Бархатная революция в Праге: как местные «перестроечники» переиграли сами себя и подыграли Западу

30 лет назад в Чехословакии произошли события, и по сей день являющиеся образцом для устраиваемых по всему миру проамериканских «майданов». Один из важнейших уроков 1989 года: недоумки и откровенные «агенты влияния» Запада, расшатывающие действующую власть с целью ее захвата, обычно «остаются с носом», а все «плюшки» получают совсем другие «бенефициары». Но, похоже, это ничуть не охлаждает мазохисткий пыл новых поколений указанных «реформаторских кадров» по подыгрыванию все новым и новым антигосударственным мятежам.

Непосредственной датой пресловутой «бархатной революции», названной так за практически бескровное свержение законной власти Чехословакии. Почему свержение? Да хотя бы потому, что новые парламентские выборы (и последние в истории ЧССР, вскоре развалившейся на Чехию и Словакию) состоялись лишь летом 1990 года. 
А до этого момента вполне легитимное депутатское большинство в парламенте имели коммунисты. Но при этом реальную исполнительную власть осуществляли малопонятные личности, пролезшие туда исключительно под давлением «улицы», просто технически не могущей отображать настроения всех без исключения граждан страны, имевших право голоса.
То есть формальную настоящую демократию по принципу «один человек – один голос» заменил принцип «демократии вечевой». Когда, скажем, на «вече» древних городов, вроде Киева или Новгорода, то или иное решение принималось не большинством собравшихся, а по громкости крика (ну и крепости кулаков той или иной «партии», конечно).
Такую архаичную псевдодемократию у себя на Западе местные элиты осуществлять бояться. А ежели что-то похожее у них происходит (студенческие революции 1969 года, акции «оккупай Уолл-Стрит», «желтые жилеты» во Франции, прочее), то политики очень быстро начинают бороться с ними всей мощью репрессивного аппарата. 
Но в страны якобы «недостаточно демократические» такую «вечевую демократию» – а по сути, обычный мятеж – западные структуры «экспортируют» очень даже живенько, если им это, конечно, позволяют местные власти. Увы, как раз так и произошло в Чехословакии в ноябре 1989 года.

***

Конечно, западная и прозападная пропаганда все эти годы пытается делать акцент на «массовое народное возмущение коммунистическим режимом» со стороны и обычных граждан, и особенно студентов. Последние, собственно, и начали акцию 16 ноября, разросшуюся всего спустя несколько дней в массовые антиправительственные выступления.
Но, как обычно водится с содержанием такого вида пропаганды, в ней принято умалчивать о многих, якобы мелких, деталях. Да, говорить, что абсолютно все население Чехословакии придерживалось идей социализма и интернационализма не приходится. 
Были ведь события 1968 года, именуемые «Пражской весной», которые местные прекраснодушные недоумки объявляли «движением за социализм с человеческим лицом», а на самом деле представляли собой просто «вялотекущий» контрреволюционный переворот с целью сделать Чехословакию частью капиталистического Запада и его военного блока НАТО, направленного против СССР и его союзников.  
Да и после более, чем своевременного введения войск Варшавского Договора и возвращения ситуации в стране в нормальное русло, часть матерых «антисоветчиков» отнюдь не смирилось, но лишь на время затаилось, накапливая в себе дикую злобу против «коммунизма». Даже хоккейные схватки между командами СССР и ЧССР такими персонажами трактовались едва ли не как настоящие «бои с врагами».
Логично, что наибольший процент такой публики находился среди молодежи, и именно студенческой. Тем, кто работает, дом-семью содержит обычно не до таких глупостей. А вот те, кто вместо усердного «грызения гранита науки» мнит себя «солью земли» и «элитой общества», те – да, часто срываются на протестные акции, по поводу и без повода.
Только ведь и представлять государственный аппарат ЧССР якобы полностью беззащитным против вышеупомянутых оболтусов с «разрухой в головах» тоже не приходится. Были и против них свои приемы, многие из которых, кстати, сохранили эффективность и по сей день.
Ну вот, например, просто смешно, когда читаешь о «многодневных студенческих манифестациях и забастовках». Вот автора этой статьи, когда он учился в ВУЗе, как студента вполне официально могли исключить  оттуда за, кажись, то ли 1, то ли 3 дня прогула без уважительных причин. И когда речь заходит о десятитысячных толпах агрессивного молодняка, вместо «пар» и «лекций» находящегося на улицах, то сохранение их студенческого статуса является лишь недоработкой (точнее, служебным преступлением) университетского начальства.
А после исключения юношей, не имеющих за плечами армейской службы, те автоматически становятся объектом пристального внимания военкомата. И очень скоро, потеряв право на отсрочку от «срочной службы», они меняют свободный во всех отношениях «молодежный прикид» на кирзовые сапоги и гимнастерки. А показывать свою «демократичность» и «свободолюбие» перед сержантом в строю на плацу на-амного сложнее, чем перед деканом в студенческой аудитории.
Впрочем, обычно до массовых исключений и не доходит – как правило, большинство «смутьянов» вразумляются и после «профилактических бесед» на предмет своей будущей судьбы в случае выбора уличного хулиганства вместо положенных занятий в ВУЗе. Тут, конечно, немало зависит еще и от позиции руководства ВУЗа, где тоже могут быть «латентные майдауны». Ну так на них тоже КЗОТ есть – со статьями о «служебном несоответствии» за потворствование срыву учебного процесса, так что все решаемо.
А кроме того, в студенческой (как, впрочем, и в любой другой среде тоже) есть информаторы спецслужб, вовремя доносящие своим кураторам в погонах о тамошних настроениях. В том числе и о том, кто, куда и в каких количествах собрался выходить.

***

Все вышеперечисленные инструменты (и даже больше) у правоохранительных органов Чехословакии были в избытке. Последний руководитель местной госбезопасности Алоиз Лоренц до сих пор известен именно тем, что с момента своего прихода на должность, еще в начале 80-х годов, значительно укрепил агентуру спецслужб везде, где надо – и среди студентов, и среди диссидентов. Так что пройти мимо него такому процессу, как организация полноценного мятежа, было просто немыслимо.
Бравый генерал-лейтенант мятеж и не проморгал. Он его … сам же и устроил! Ну, если быть точным, помог раздуть до опасных размеров. 
С помощью широко известных ныне по «госдеповским» методичкам с советами организации «цветных революций» технологий – «сакральной жертвы». Когда толпа «майдаунов», узнав о «беззаконном убийстве противника режима», буквально звереет, и остановить ее бывает очень сложно.
Впрочем, в ЧССР в 1989 году и настоящей-то «жертвы» не было! Ее роль исполнил … 29-летний лейтенант госбезопасности Людвик Зифчак – конечно, не самочинно, а по приказу своего шефа. Приблизившись в студенческой толпе к полицейскому, спровоцировав того на «плюху», затем упал, якобы без сознания, так что его увезли на «Скорой». А затем другая агентка госбезопасности распространила по студенческим общежитиям слух, что «полицаи убили студента Мартина Шмида».
Слух быстро дошел до радио «Свободная Европа», финансируемого Конгрессом США для подрывной деятельности в Восточной Европе. Радио выполняло роль «организатора и вдохновителя» цветных мятежей – роль нынешних вездесущих «социальных сетей». Так о «безвинно изничтоженном студенте» узнала уже вся страна.
Кстати, мартинов шмидов среди студентов было в те годы минимум двое. Соответственно, каждый из них (и его друзья) думали, что погиб не он, а его тезка. Правда, довольно быстро «фейк» выяснился, но «вышедшее на тропу войны» майдаунье было уже не остановить.
То есть, остановить-то его как раз было технически вполне возможно, если бы не откровенное предательство части руководства ЦК КПЧ и руководителей силовых структур. Которые заняли «толстовскую» позицию «непротивления злу насилием» и просто не захотели принять должные законом меры. Хотя бы просто приказать сделать это профессионалам.
Последних же было вполне достаточно. Народная милиция, в числе больше 80 тысяч мотивированных и закаленных бойцов, подчинявшихся даже не МВД, а непосредственно партии, готова была подавить бунт озверевшего молодняка. Но приказа так и не поступило. 

***

Собственно, ведь и сама пресловутая «бархатная революция» была раздута шефом службы безопасности как раз для того, чтобы добиться «замены старых кадров» в ЦК. А то тамошняя «молодежь», включая самого генерала Лоренца, с частью «стариков», одобрявших самоубийственные реформы горбачевской «перестройки», очень хотела «порулить» и партией, и страной в целом самостоятельно.
Вот и спровоцировала откровенный антиправительственный путч – с целью вынудить «сталинистов-брежневцев» уйти в отставку. Вынудили. Уже 24 ноября Политбюро ЦК КПЧ во главе с Генсеком Милошом Якешем так и сделало, место «первого» занял престарелый деятель «Пражской весны» Карл Урбанек. Который, правда, смог просидеть в своем кресле меньше месяца, так как никакой социализм, даже с «человеческим лицом», разбуженных провокацией коммунистов-недоумков контрреволюционеров уже не интересовал.             
В этом смысле можно сказать, что «лучшие друзья» Чехословакии проявили завидную оперативность. Уже 19 ноября местная диссидентствующая интеллигенция образовала «Гражданский форум», никому ранее не известный диссидент-кузнец Петр Миллер вдруг стал лидером тоже ранее не существовавшего рабочего антикоммунистического движения.
Кстати, именно пан Миллер 28 ноября озвучил ультиматум премьеру Адамецу с требованием отставки правительства – в … туалете, где сей деятель случайно встретился с главой правительства! Ну а что: новые политики – новый «формат переговоров»…
Конечно, либеральная пропаганда объясняет эту сверхоперативность по созданию руководящих структур антигосударственного мятежа исключительно «высокой гражданской активностью общества». Ну да, а собравшиеся на центральной площади Киева молодчики несколько месяцев питались исключительно супчиками, которые выносили им сердобольные бабушки из рядом расположенных домов. 
Понятно, что как на организацию полноценного «Майдана» требовались десятки миллионов долларов (как минимум!) от солидных спонсоров – на питание, санитарное и медицинское обслуживание, «культурный досуг» и прочее; так и за «молниеносной гражданской активностью» чешских мятежников явно стояли очень неплохие «домашние заготовки», подкрепленные неплохим финансированием.
Кто был их главным организатором? Наверное, доподлинно мы этого никогда не узнаем. Это могли быть и непосредственно спецслужбы, и США и близлежащей ФРГ, да и фонд «Отрытое общество» небезызвестного Джорджа Сороса существовал уже с 1979 года, а роль этого «филантропа», пусть без особой конкретизации, в «цветных революциях» 89 года даже западной прессой не подвергается сомнению.
Куда интереснее, насколько «втемную» эти деятели использовали тех же чешских коммунистов-реформаторов, и особенно руководство чехословацких спецслужб, по умолчанию поддерживавших тесный контакт со своими коллегами из КГБ. И не торчат ли за провокационным путчем, превратившимся в захват власти, уши даже лично Михаила Сергеевича, который чуть ли не до своей отставки пытался «либерализовать» руководство братских коммунистических партий из Восточной Европы в духе своей любимой «перестройки»? 

***

Что не вызывает никакого сомнения, так это печальная участь известных «архитекторов бархатной революции» с партбилетами в карманах. Такую классную «движуху» затеяли – а благодарности никакой! Просто-таки в духе песни перестроечных времен одного тогдашнего «барда»: «Вышло так, что за свои заслуги ничего-то ты не получил!»
Шеф чехословацкого «КГБ» Лоренц вместо громкой славы «спасителя страны от крови и тоталитаризма» даже получил тюремный срок реально, правда, так его и не отсидев из-за разных формальностей. Сменившие Генсека Якеша деятели стали «халифами на час», окончательно потеряв реальную власть в конце декабря 1989 года. 
Самое интересное, что этих настоящих «путчистов» после распада единой чехословацкой компартии, приняли в новую структуру и даже выдвигали в депутаты парламента. Что, думается, невозможно ни в одной партии любой страны мира – для деятелей, разваливших ее своей абсолютно профнепригодной политикой.   
А еще более интересно, что те или иные эпизоды Бархатной революции все равно повторяются в истории снова и снова. 
Ладно там «сакральная жертва» – обычно ее организацией, если «ляп» не допустит тот, кого надо свергнуть (вроде укро-президента Кучмы, недолюбливавшего журналиста Гонгадзе), озабочиваются сами организаторы «майданов». Как, скажем, в известном случае «стрельбы неизвестных снайперов» в Киеве в феврале 2014 года, что и стало окончательно точкой в противостоянии. 
Но когда глава Администрации Януковича Сергей Левочкин через своих соратников организовал 1 декабря 2013 года «зверское избиение» кучки протестующих против неподписания Украиной Ассоциации с ЕС под объективы телекамер заранее отправленных на площадь журналистов ведущих телеканалов – он-то на что рассчитывал? Тоже – лишь «малость попугать» своего шефа в надежде «дожать» того для выполнения задачи Госдепа США и Виктории Нуланд, с которой Левочкин был лично дружен?
Ну так и остался вместе с разгромленной Партией Регионов «на бобах» без малейшего политического влияния, не говоря уже о реальной власти. Хорошо еще, что не в положении своего бизнес-партнера, олигарха Фирташа, вот уже 5 лет лишь благодаря усилиям самых высокооплачиваемых адвокатов избегающего выдачи из Австрии в США, где ему светит многолетний срок за «коррупцию», почему-то очень затрагивающей «национальные интересы» Вашингтона. 
Ну чем это не похоже на судьбу высокопоставленных чехословацких коммунистов, затеявших опасные игры, итогом которых стала гибель их социалистического государства? Да и не социалистического тоже, если учитывать распад ЧССР на Чехию и Словакию в начале 90-х…
Так что хотя Бархатная революция в Чехословакии и была первой в этом ряду среди социалистических стран Восточной Европы, но, похоже, вряд ли ее более современные «клоны» скоро навсегда станут лишь достоянием истории. Хотя бы потому, что уроки этой самой истории, как показывает опыт, все равно ничего не учат новые поколения политических авантюристов, устраивающих свои «игры на бочке с порохом». 

5
1
Средняя оценка: 3.15385
Проголосовало: 26