Критики в России пройдут аттестацию

Литературным критикам предложено написать собственный художественный текст. Многие члены критического цеха к аттестации подготовились заранее. Елена Погорелова предстанет с подборкой лирических элегий, Елена Сафронова и Павел Басинский – с романами «Жители ноосферы» и «Русский роман, или Жизнь и приключения Джона Половинкина», Кирилл Анкудинов подготовил сценарий «Оползень».

ИЗ МАТЕРИАЛОВ АТТЕСТАЦИИ КРИТИКА АНКУДИНОВА К.Н.

Полный «Оштен»
Рецензия

Анкудинов К.Н. Оползень. Сценарий-экранизация // Samlib.ru. 09.08.2019; http://samlib.ru/editors/a/ankudinow_k_n/opolzenx.shtml

Нэ знаю як, но нэ так.
Кубанская пословица и
поговорка

Это что-то вроде переделки чужого романа в свой кинороман. Оригинал – американский детектив 1951 года автора Росса Макдональда «Так они погибают» в русском переводе. Работа Анкудинова заключалась в трансформации реалий США середины ХХ века в реалии России нашего времени с добавлением элементов сценария, как он себе это представляет. Снимать по этому тексту ничего нельзя – нужно делать ещё один сценарий. «Потрясающий просто дилетантизм!» – говорила одна моя героиня магистру Левенталю.
Вопросы о юридическом и этическом аспектах данного творческого метода оставим за кадром, посмотрим, насколько удалась трансформация.
Пересадка сыщика из США в Россию произведена по анекдоту: «Шли два китайца, Абрам и Гога, в синагогу». Частный детектив Лев Артамонов (в оригинале – Лью Арчер), главное действующее лицо, перенесён на российскую почву с правом на ношение оружия и всеми остальными американскими прибамбасами (широкими полномочиями), и так, как будто рынок сыскных услуг в России такое же будничное дело, как в Америке.
На этом, собственно говоря, наше скромное исследование можно было бы и закончить, но пойдём дальше. Пойдём вместе.
Лев Артамонов – крепкий мужчина лет 35–40, «типичный русак», но все принимают его за еврея. На основании имени. Да мало ли какие у русаков имена! Сейчас они вообще становятся Марками – мода такая. Моего отца бабушка хотела назвать Львом, благо дед победил, и я сейчас Владимирович. Короче, тема русского антисемитизма, конечно, важная тема в современных российских реалиях, и нельзя её опустить, но – натяжка.
Натяжек в тексте предостаточно. Все двери, даже если за такой дверью торчок в гостинице варит наркоту, не заперты, а люди с лёгкостью выдают самую подробную информацию незнакомцу. Как говорила моя другая бабушка, кстати, Наумовна по отчеству: «Кино бы не получилось». Заметьте – это важная сюжетообразующая формула.
Наумовна – потому что не дали взятку попу, и он, зараза, по святцам назвал. Хотели Николаем, принесли домой – «Хочь выкинь дытыну!» Разные бывают у русских имена.
А «Оползень» – потому что оползает посёлок, построенный к Олимпиаде в Сочи для иностранцев, в пропасть. Символично. Привет «кровавому Путину» и Роману Сенчину – признанному мастеру жанра.

Действующие лица у Анкудинова сплошь эрудиты. Едва ли не каждый бандит оказывается у него высокообразованным. Он читает и перечитывает сложные книги, а потом их обсуждает – как в литературном объединении «Оштен», которым руководит Анкудинов – не в тексте, а в Майкопе.
Писатели, произведения, Бродский, Коэльо. Один наркопреступник собирается писать книгу, другой – вообще поэт. Я понимаю, конечно, что литературный критик Кирилл Анкудинов интересуется поэтами.
Анкудинов вращается в интеллигентных кругах и никогда не сходит со своей орбиты. Это не его вина, это его беда. Ему бы походить в интересах дела по пивным, как это делал Куприн (Куприн, правда, ходил по пивным не только в интересах дела).
И с бильярдом у Анкудинова нелады, потому что бильярда нет в «Оштене». Он думает, что это вроде настольного футбола, где «пропускают шары». И Екатеринодара, в который перенесена важная часть действия из Калифорнии, не знает Анкудинов, потому что «Оштен» находится в Майкопе.
В Екатеринодаре нет автозавода. Так уж вышло. И района Автозавода нет. Зато есть район кожзавода, или район мясокомбината, что ничуть не помешает развитию сюжета. Не обязательно выдумывать улицы, когда легко посмотреть их в «Яндексе». Не было смысла переименовывать «большой портовый город» Новороссийск в Новоморск. Кубанская больница не может быть городской по определению – это Крайбольница.
Откуда взялся белый халат на частном детективе в больнице? Не дают там халаты посетителям, только бахилы, – в кино дают, а в жизни не напасёшься столько халатов. Может, в Америке решают как-то эту задачу.
Никогда не возьмут медсестру Олю начмедом в войсковую часть, и заочка в меде звучит диковато. Уже бывает такая заочка в наши дни, но за деньги, которые вряд ли имеются у дочери тракториста. Представляете себе доктора после заочки? Я знаю одного – хороший парень. Сначала он был лором, теперь психотерапевт, а до этого служил в ментовке шесть лет сержантом.
Хоть какой бы в добротном двухэтажном доме на берегу моря не процветал грибок с подмыванием фундамента, не может такой дом стоить меньше квартиры в станице (определение «сталинской постройки» сомнительно для частного дома). Впрочем, это списывается на нежелание пенсионерки Светланы Владиславовны переезжать в квартиру в станице. 
Не говорят на Кубани: «погутарим». И из станичной (якобы) девушки не получится местной жительницы, если она ни к селу, ни к городу в правильную литературную речь вставит слово «побалакаем». Не скажет кубанец: «Я южанин, я кубанец, я куркуль!» Он скажет: «Я казак!» А если надо самоиронии, назовёт себя «кубаноидом». Не слышал я, чтоб и кавказцы называли русских урусами, – слово попадалось мне такое, в книгах про Кавказскую войну. «Эти поцы», – уместно в Одессе, а не в Екатеринодаре. Даже в речи характерного еврея Райхера.
Всё-таки на Кубани живут черкесы (адыгейцы), а не дагестанцы. Для Екатеринодара характерен армянин, а не еврей. Но куда же без еврея? Это самый типичный ветеран войны, и самый типичный ветеран-разведчик. Помните Джигарханяна-Клайна из «Паспорта» Данелии? «Не нравится мне этот гусь!» Клайн – однополчанин Райхера, его непосредственный отец-командир.
Офицер-«чеченец» тоже взят из современных фильмов про военных. Или из песни Аллы Пугачёвой «Настоящий полковник». Куда же без «чеченца»?

Медицинский университет в Екатеринодаре называют только мединститутом. Курсант в Екатеринодаре не «Краснодарского военного училища», а шифровального или лётного. И всё это можно узнать в интернете, даже нетрудно найти в «Фейсбуке» жителя Екатеринодара, который с радостью расскажет особенности своего города.
Чтоб действительно это была Кубань, в тексте должен быть южнорусский диалект в разных пропорциях. Смысл тогда и рисовать Кубань? Делать уже полностью условный регион. Лучше всего, конечно, вообще Америку оставить в покое, и текст Макдонольда.
– Хто бы слышал той диалект в том «Оштене»?
– Так отож...
Всё равно чтение «Оползня» может оказаться увлекательным. Текст яркий. Благодарить за это нужно Макдональда и его переводчика. Оригинал куда более гармоничный. Но и Анкудинов не сумел всё испортить. Вообще, можно подумать, что его задача была – создать версию для читателей с ограниченным развитием.
Сюжет строится на том, что «русско-американский» детектив идёт от человека к человеку по Кубани и постепенно всё от них узнаёт. При изобилии вполне доступных женщин и подходящих мужчин совсем нет секса.
Главная героиня роковая женщина Галя (Гэлли – у Макдональда) просто обязана была уложить Артамонова в постель. Он её «спас», он в неё влюблён, на какое-то время он ей нужен, – чтоб подчинить, использовать, а потом избавиться, убить собственноручно или подставить – так нам говорит её характер. Она же в финальной сцене в него почему-то и не стреляет. Вот и объяснялось бы почему. В 1951 году такой платонизм был понятен, теперь его отменили.
С вдовой Артамонову тоже не лишне было бы по сюжету. Слишком уж трогательные сложились у них отношения, комичная сцена со стариком-мужем была бы тогда на своём месте. У Росса, должно быть, всё это подразумевалось – у Анкудинова утратилось.
Зачем, имея банковскую карту, нужно идти не к банкомату или прямо на месте воспользоваться онлайн-банком, а идти нужно в банк, где иметь при себе паспорт? Кстати, интернета совсем нет в тексте – отсутствует, как в 1951 году у Росса Макдональда.
Совершенно неадекватные денежные суммы – пятьсот тысяч с карты влёгкую у приезжего обывателя, который шастает по гаражам в поисках дешёвой проститутки с пятьюдесятью тысячами в портфеле. И рассказывает первому встречному, что в портфеле у него пятьдесят тысяч.
Штампованная Украина (куда же без Украины?) с жовто-блакитными флагами повсюду и казачьими песнями про Галю, но фашизм не подтверждается.
Поверхностное представление о юриспруденции, непонимание психологии. «Матчасть» провисает по всем направлениям – бывший разведчик пресловутый Райхер гордится не взятыми языками, а убитыми немцами. Он же не бывший снайпер!
Здесь Анкудинову зачёт – настоящий фронтовик у него не получился, а сказочник, наблюдавший разведчиков из обоза, – вполне. Вроде нынешнего Прилепина, оператора РПГ-9.
«В какую сторону? На юг или на север?..» А как это понять? С компасом нужно ходить? Эти «юг-север» постоянно в тексте.
Я не все назвал нелепицы. Потому что устал. Понимаю теперь вполне восторг Анкудинова от псевдоромана Маканина «Асан» – такая же там была Чечня, война и военные. Много мы с Кириллом сломали в своё время копий, и вот, оказалось, в чём дело.
А ведь в иной реальности проживает и корпорация филологов, занимающихся оценкой прозы. Ложа литературных тружеников «Большой букер»! Какие только эталоны (афедроны) они нам ежегодно не выдают.

 

Заключение

Анкудинов Кирилл Николаевич – русский (сибирский казак), р. 30.03.1970, г. Златоуст Челябинской обл., в семье актёра драмтеатра Анкудинова Николая Николаевича, проживает: г. Майкоп, Адыгея. Образование: СШ № 22 г. Майкопа (1987), филфак АГПИ (1993), аспирантура МГПУ – к.ф.н. (1996). Срочная служба в ВС СССР, ПВО, Прибалтика, рядовой (1988–1989). Доцент кафедры литературы и журналистики АГУ, преподаёт «Основы журналистики», «Историю отечественной журналистики», «Методику анализа художественного текста», «Литературное редактирование». Председатель ЛИТО «Оштен», член СП России (1997). Памятная медаль Министерства культуры РФ «150-летие А.П. Чехова» (№ 1282–ВН, 2010), серьёзных премий не имеет.
Критик – статьи в литературных изданиях, также пишет стихи и окололитературную публицистику; поэтические переводы с адыгейского, опыты в написании киносценария и пьесы, вероятно создание мистификации «поэт Александр Адельфинский». Долгое время занимался обзорами московских литературных журналов – публикации оценивал преимущественно негативно, в худшую сторону выделял журнал «Октябрь».
Автор двух сборников стихов, сборника статей, издал как монографию базовую часть докторской диссертации, публикации в коллективных сборниках.
В участии в литературных группировках не замечен. Привлекается в жюри невлиятельных конкурсов. Политические взгляды умеренно либеральные. По характеру упрям. Не женат, ведёт замкнутый образ жизни, вредных привычек не имеет, отпустил бороду.
Работает над докторской диссертацией. Сфера научных интересов: русская романтическая поэзия второй половины ХХ – начала XXI веков (романтизм, неоромантизм, миф, архетип, трагедийность, Юрий Кузнецов, Андрей Вознесенский).
Увлекается американскими детективами в русском переводе – любимый автор Росс Макдональд, из современных российских авторов на первое место ставит Ольгу Славникову, премиальную подделку В. Маканина «Асан» оценивал как лучший русский роман года.
Анализ критической работы и проведённые беседы показали: Анкудинов К.Н. имеет необходимые для независимой экспертизы моральные качества – честность, принципиальность. Умён, в достаточной мере обладает чувством вкуса и чувством юмора. Знает толк в языке, разбирается в стилистике. Образование ограничено филологией, замечен интерес к истории античности и современному состоянию казачества (историю казаков знает поверхностно). Графоманию определяет как слабую прозу – выявляет по отсутствию языка и оригинальной стилистики, иногда и по расхождению с реальностью, не выходящей из его бытового опыта. Беллетристику от прозы не отличает, талант автора приравнивает к профессионализму. В области стихосложения не отличит мастеровитую версификацию от настоящего стихотворения.
Анализ собственной художественной работы («Оползень. Сценарий-экранизация») показал: представление о мире из книг и телевизора, не знает реальной действительности, людей, психологии отношений, чувство вкуса не безупречно. Не способен к проверке художественного текста по критерию достоверности.
Вывод: положению литературного эксперта в полной мере не соответствует. К экспертизе художественного текста может привлекаться ограниченно для проверки качества языка, наличия и оригинальности стиля.

5
1
Средняя оценка: 4.14474
Проголосовало: 228