История спасения Кракова: «когда в товарищах согласья нет…»

75 лет назад войска 1-го Украинского фронта стремительным ударом освободили Краков, древнюю столицу Польши. Однако ныне антисоветские русофобские польские круги усиленно пытаются доказать, что спасение города от полного уничтожения гитлеровцами, благодаря подвигу советских разведчиков, не более, это чем «коммунистический миф». Увы, наша сторона нередко подыгрывает таким настроениям из-за несогласованности своих оценок тех давних событий…

На фоне остальных крупных польских городов во время оккупации страны Германией Кракову, можно сказать, повезло. Немцы сразу сделали из него своего рода «оккупационную столицу» – резиденцию генерал-губернатора Польши. Да в общем, даже и пытались добиться фактического «онемечивания» региона, заявляя о его якобы «принадлежности к древним германским землям». 
К тому же заметно-радикальной подпольной борьбы против фашистов тут особо не наблюдалось, а потому и разрушений масштаба тех, что наблюдались после подавления восстания в Варшаве, Краков счастливо избежал. С другой стороны, дальняя авиация что СССР, что западных союзников город тоже не бомбила, так что январь 1945 года он встретил в состоянии, пожалуй, даже намного лучшем, чем города на территории не только Польши, но и Германии. 
Максимальный же вклад в сохранение целостности древней столицы польских королей внесла Красная Армия, чье стремительное наступление уже на 7-й день после начала Сандомирско-Силезской операции 1-го Украинского фронта отбило у фрицев всякую охоту удерживать Краков, со стопроцентными шансами попасть в полноценный «котел». 
Собственно, и основные атаки наших 59-й и 60-й армий, под командованием, соответственно, генералов Ивана Коровникова и Павла Курочкина велись с северо-западного направления. То есть фактически с тыла для засевшей в городе вражеской группировки, а не с фронта, направленного на восток, ожидаемого направления главного удара РККА. 
Так что бои за Краков велись хоть и серьезные, но кратковременные, чуть больше суток. Что, правда, все равно стоило жизней 1800 наших бойцов, памятники которым теперь, как и везде в нынешней Польше, варварски уничтожают без малейших угрызений совести дорвавшиеся до власти русофобы.

***

Тем не менее, представителям последних именно в Кракове приходится попутно решать еще одну важную для их подлой деятельности задачу: воевать с «мифом о спасении города от разрушения, благодаря героизму советских разведчиков».
Широкую известность этот «миф», а на самом деле, история о реальном подвиге наших «бойцов невидимого фронта», обрела после выхода на экраны в 1967 году приключенческого фильма о тех событиях «Майор Вихрь», снятого по мотивам одноименной повести культового советского писателя Юлиана Семенова. 
Героическая кинобаллада о советских разведчиках, ценой своей жизни помешавших отступающим гитлеровцам взорвать древний польский город, предварительно заминированный вражескими саперами, стала настоящим «блокбастером». Кстати, лента подобного содержания была снята и в народной Польше, причем, рассказ об истории спасении Кракова от полного уничтожения практически повсеместно входил в программу патриотического воспитания польской молодежи.
Однако после того, как в результате горбачевского предательства союзников СССР в Восточной Европе «рулить» в Варшаве стали радикальные антикоммунисты и русофобы, «отринувшие советскую оккупацию» (дабы превратить Польшу в откровенного холуя дядюшки Сэма), солдаты Красной Армии-освободительницы также были спешно переименованы в «оккупантов». 
Но в Кракове столь радикально менять исторические оценки, прямо-таки в духе оруэлловской антиутопии «1984-й», новоявленным деятелям «Министерства Правды» все же было не очень удобно. Все-таки тех, кто спас от полного уничтожения город, записывать во «враги» – это, как говорится, может вызвать «когнитивный диссонанс».
Посему довольно скоро и начались поползновения с целью переписывания истории, дабы поставить тезис о спасенном советскими войсками Кракова под сомнение.
Ну вот, например, несколько наиболее характерных цитат из передачи польского радио почти 5-летней давности.
http://archiwum.radiopolsha.pl/6/248/Artykul/213513

***

«Историк Анджей Хвалба подчеркивает: «В России и дальше царит полная убежденность в том, что Краков уцелел только благодаря советским военным. Личный пример: во время визита в Польшу Владимира Путина по случаю 60-й годовщины освобождения концлагерей в Освенциме я ездил по Кракову с российской делегацией. У одной из журналисток был подробный план заминированного города, она постоянно спрашивала, где находится то или иное место. Журналистка была очень удивлена, когда узнала, что нет ни одного доказательства полного заминирования города». 

Простите, а где сам многоуважаемый «историк» эти доказательства искал? Юлиан Семенов перед написанием своей книги (а затем киносценария) провел кропотливую работу с архивами Главного разведывательного управления Генерального Штаба, куда ему выписали соответствующий допуск. Потому что разведгруппа «Голос», ставшая главным прообразом разведчиков из знаменитого фильма, действовала по заданию именно армейской разведки. 
Напомним, разведки Красной Армии, а не даже Войска Польского, чьи архивы, действительно, могли после антикоммунистического переворота на рубеже 80-90-х годов попасть в руки деятелей образца пана Хвальбы. Но вот чтобы таких панов допустили к архивам ГРУ в Москве, даже в эпоху ельцинского безвременья, верится ну очень с большим трудом. 
Вообще, уровень не то, что «исторической подготовки», но элементарного логического мышления у противников «мифа о спасении Кракова от взрыва» вызывает крайний скепсис. Например, после такой вот цитаты: 

«В книге Славецкого «Маневр, который спас Краков» написано, что в Броновицах немцы копали секретный ров, который потом в спешке засыпали. По дну рва якобы проходили кабели в сторону форта Пастерник. Позднее этих проводов никто не видел….
Однако, по всей видимости, не было никакого минного кабеля, который вел бы к форту. Немцы не ожидали удара советских войск с запада, поспешно покинули город, но взрывать его не собирались».

Воистину, приведенные умозаключения – вполне в духе анекдота о защите кандидатской диссертации:
«Где у таракана уши – на ногах. Как выяснили: когда на него кричали, таракан убегал, а когда ноги оторвали, убегать перестал»
Ну с какой стати советским саперам после обнаружения кабеля, проложенного немцами к заложенным в городе минам, оставлять его на месте?! Чтобы облегчить задачу устроить взрывы в уже освобожденном РККА городе потенциальным немецким диверсантам? 
И, вообще, кабель – это тоже достаточно ценное военное имущество, трофей. Никого же не удивляет, что после, скажем, взятия линии вражеских окопов трофейные команды победителей собирают там оружие, боеприпасы, военную технику, даже неисправную. Пусть это и не всегда получается в должной мере, к радости «черных следопытов», роющихся на месте давних сражений, дабы откопать там что-нибудь стреляющее-взрывающееся и продать его по сходной цене. 
По такой логике ведь и после окончания любой битвы можно заявить, что ее не было, так как сомневающиеся скептики не обнаружили на месте ожесточенных боев никаких следов оружия «якобы находившихся» там бойцов. 

***

Впрочем, в конце цитируемого пасквиля его автор делает небольшой «реверанс» в адрес, как-никак, но освободителей Кракова от немецких оккупантов:

«Конечно же, взрывные устройства были заложены под некоторыми объектами. Немцы выбирали места для бомб в соответствии с правилами военного искусства – электростанции, водоснабжение, газовые заводы, мосты и виадуки. Все, что могло задержать наступление вражеских войск. В этом плане Краков ничем не отличался от других городов», – рассказывает профессор Хвалба.
На самом деле немцы уничтожили пару виадуков и мостов на Висле, подожгли также спиртовой завод, но на этом их разрушения закончились. Разминирование устройств там, где их действительно заложили немцы, советская пропаганда раздула до гигантских размеров».

То есть, общий вывод – да, что-то такое небольшое в Кракове немцы пытались взорвать, но отнюдь не город целиком. Почему – непонятно. То ли были такими просто-таки «рафинировано-гуманными» (а потому и не стали применять тактику «выжженой земли», известной веками и тысячелетиями в истории войн), то ли вскоре планировали вернуться в Краков обратно. А иначе как объяснить совершенно алогичное оставление наступающим советским войскам города в почти идеальном состоянии с целой инфраструктурой, могущим без малейших дополнительных затрат стать отличной тыловой базой?
Подобные размышлизмы лежат в основе и других подленьких лже-разоблачений «советских мифов о спасении Кракова». Впрочем, даже их абсолютно потерявшие совесть авторы все же слегка «страхуются» от обвинений в беспардонной лжи. То выдвигая часть своих утверждений в предположительной форме («может быть», «скорее всего» и т.д.), то как якобы объективный подход к освещению проблемы, когда сначала вскользь излагается тот самый «советский миф», а затем куда более обширный материал с критикой этого самого «мифа».

***

Можно было бы отнестись к подобной лжи без особого волнения – в конце концов, что с этой публики взять, как раз за такое «свободной прессе» Запада их боссы деньги и платят. Надо просто самим оперативно вести убедительную полемику, выводя лжецов на чистую воду.
К сожалению, в «краковском случае» это в последнее время стало не таким уж легким делом. И виной тому, увы, не сколько изощренность западной пропаганды, а то, что мы сами даем ей весьма неплохие поводы для атак на историческую правду, из-за несогласованности позиций российских патриотических изданий.
Ну вот, например, буквально на днях было опубликовано обширное интервью с одним из поныне живущих участников тех давних событий, ветераном Службы внешней разведки РФ, Алексеем Ботяном. Хорошее изложение одного из этапов трудного боевого пути разведчика в составе диверсионной группы Наркомата государственной безопасности СССР на территории Польши.
https://ria.ru/20200116/1563456391.html
Однако, когда речь заходит о непосредственно событиях вокруг спасения Кракова от взрыва множества заложенных немцами мин, Алексей Николаевич сообщает следующее:
«Немцы хотели взорвать не сам Краков, а Рожновскую плотину на реке Дунаец в находившемся рядом городе Новый Сонч. Если бы это случилось, Краков был бы затоплен, а наступление Красной армии остановилось».
Далее следует описание действительно блестящей диверсионной операции по уничтожению древнего Ягеллонского замка вблизи города, где фашисты предварительно складировали взрывчатку для подрыва дамбы. А после ее уничтожения просто не успели подвезти новую, и их коварный план был сорван.
Разумеется, действия наших разведчиков – однозначно подвиг и незаурядный успех. Но при этом ведь, пусть вроде и незаметно, продвигается тезис, что да, немцы сам Краков, во всяком случае, тотально, минировать и не собирались. Что, в общем, полностью совпадает и с цитированными выше мнениями польских русофобов.
А наводнение, даже самое обширное – это ведь не взрывы. Петербург вон, практически с момента своего основания, заливало разливом Невы чуть ли не ежегодно, пока город надежно не защитили дамбой. И крупный американский город Новый Орлеан после каждого мало-мальски мощного урагана затапливает очень даже сильно, но после каждого такого «потопа» жизнь в нем достаточно быстро налаживается. 
В общем, наводнение – это, как говорится, «неприятно, но не смертельно». В отличии от разрушений из-за взрывов, такие разрушения потом надо отстраивать годами. 

***

Но главное – в вышеприведенном интервью откровенно ставится под сомнение прежняя, практически «каноническая» версия тех давних событий, согласно которой город был спасен от почти тотального подрыва, благодаря подвигу советских разведчиков. Прообразом которых, кстати, стала не столько группа НКГБ Алексея Ботяна, но и группа ГРУ «Голос» под командованием Евгения Березняка. 
Да, не единственным прообразом, но все-таки Юлиан Семенов в 1967 году работал с архивами именно Главного Разведывательного управления Генштаба, а не КГБ. Позже о том периоде были написаны масса документальных книг, публиковалось множество интервью.
И везде говорилось, что да, немцы массово минировали город, и причиной срыва их планов был демонтаж кабеля, идущего из одного из немецких фортов к городу, для активации заложенных взрывных устройств. Пусть даже в реальной истории сделали не подчиненные Березняка (не погибшие, как в фильме, а уже уходившие по заданию командования на запад, за наступающей армией), а бойцы регулярных частей и польские партизаны. 
А теперь вот эта история подвергается сомнению. При том, что ответить по существу вопроса Евгений Степанович уже не может, так как уже ушел из жизни в конце 2013 года. 
И ведь, по большому счету, ни капитан Березняк, ни лейтенант Ботян просто объективно не могли бы выступать непредвзятыми экспертами в гипотетической очной полемике. Потому что, как справедливо отмечается в материалах о тех событиях, «в операции по спасению Кракова было задействовано несколько групп советских разведчиков». Каждая из которых, что закономерно, ничего не знала о соседях, их задачах, достигнутых успехах. Это же азы разведывательной работы, для предотвращения уничтожения всей сети в случае провала одной из групп. 
Всей информацией по операции владели разве что на уровне командования фронтом, а то и главного командования в Москве. Да и то не факт, если разведчики находились в подчинении абсолютно разных ведомств, армии и госбезопасности.
Так что минимально адекватными экспертами могли бы быть разве что военные в высоких чинах с соответствующими допусками к архивам тех времен. Да еще при условии, что те архивы уже открыты хотя бы для частичного обнародования.

***

А без этого погоня журналистов за сенсацией под предлогом «поиска исторической правды», куда чаще приводит к результатам, о которых такие «искатели» даже не задумываются. Примеров на этот счет – несть числа. Сколько уже исписано тонн бумаги на предмет того, что «не Егоров с Кантарией водрузили на Рейхстаг знамя Победы», что «не Александр Матросов первым закрыл собой амбразуру вражеского дзота» и проч. 
И дело даже не в том, что в описанных случаях действительно существовали и другие герои, куда менее известные, чем упомянутые выше. Опасность таких «разоблачений мифов» в воспитании среди вполне патриотической аудитории скептических настроений. 
Это же все технологии «окна Овертона» – постепенного изменения общественных настроений на противоположные. Сначала проводится мысль, что мифом является первенство Матросова, а дальше уже подкидывается мыслишка, что, может, и все такие подвиги сами по себе являются «выдуманным мифом советской пропаганды».
Польские русофобы к этому этапу уже пришли – по их мнению, история о спасенном от уничтожения Кракове всего лишь выдумка советских времен. У нас пока еще наблюдается этап, когда напрямую называть ложью подвиг наших бойцов не рискуют, но в умах аудитории уже сеют сомнения относительно важных деталей. Дескать, город хотели не взорвать, а всего лишь затопить, ну пусть и с «точечным» минированием отдельных важных объектов. 
А про предотвращенные взрывы почти всех городских зданий, получается, нам десятилетия врали? А тогда, может, врали и не только про историю спасения Кракова? «Единожды солгав – кто тебе поверит», правда?
Похоже, бороться с вражескими диверсиями в ходе военных действий часто бывает легче, чем с диверсиями идеологическими, в ходе ведущейся ежечасно против России «психологической войны» со стороны ее «заклятых друзей». И очень жаль, что мастера таких «спецопераций» нередко используют в своих циничных целях даже самые благие намерения наших сограждан-патриотов.

5
1
Средняя оценка: 2.93023
Проголосовало: 43