по Л.С. Выготскому), т.е. двух стратегий (целостная и аналитическая) обработки информации человеческим мозгом, двух различных (процедурной и декларативной) видов памяти. Целостное восприятие и его аналитическая обработка характерны для любого вида поступающей информации.

В языковой сфере два когнитивных механизма сосуществуют, включаются в зависимости от условий подачи языкового материала, дополняют друг друга и тем самым делают возможным освоение новых языков в разных условиях и в разном возрасте. В то же время каждый языковой механизм может функционировать самостоятельно: так, маленькие дети при освоении родного языка (или языков при раннем билингвизме) используют только натуральный путь. На основе анализа детской языковой патологии есть основания предположить, что второй языковой механизм — декларативная память — начинает функционировать после трехлетнего возраста. При разрушении сформированной языковой системы вследствие мозговых поражений также можно наблюдать дефицит того или иного когнитивного механизма, что вынуждает пациентов опираться на сохранную стратегию обработки информации.

Логический путь изучения языков в настоящее время чаще всего дополняется натуральным (посещения страны изучаемого языка, а также телепередачи, фильмы и т.п.) и, вероятно, в чистом виде логический путь сейчас можно наблюдать лишь при изучении мертвых языков. Освоение письменной речи как неотъемлемой составляющей современного образования происходит произвольно и логически, т.е. опирается на декларативную память. При раннем билингвизме языки, освоенные первоначально непроизвольно натуральным способом, в дальнейшем должны изучаться полноценно и параллельно вплоть до окончания ребенком школы. Но, по многим причинам, такое происходит редко.

Поэтому лишь немногие ранние билингвы владеют обоими языками на уровне взрослого грамотного носителя языка. Почти каждый человек в течение жизни сталкивается с несколькими языками, причем в разных условиях и в разном возрасте; можно сказать, что у каждого человека своя языковая биография.

При естественном билингвизме языки не только совершенствуются в течение жизни, но и останавливаются в развитии (фоссилизации), обедняются и могут полностью исчезнуть (языковые аттриции или непатологическое стирание языка). Этим естественный билингвизм качественно отличается от освоения языка в одноязычной среде, где языковой регресс возможен лишь при тяжелой болезни. Естественный билингвизм — природная адаптация, которая происходит при длительной необходимости понимать незнакомый язык. Языковые аттриции свидетельствуют об ограничении мозгового ресурса и процессинга, обеспечивающих имплицитный языковой процесс; данное явление может быть понято в рамках теории нелинейной динамики, рассматривающей билингвизм не как статичное состояние, а как процесс длиною в жизнь.

Становление языковой системы при естественном билингвизме не только движется в направлении осуществления генетической программы (как при одноязычии), но подчиняется еще двум аттракторам*: стремлению обеспечить вербальную коммуникацию на всех необходимых для общения языках (количество языков не ограничено, природа позволяет осваивать новое) и стремлению к одноязычию (любой из языков, если необходимость в нем ослабевает, может обедняться вплоть до полного исчезновения). Развитие языков у ребенка в многоязычной среде происходит между этими природными стремлениями; конечное состояние процесса остается неопределенным и постоянно меняется.

Выводы

В романе А.С. Пушкина показано, как раннее погружение во второй чужой язык, практиковавшееся в дворянских семьях, приводит к тому, что этот язык и занимает место родного и основного в жизни детей, потеснив язык коренной. Становится понятным механизм исчезновения этнических языков — переход через фазу естественного билингвизма к новому языку, а также роль одноязычного хранилища как источника полноценного языка. Ведь если бы у всех младенцев в ту пору были иноязычные гувернеры, русский язык вряд ли бы сохранился до наших дней.

В настоящее время требует обсуждения вопрос роли раннего естественного билингвизма в воспитании и образовании детей: по своей эволюционной сути естественный билингвизм является мостиком между языками с внутренне присущим этому явлению стремлением вернуться к одноязычной программе. Стремление к одноязычию — природная сила, которая действует независимо от педагогов и родителей и, иногда, вопреки их стараниям: раннее освоение чужого языка нередко ведет к ослаблению языка коренного. Игнорирование этого природного стремления языковой системы и приводит к неудачам в области двуязычного воспитания и образования. В то же время изучение языков логическим способом (результат изучения — билингвизм искусственный) не оказывает негативного влияния на родной язык.

Неравномерность развития языков у дворян-билингвов еще раз доказывает, что представление о двуязычии как о линейном параллельном соразвитии языков ошибочно: вторая языковая среда не запускает импульс развития второго языка. Два языка не растут сами собой как при одноязычном воспитании. Также ошибочен тезис: чем раньше погрузить ребенка в многоязычную среду — тем лучше. В раннем возрасте освоение нового языка, действительно, происходит быстро и полноценно, но также быстро может быть потерян первый язык. Время бодрствования ребенка — величина постоянная, введение нового языка неизбежно уменьшает время использование языка существующего, что обычно ведет к обеднению этого языка.

Масштабное исследование финско-шведского билингвизма, проведенное по заказу ЮНЕСКО в 1976 году показало, что для становления двуязычия в условиях миграции наиболее благоприятным является возраст 9 лет. Это вполне объяснимо: в 9 лет ребенок уже умеет читать и писать, т.е. первый язык уже укрепился, в то же время освоение нового языка до уровня родного еще возможно: быстрое убывание данной способности происходит после полового созревания. Т.е. возраст 9-11 лет является наиболее благоприятным для погружения во второй язык. Этот вывод полностью согласуется с нашими многолетними и многочисленными наблюдениями.

Становление языковой функции в условиях двуязычной среды протекает по-разному даже у детей из одной семьи и редко бывает полностью гладким. Одно из самых глубоких осмыслений этого явления находим у Л.С. Выготского. Гений ученого задолго до теории нелинейной динамики сверхсложных систем охватил динамичность феномена, его непредсказуемость, несводимость к частным случаям и предупредил о потенциальной уязвимости детской психики в условиях многоязычной среды: «...двуязычие при известных условиях может стать фактором, затрудняющим как развитие родного языка ребенка, так и общее его интеллектуальное развитие...». Задача исследователей настоящего времени — это поиск ответа на вопрос: при каких конкретных условиях это возможно?

* Аттрактор — потенциальное состояние системы, к которому она эволюционирует.

Н.Ш. АЛЕКСАНДРОВА. Sprachbrücke E.V. Берлин, Германия. Pettenkoferstr., 16-18, 10247

Примечание:

Би-, поли-, транслингвизм и языковое образование. Материалы IV Международной научно-практической конференции под эгидой МАПРЯЛ. Москва, РУДН, 7-8 декабря 2018 г., стр. 169-178

Список литературы

1. А.С. Пушкин Евгений Онегин https://ilibrary.ru/text/436/p.2/index.html (дата обращения 01.11.2018).
2. В.Г. Белинский. Сочинения Александра Пушкина. Статья девятая. "Евгений Онегин» https://licey.net/free/16 kritika_proizvedenii_literatury_obschie_voprosy_otnosheniya_k_literature/59-russkaya_literaturnaya_kritika_xix_veka__hrestomatiya_literaturno_kriticheskih_materialov/stages/2287-onegin___enciklopediya_russkoi_zhizni.html (дата обращения 01.11.2018).
3. Воспоминания о детстве А.С. Пушкина. (Стр. 29). Лет. ГЛМ, с. 451-457. http://www.wysotsky.com/0009/001.htm#102 (дата обращения 01.11.2018).
4. Биографическое известие об А.С. Пушкине до 1926 года. (Стр. 47). Гессен, с. 29-37, с проверкой по авторизованной копии (ИРЛИ, ф. 244, оп. 17, № 35). http://www.wysotsky.com/0009/001.htm#102 (дата обращения 01.11.2018).
5. Тургенев И.С. Собр. соч. в 12-ти т. М., 1956, т. 11, с.217 http://mirznanii.com/a/356603/frantsuzskiy-yazyk-v-proizvedeniyakh-aspushkina (дата обращения 01.11.2018).
6. Александрова Н.Ш. Может ли естественный билингвизм быть вреден? Вестник РУДН. Серия: Вопросы образования: языки и специальность. 2017. Т. 14. № 2. С. 211—216.
7. Lenneberg E.1972. Biologische Grundlagen der Sprache. Frankfurt: Suhrkamp.
8. Ушакова Т.Н Речь: Истоки и принципы развития. М., 2004.
9. Пинкер С. Язык как инстинкт. М., 2004.
10. Алхазишвили А.А. Психологические основы обучения устной иностранной речи. // Психологические основы обучения неродному языку, Москва—Воронеж, 77-87.
11. Выготский Л.С. 1928—1929 К вопросу о многоязычии в детском возрасте. URL: http://psychlib.ru/mgppu/VUR/VUR-0531.htm (дата обращения: 01.11.2018).
12. Paradis M. A Neurolinguistic Theory of Bilingualism. 2004 Amsterdam/Philadelphia John Benjamins .
13. Александрова Н. Ш. Родной язык, иностранный язык и языковые феномены, у которых нет названия // Вопросы языкознания. №3. 2006 С. 88-100.
14. Александрова Н.Ш. Александрова О.А. 2016 Импрессивная (сенсорная) алалия — язык без языковой компетенции? 2 // VII Междунар. конф. по когнитивной науке: тезисы докладов, Светлогорск, 20—24 июня 2016 г. — Светлогорск, 2016. — С. 97-98.
15. Александрова Н.Ш. Александрова О.А. 2018 Импрессивная (сенсорная) алалия: освоение языка как родного невозможно, изучение языка как иностранного доступно // VIII Междунар. конф. по когнитивной науке: тезисы докладов, Светлогорск, 18—21 октября 2018 г. — Светлогорск, 2018. — С. 38-40. https://cogconf.ru/materialy-konferentsii/Abstracts%202018.pdf
16. Gürel, A. (2004). “Selectivity in L2 induced L1 attrition: A psycholinguistic account”. Journal of Neurolinguistics,17 (1), 53-78.
17. Schmid, M.& Lowie W. editors. Modeling Bilingualism: From Structure to Chaos. In Honor of Kees de Bot. 308 pp John Benjamins. 2011.
18. Александрова Н.Ш. Естественный билингвизм как нелинейная самоорганизующаяся система // Нелинейная динамика в когнитивных исследованиях — 2017 Труды пятой всероссийской конференции, стр. 15 — 17, Нижний Новгород ИПФ РАН 2017.
19. Александрова Н.Ш. Исчезновение языков, естественный билингвизм и нелинейная динамика // VIII Междунар. конф. по когнитивной науке: тезисы докладов, Светлогорск, 18—21 октября 2018 г. — Светлогорск, 2018. — С. 35-37. https://cogconf.ru/materialy-konferentsii/Abstracts%202018.pdf
20. Skutnabb-Kangas, T, Toukomaa K.1976 - Teaching migrant children's mother tongue and learning the language of the host country in the context of the socio-cultural situation of the migrant family. (UNESCO-Report). Tampere, 1976.

5
1
Средняя оценка: 3.64286
Проголосовало: 14