Севастопольская симфония русского генерала-инженера-композитора

Один из распространенных стереотипов заключается в том, что человек, достигший выдающихся результатов на каком-то поприще, будет таким же успешным и на другом, и этим в современных реалиях нередко пользуются пиарщики. То, что это всего лишь стереотип, хорошо прочувствовали на себе киевляне. Выдающийся спортсмен Виталий Кличко оказался никаким политиком и еще более никаким мэром. Это как раз тот вариант, что если молчать, то можно сойти за умного.

А вот севастопольцам повезло значительно больше, потому что в истории их города присутствует человек, который был талантлив на двух, абсолютно исключающих друг друга поприщах. Это Цезарь Антонович Кюи, или, как назвали его при рождении, Цезарий-Вениамин Кюи.

Что вам первым делом придет в голову, когда вы услышите фамилию этого родившегося в 1835 году в Вильне (нынешнем Вильнюсе) сына офицера наполеоновской армии и дочери литовского архитектора? Конечно же, музыка! И вы будете правы. 

В музыкальных школах есть дисциплина, которая называется музыкальная литература, и там говорится, что Кюи – это «Могучая кучка», Беляевский кружок и Императорское русское музыкальное общество, это 14 опер, в том числе знаменитые «Капитанская дочка», «Кавказский пленник», «Пир во время чумы» по сюжетам Пушкина, детские «Кот в сапогах» и «Красная шапочка», более 250 инструментальных произведений, 70 хоров и 2 кантаты, более 400 романсов.

Но в учебниках для музыкальных школ не пишут, что Цезарь Кюи был не только композитором, а сочинение музыки и музыкальная критика были для него вовсе не основным занятием. Кюи был еще и генералом и профессором фортификации, а первой мелодией, которую он в 5 лет сыграл на фортепиано, был где-то услышанный ним военный марш.

После окончания гимназии в 1851 году 16-летний Кюи поступил в Главное инженерное училище в Санкт-Петербурге, бывшее военным учебным заведением, и через 3 года был произведен в прапорщики. В 1857 году он окончил Николаевскую инженерную академию, стал поручиком и был оставлен при академии в качестве репетитора топографии, а потом и преподавателя фортификации. В 1875 году он дослужился до полковника.

И.Е. Репин "Портрет Цезаря Кюи", 1890.

Потом была Русско-Турецкая война, в которой композитор принимал самое непосредственное участие. В 1878 году  по результатам блестяще написанной работы о русских и турецких укреплениях, он был назначен адъюнкт-профессором и стал преподавать одновременно в академии Генерального штаба, Николаевской инженерной академии и Михайловской артиллерийской академии.

В 1880 году Цезарь Кюи стал профессором, в 1891-м – заслуженным профессором фортификации Николаевской инженерной академии и произведен в генерал-майоры, а в 1906-м – в инженер-генералы – 2-й класс в табели о рангах. Для военных выше было лишь звание генерал-фельдмаршала.

Но какое отношение имеет инженер-генерал-композитор к Севастополю? Самое непосредственное. Дело в том, что именно Цезарь Кюи первым среди русских военных инженеров предложил бронебашенные установки большого калибра, подобные тем, которые были на военных морских судах, на суше – этаких сухопутных броненосцев в гибриде с подводной, а точнее подземной лодкой.

  

Именно такую бронебашенную батарею, а точнее сразу две, в 1913 году начали строить в на возвышенности Алькадар в районе нынешнего поселка Любимовка под Севастополем для защиты главной базы императорского военного черноморского флота России. Место для их размещения Кюи выбрал на основании изучения особенностей 349-дневной обороны Севастополя во время Крымской войны 1854-1855 годов, а проект с учетом рекомендаций генерала-композитора разработал его ученик Нестор Буйницкий, бывший тогда уже генерал-лейтенантом и тоже заслуженным профессором.

  

Четыре орудийные башни с бронированием в 200 миллиметров, способные поворачиваться на 360⁰. В каждой по два орудия калибром в 305 миллиметров, длиной почти 16 метров и весом более 50 тонн. Способность стрелять снарядами весом в 471 килограмм с начальной скоростью 853 м/с на расстояние до 44 километров, делая в минуту 3 залпа. Поворот башен и заряжание с помощью механизмов с электрическим и ручным приводом. Башни снаружи, а внутри погреба для боеприпасов, электростанция, жилые и служебные помещения, телефонная связь, узкоколейка для доставки боеприпасов из погребов, 600-метровый тоннель для связи с пунктом управления стрельбой и дальномерными постами. Количество использованного бетона, сравнимое с потраченным на строительство гораздо более позднего ДнепроГЭСа.

В 1918 году строительство сухопутных броненосцев было остановлено, а уже готовые к установке орудия, башенные установки и механизмы установили на береговых укреплениях Ревеля.

В этом же году 26 марта в возрасте 83 лет умер Цезарь Кюи. А уже через 2 года было принято решение строительство возобновить, но им уже вместо погибшего в 1914 году Нестора Буйницкого занимались военные инженеры Владимир Выставкин и Борис Соколов.

К началу Великой Отечественной войны Севастополь охраняли две бронебашенные батареи (каждая из двух башен) №30 и №35. Именно они сыграли ключевую роль в обороне Севастополя во время Великой Отечественной войны, длившейся с 30 октября 1941 по 4 июля 1942 года. Именно на эти батареи, которые немцы называли фортами Максим Горький №1 и №2, жаловался Эрих фон Манштейн Гитлеру, оправдываясь, что так долго не может взять Севастополь. Но все это заслуживает отдельного рассказа.

А история подтвердила правоту Цезаря Кюи в споре с немецким генералом Карлом Теодором фон Зауэром, возникшем еще в самом начале ХХ века, который считал строительство фортов делом дорогостоящим и совершенно бесполезным.

5
1
Средняя оценка: 3.65
Проголосовало: 20