Литературоведение

«О дивный новый мир» О. Хаксли – не просто роман, а зловещий план британской элиты

«О дивный новый мир» О. Хаксли – не просто роман, а зловещий план британской элиты

Сегодня очень возрос интерес к литературным произведениям, относящимся к жанру антиутопии. Нынешний век стал временем быстро нарастающей турбулентности и энтропии в обществе: растет беззаконие, ослабляется государство, экономика падает в пропасть кризиса, начинаются волнения в народе, а власти отвечают на них жесткими силовыми мерами и т.п. Нынешняя так называемая «пандемия» коронавируса особенно отчетливо высветила, что мир переходит в какое-то новое состояние...

подробнее
«Я помолюсь и за вас…»: Молитва в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо». Часть IV. «Мы вместе помолимся …»

«Я помолюсь и за вас…»: Молитва в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо». Часть IV. «Мы вместе помолимся …»

Зарождение чувства показано в лирической тургеневской манере столь вдохновенно, как ни у кого из других романистов. Психологической параллелью к душевному состоянию Лаврецкого становятся одухотворённые картины природы...

подробнее
Откуда взялся Бармалей, и почему Чуковский расстрелял его из автомата

Откуда взялся Бармалей, и почему Чуковский расстрелял его из автомата

«Все другие мои сочинения до такой степени заслонены моими детскими сказками, что в представлении многих читателей я, кроме «Мойдодыров» и «Муха-цокотуха», вообще ничего не писал». Корней Чуковский, «О себе».

подробнее
«Я помолюсь и за вас…»: Молитва в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо». Часть III. «Блаженны чистые сердцем»

«Я помолюсь и за вас…»: Молитва в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо». Часть III. «Блаженны чистые сердцем»

С раннего возраста Лиза всем существом своим впитала религиозно-нравственные православные идеалы. В отличие от Лаврецкого, она была воспитана русской няней из крестьянок, Агафьей, чья необычная судьба сделала её непрестанно кающейся, истовой богомолкой…

подробнее
Антиутопия Евгения Замятина: вековая проверка. Часть 3

Антиутопия Евгения Замятина: вековая проверка. Часть 3

Многое из того, что мы находим в записях «нумера» Д-503, является отражением российской жизни первых послереволюционных лет. Вот, в частности, такой вопрос, как регламентация отношений между полами в Едином Государстве...

подробнее
Кем на самом деле были подпольный миллионер Корейко и Адам Козлевич со своей «Антилопой-Гну»

Кем на самом деле были подпольный миллионер Корейко и Адам Козлевич со своей «Антилопой-Гну»

Неподражаемый Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-бей, он же Бендер-Задунайский и просто Остап Ибрагимович, «великий комбинатор» и «идейный борец за денежные знаки». Обаятельный мелкий жулик, «человек без паспорта» и «сын лейтенанта Шмидта» Михаил Самуэлевич Паниковский. Наивный и неудачливый обладатель «молодецкой внешности» и тоже мелкий жулик и «сын лейтенанта Шмидта» Шура Балаганов. Все это - бессмертное творение Иехиела-Лейбы бен Арье Файнзильберга и Евгения Петровича Катаева, более известных как Илья Ильф и Евгений Петров «Золотой теленок»...

подробнее
Антиутопия Евгения Замятина: вековая проверка. Часть 2

Антиутопия Евгения Замятина: вековая проверка. Часть 2

Внешнее единообразие – все носят одну юнифу (униформу), все гладко бреют голову (что иногда затрудняет понять, кто это – мужчина или женщина). Условия жизни у всех членов муравейника также одинаковы...

подробнее
Антиутопия Евгения Замятина: вековая проверка. Часть 1

Антиутопия Евгения Замятина: вековая проверка. Часть 1

Среди читателей литературных произведений в последние годы можно заметить смещение интереса от фантастики к антиутопиям. Фантастика за редкими исключениями рисует такое будущее, которое лучше сегодняшнего. А если будущее вообще идеальное, то это уже даже не просто фантастика, а утопии...

подробнее
«Я помолюсь и за вас…»: Молитва в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо». Часть II. Русский скиталец

«Я помолюсь и за вас…»: Молитва в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо». Часть II. Русский скиталец

Иконописный образ Введения во храм Пресвятой Богородицы, встречающий Фёдора Лаврецкого в старом доме, словно вводит героя, вернувшегося с чужбины в родные края, во храм его родины, святой Руси, под покровительство её заступницы и хранительницы Матери Божией...

подробнее