Как СССР одержал победу на КВЖД и не поссорился с Китаем

Практически целый год, с декабря 1928 по декабрь 1929 гг., длился конфликт вокруг Китайско-Восточной железной дороги. Конфликт между Советским Союзом, которому она принадлежала, и китайскими псевдореволюционными «князьками», которых науськивали «лучшие друзья СССР». «Князьки» прогнозируемо получили ощутимый «щелчок по носу» и… вскоре опять стали дружить со Страной Советов! Может, потому что мы, как и в большинстве других случаев, воевали с «поджигателями войны», а не с народами чужих стран? 

Данная магистраль, соединяющая Читу и Владивосток с ответвлением на Порт-Артур, была построена еще на рубеже 19 и 20-го веков и проходила по территории Маньчжурии. Тоже интересного образования, если подумать. Чьи воинственные элиты захватили остальной Китай еще в 17 веке, при этом позиционируя себя в качестве «высшей» если не «расы», то касты точно. Но при этом собственно маньчжурские земли все более пустели – китайцам туда хода не было под страхом наказания, а жившие там «гегемоны» с каждым годом переселялись на другие китайские земли.
Так что, когда в 10-х годах 20 века в империи Цин вспыхнула буржуазно-демократическая революция, Маньчжурия оказалась почти безлюдной. Но, конечно, не бесхозной, об этом уж позаботились и пришедшие к власти в Китае многочисленные «милитаристы», бывшие генералы императорской армии, самопровозгласившие себя «губернаторами» разных провинций, и японцы, давно «точившие зубы» на территориальные приобретения на материке.
Надо отдать должное правительству Российской империи – уже после поражения в Русско-Японской войне оно озаботилось постройкой от Читы к Тихому океану более безопасной магистрали, проходившей уже целиком по российской территории. Удалось, правда, ее закончить лишь к 1916 году – практически накануне революции.
Но КВЖД, тем не менее, продолжала функционировать, принося неплохую прибыль, являясь официальной собственностью России. Соответственно, позже перейдя в собственность СССР.
Согласно договору с китайцами от 1903 года, заключенному на 80 лет (напоминавшим таковые, скажем, относительно Гонконга для Великобритании), эта железная дорога с окружающими территориями обладала широчайшей автономией, представляя собой, во многом, «государство в государстве». Где назначаемая в Москве администрация руководила всей работой магистрали, с работающими там преимущественно российскими гражданами, подразделениями охраны и проч.

***

Увы, после тяжелых потрясений, вызванных Гражданской войной, авторитет построенного на обломках Российской империи СССР малость упал в глазах немалого числа стран-соседей. Там, видимо, считали, что стране, экономика которой находилась в тяжелейшей разрухе, не до защиты своих национальных интересов за рубежом. Да, может быть, и надеялись использовать в свою пользу большевистскую доктрину «мировой революции» – дескать, раз в Москве за «интернационал», почему бы ей интернационально не поделиться и своей собственностью тоже?
Ну и потом, сам Китай к середине 20-х годов представлял собой достаточно рыхлое образование из полунезависимых военно-феодальных княжеств, пусть и возглавляемых формально супер-демократичными генералами и маршалами павшей империи Цин. Время от времени они заключали между собой союзы и начинали воевать за передел власти и собственности. А тут такой «лакомый кусочек» в виде КВЖД лежит – как же на него можно спокойно смотреть?!
Ситуация осложнялась и тем, что на китайскую территорию после поражения в Гражданской войне бежала масса белогвардейских недобитков – разных там «колчаковцев», «семеновцев» и прочей «всякой твари по паре». Эта братия на словах так горела желанием «положить душу за Бога, царя и отечество», что готова была служить любому противнику своей настоящей Родины, лишь бы нанести ей вред. Ну и в перспективе, конечно, возвратиться туда в качестве марионеточных правителей от спонсирующих их зарубежных кукловодов.
В общем, практически полная аналогия с белоказаками Краснова и Шкуро, только под эгидой не Гитлера, а китайских милитаристов, а также спонсоров подальше и «пожирнее». На момент начала конфликта этих вооруженных изменников Родины насчитывалось около 70 тысяч человек!
Дополнительным фактором была крайне изменчивая политика формального шефа доминирующей в Китае партии Гоминдан – Чан Кайши. Он то сотрудничал с местными коммунистами, а также с СССР, то объявлял КПК вне закона и пытался «кошмарить» советские интересы.

***

Начало провокаций на КВЖД относится уже к 1925 году, когда китайские власти дали негласную «отмашку» на откровенный «беспредел» со стороны упомянутой выше недобитой белогвардейщины. Начались аресты прямо в поездах советских дипломатических курьеров, дипломатов, захваты и убийства сотрудников советских дипломатических и торговых представительств.
А в конце 1928 Чан Кайши дал уже откровенную «отмашку на отжим» у страны Советов и всей принадлежащей ей магистрали в целом. Постепенно, правда, то вводя в правление своих представителей, то увольняя назначенного Москвой главного управляющего, то заставляя советских служащих отказываться от своего гражданства в пользу китайского. 
Хотя строго формально официальный лидер Китая был вроде ни при чем, поскольку все эти пакости осуществлялись по приказу правителя Маньчжурии генерала Чжан Сюэляна. Тоже любопытного персонажа, имевшего к тому времени аж 28 лет от роду. И получившего генеральские погоны (хотя его сверстники часто имели максимум лейтенантские) лишь благодаря тому, что являлся старшим сыном предыдущего военного правителя края.
Есть мнение, что господин Сюэлян тоже вел в этой ситуации свою игру. Намереваясь полностью подмять КВЖД и немаленькие доходы от ее эксплуатации исключительно в пользу себя любимого, вместо того чтобы делиться ими с Чан Кайши. Ведь, как говаривал персонаж «Свадьбы в Малиновке»: «У пана атамана нема золотого запасу, и хлопцы начинают разбегаться в разные стороны».
Надо сказать, этих самых «хлопцев» в Мукденской армии было более, чем достаточно – около 300 тысяч штыков. Это не считая 70 тысяч союзных белогвардейцев. При том, что силы РККА к началу «горячей» фазы конфликта составляли всего 16-18 тысяч бойцов.
С другой стороны, захватчики не учли, что все их воинство – всего лишь «осколки» бывшей императорской армии Китая. Которую и в эпоху относительной стабильности били практически все, кому не лень. Англичане, французы, японцы и те же россияне, как только возникала опасность для жизни российских граждан в Китае (восстание «Ихэтуаней») и интересам страны.
А уж после начала гражданской войны в распавшейся империи Цин что материально-техническое снабжения войск, что их подготовка оставляла желать намного лучшего. Да и с кем им было приобретать боевой опыт – с такими же профнепригодными неудачниками, как и они сами, только служившими под знаменами других падких к власти экс-императорских генералов? 
Недаром та же Маньчжурия была захвачена Японией в 1931 году без особых усилий. А весь остальной Китай не последовал за ней лишь потому, что японские политики вплоть до начала Второй мировой ожесточенной спорили, что их «Империи Восходящего Солнца» больше надо – Восток Евразии или весь Тихий Океан с его важными для японской экономики торговыми путями?
Так что, хотя на первом этапе захватчики КВЖД и имели 20-кратное преимущество перед Красной Армией, вскоре это преимущество сошло на нет, благодаря гораздо лучшей подготовке и вооружению последней. Чем-то это напоминало анекдот более поздних времен, сложенный в СССР в 70-е годы.
Обсуждают китайские генералы планы генерального сражения. 
– На левый фланг вражеской армии мы бросим 20 миллионов своих солдат, на правый – 50 миллионов, в центр – 100 миллионов!
– И танки, танки!
– Как – все три?!
– Нет – два оставим в резерве!
– И обязательно при поддержке авиации!
– Какая авиация, коллега – летчик заболел…

***

На самом деле, конечно, у китайских милитаристов имелись и военные корабли, и бронепоезда, и артиллерия. Но у нашей Дальневосточной армии, к моменту первого этапа Сунгарийской операции, начавшейся в октябре 1929 года, насчитывавшей уже 3 только пехотных дивизии, были на вооружении еще и танки, и авиация, и более современные речные «мониторы», и бронекатера. А еще такие военачальники, как будущий маршал победы Константин Рокоссовский, командовавший в то время Кубанской кавалерийской бригадой.
Ну и немаловажное обстоятельство: к тому времени «иудушка Троцкий» был уже благополучно изгнан из Советской страны подальше. Вместе со своей самоубийственной идеей «перманентной мировой революции» любой ценой ради более, чем призрачной победы, в которой «Россия должна была сгореть, как охапка сена».
Так что новое руководство партии большевиков во главе со Сталиным, конечно, не отказывалось покончить с эксплуатацией человека человеком на земном шаре, но только тогда, когда на это хватит сил. А пока эти силы надо было подкопить – той же массовой индустриализацией, в частности. А потому отдавать «за здорово живешь» ценный актив, стоивший еще при царе 500 миллионов золотых рублей (это где-то 20 млрд. долларов по нынешнему курсу) загребущим соседям Москва однозначно не собиралась.
Тем более что, вероятнее всего, одним лишь «отжимом» КВЖД дело бы не закончилось. В международной политике всегда так: если «дал слабину», то одной уступкой не отделаешься. Михал Сергеич Горбачев, например, начав период уступок Западу в ходе своей перестройки, быстро потерял не только мировую систему социализма, но и СССР в целом. 
А если бы, скажем, российская армия не «щелкнула по носу» «маленьких, но гордых» захватчиков Цхинвала, посмевших расстрелять из «Градов» не только мирное население, но и расположение роты российских миротворцев, можно было бы только предполагать, как далеко зашли бы аппетиты любителей «вытирать ноги» об авторитет нашей страны. Аннексией Приднестровья и потенциальным геноцидом населения Крыма и Донбасса после запланированного Западом «Майдана» точно бы не отделались…

***

Вот так и в ходе конфликта в Маньчжурии. В 2 этапа, в октябре и ноябре, Красная Армия разгромила все еще значительно превосходящие ее силы китайских милитаристов. И даже захватила в плен штаб Мукденской армии с ее командующим и 250 офицерами. 
А ведь этих горе-вояк учил военному мастерству тот же будущий маршал СССР и командующий Особой Дальневосточной армией Блюхер. Видно, «ученички» не очень способные попались. Да и вообще, как принято говорить при поставках за рубеж высокотехнологичной военной техники: «Свое оружие в своих не стреляет», даже если новые хозяева и попытаются его использовать против продавцов.
Хотя, думается, важную роль сыграло и то, что китайские войска (и даже их командиры) изначально не были настроены на серьезное противостояние с РККА. Получилось бы «отжать» КВЖД без больших затрат – замечательно, а нет – так тоже проживем. А то можно положить в битвах с красноармейцами столько своих войск, и ослабеть настолько, что тут же станешь легкой добычей «заклятых друзей»-соотечественников, только и ждущих снижения боеспособности конкурента в борьбе за власть.

***

С другой стороны, хоть руководство Красной Армии и отвергло радикальную доктрину Троцкого, но и превращать свой победоносный поход в Маньчжурию в некий «римейк» классической «колониальной войны» однозначно не собиралось. 
Так что местное населения и даже пленные китайские войны рассматривались в качестве максимум «оболваненных» антикоммунистической пропагандой несчастных людей. С которыми велась успешная «воспитательная работа». Достаточно сказать, что по ее результатам больше 1200 китайцев запросилось в советское гражданство.  
Да и просто местным жителям формальные «оккупанты»… вернули обратно реквизированные у них «защитниками» от Гоминьдана лошадей, телеги и другой подобный инвентарь! Надо ли объяснять, кого после этого китайские крестьяне стали считать «угнетателями», а кого «освободителями»?
Можно заметить, что настроение «милые бранятся – только тешатся» отмечалось не только среди рядовых китайских тружеников, но и среди местных элит тоже. Тот же правитель Маньчжурии Чжан Сюэлян, например, спустя несколько лет тайно от Чан Кайши стал не просто сотрудничать с китайскими коммунистами, но еще и «патронировал» полноценную «базу» советских военных советников при КПК, переодев их для конспирации в военную форму своей армии.
Да и сам Чан Кайши, хоть после 1929 года не раз «лавировал», начиная дружить то с Гитлером, то с США, все равно в конце концов, после начала японской агрессии, запросил военную помощь от СССР, и после недолгих колебаний ее получил. В том числе, и в виде военных советников, среди которых было немало и офицеров, осенью 1929 года успешно побивших его горе-воинство на КВЖД.
Так или иначе, но после успешного решения конфликта в пользу СССР (закрепленного в виде «Хабаровского протокола» 22 декабря 1929 года) китайские генералы больше не рисковали даже косо глядеть в сторону советской границы. Первый такой случай случился аж в 1968 году во время конфликта на острове Даманском, но, к счастью, он же стал и последним в этом ряду – после смерти Мао Цзедуна китайское руководство проводило куда более взвешенную политику. 
А уж западные кукловоды беглых белогвардейцев тоже благоразумно решили, что сами по себе эти «борцы за свободную Россию» ничего серьезного не представляют. И использовать их можно разве что в качестве «обоза» или карателей в случае начала полномасштабной агрессии против СССР со стороны какого-то серьезного противника. 
Так что хотя локальный конфликт вокруг Китайско-Восточной железной дороги по чисто военной составляющей и не сравнить с более поздними и славными победами образца Халхин-Гола, но победа Красной Армии в нем тоже сыграла очень важную роль в укреплении международного авторитета и безопасности молодой страны Советов.

5
1
Средняя оценка: 3.1875
Проголосовало: 16