Как Венгрия неудачно пыталась выйти из войны

75 лет назад, 20 января 1945 года, временное правительство Венгрии подписало в Москве соглашение о прекращении военных действий. Правда, участие венгерской военщины в войне на стороне Гитлера это не остановило – больно уж она была «замазана» в военных преступлениях на советской земле…

В принципе, участие венгров во Второй мировой войне на стороне Гитлера было достаточно прогнозируемым. Во-первых, Венгрия еще в бытность частью Австро-Венгерской империей была одним из ведущих союзников Берлина по Первой мировой войне. 
Во-вторых, только очень далекие от истории люди могут на полном серьезе считать, что в столь масштабном противостоянии, как в 1939-45 годах, любая европейская страна могла бы «отсидеться на стороне». Как, например, недавно изрек белорусский лидер Лукашенко, назвавший Великую Отечественную (да и большую часть предыдущих конфликтов) «чужими для Белоруссии».
https://webkamerton.ru/2019/10/ot-frondy-do-predatelstva-chto-stoit-za-vyskazyvaniyami-lukashenko-o-ne-nashikh-voynakh
Вот и для Венгрии (как, впрочем, и для Болгарии, Румынии, Чехословакии и др.)  после того, как Гитлер завоевал почти всю Европу, оставалось всего два пути – идти к нему в сателлиты, или же превратиться в немецкую колонию, потеряв даже минимум независимости. 
Другое дело, что и союзничать даже с таким монстром, как «великий фюрер» можно было по-разному. Болгарский царь, например, до самого конца своего правления отказывался посылать свои войска против СССР, хотя, скажем, они очень даже участвовали в боевых действиях на стороне немцев в соседней Югославии.
А вот Будапешт послал добрую половину своей армии на войну против нашей страны достаточно охотно. Пусть и оправдывая этот шаг бомбардировкой одного из венгерских городов советской авиацией в конце июня 1941 года. 
Правда, реальных доказательств участия в бомбежке именно наших самолетов там было приблизительно столько же, как и «неопровержимых фактов» того, что малайзийский «Боинг» в небе Донбасса был сбит российской ракетой, но реакция была вполне сходной. Раз «виновные» назначены, значит, их надо покарать. Только не санкциями, как ныне, а прямой военной агрессией.

***

Впрочем, опять же, даже и воевать тоже можно по-разному. Солдаты Вермахта, как известно, тоже были далеко не ангелами, а уж многие гитлеровские генералы и подавно получили заслуженное наказание за военные преступления, вплоть до виселицы по приговору Нюрнбергского трибунала. 
Но все же наиболее «грязную работу» бойцам обычных военных частей гитлеровское командование старалось не поручать. Предпочитая озадачивать ею либо уже абсолютно лишенных воинской чести и элементарного гуманизма эсесовцев, либо их холуёв из числа люто ненавидящих Советскую власть националистического отребья. Будь то бандеровцы, прибалтийские «легионеры» или кто-то в том же духе.
А вот венгерские части на советско-германском фронте в специально выделенных подразделениях карателей-палачей не нуждались, поскольку и так имели практически поголовно все необходимые «душевные качества». Зверства 2-й Венгерской армии во время боев за Воронеж в 1942-43 годах были настолько вопиющими, что, узнав о них, командовавший тогда Воронежским фронтом будущий освободитель Киева генерал Ватутин приказал этих извергов в плен не брать. 
Действительно, если узнаешь от очевидцев из числа мирного населения, как пленным красноармейцам выкалывают глаза и вырезают пятиконечные звезды на спине, живьем поджаривают на кострах, убивают, насилуют, сжигают живьем простых граждан, иной реакции от вменяемого человека ожидать не приходится. Так что в итоге из более, чем 200-тысячной венгерской группировки под Воронежем после ожесточенных боев осталось от силы 20% личного состава.
Конечно, либералы для объяснения такой жестокости венгров обязательно используют отсылку к «зверствам российских войск фельдмаршала Паскевича при подавлении венгерского национального восстания в 1848 году». Дескать, спустя почти столетия нашим «прилетела ответка».
Аргумент, право, просто смешной. Ведь тогда русские войска, посланные императором Николаем I, дабы помочь своему «венценосному коллеге», императору Австро-Венгрии справиться с революцией, выполняли большей частью чисто военную работу по разгрому венгерских повстанцев. А казнили их лидеров уже австрийские чиновники. И это ведь ничуть не мешало воевать и австрийцам, и венграм в одних окопах на фронтах 1-й мировой. 
Да, кстати, и те же немцы объединились в одно государство меньше, чем за полстолетия до начала той войны, а до этого разрозненные немецкие княжества и королевства очень даже немало и серьезно воевали и друг с другом, и с той же Австро-Венгрией. Что ничуть не помешало их стратегическому союзу в 20-м веке.

***

Наверное, все-таки немалую роль сыграли «гены». Венгры ведь – прямые потомки гуннов, чей вождь Аттила благодаря своим военным успехам и чудовищной жестокости, даже по меркам не слишком гуманного античного мира, получил в 5-м веке нашей эры прозвище «Бич Божий». Потом, правда, Венгерское королевство вроде бы стало частью «цивилизованной» Европы, местом подражания рыцарским традициям. 
Но, похоже, гитлеровское обещание своим воякам «я избавлю вас от химеры, именуемой совестью» нашло живой отклик и среди венгерских союзников бесноватого фюрера. Большей частью, добровольцев, кстати. Которым Гитлером тоже были обещаны «поместья со славянскими рабами». 
А за такой ожидаемый «куш» ведь можно на время и позабыть о «европейской цивилизованности», вместо этого вспомнив о повадках диких гуннов, правда? Если не о храбрости, то уж о запредельной жестокости точно.
Не исключено, что как раз осознание того, что за такую жестокость придется отвечать, так и не позволило венграм по-настоящему отойти от Гитлера до самого конца войны. Ведь в 1944 году пронемецкий союз в «единой Европе» посыпался, как карточный домик. В начале осени Болгария, Румыния и Финляндия не просто вывели свои войска из боевых действий против Красной Армии, но и повернули свои штыки против гитлеровцев. Еще раньше, в 1943 году, то же сделала Италия.
А вот в Венгрии такого не произошло. Нет, правивший страной с 1920 года регент (при так и не назначенном короле) Миклош Хорти в конце войны пытался «и невинность соблюсти, и капитал приобрести», договориться с союзниками СССР по антигитлеровской коалиции о нейтралитете. 
Правда, Гитлер, узнав о сепаратных переговорах, сначала ввел в Венгрию в марте 1944 года войска Вермахта. А в октябре того же года, узнав, что Хорти вновь взялся за старое, организовал уже полноценный переворот, поставив при власти свою полную марионетку Салаши.
Так что, в то время как румынские и болгарские дивизии (пусть и больше символически, чем действенно) помогали РККА бить немцев, венгерские армии по-прежнему сражались бок о бок с фашистами.

***

Нет, эпизодические переходы высокопоставленных венгерских военных, таких, как командующий 1-й венгерской армией Белаы Миклош (который, кстати, командовал и самым первым венгерским корпусом, помогавшим немцам оккупировать Украину в 1941 году), а также сдача в плен обычных солдат и офицеров, место имели. Но, увы, в количестве, которое принято называть «статистической погрешностью».
Да и надежность новых союзников Красной Армии вызывала очень большие сомнения. Так, к концу 1944 года из них была сформирована всего лишь ремонтно-железнодорожная бригада в почти 5 тысяч человек. 
Поневоле вспоминается старый анекдот еще советских времен об инструктаже американским новобранцам армии по наиболее боеспособным подразделениям Советской Армии: «Один советский морской пехотинец стоит пятерых наших «морских котиков». Один советский боец ВДВ стоит пятерых наших «зеленых беретов». Но самые опасные – это бойцы «стройбата» – им даже автоматов не выдают!»

Справедливости ради, стоит отметить, что в феврале 1945 года венгерское временное правительство на освобожденных от немцев Красной Армией территориях страны смогло набрать около 2,5 тысяч солдат и офицеров для уже боевого подразделения, полка (а не разновидности «стройбата»),  которое даже участвовало в боях с немцами. Но с учетом того, что сие «временное правительство» обещало Москве выставить против Гитлера 6-8 дивизий, эти две с половиной тысячи «штыков» выглядят просто смехотворно.
Так что и «объявление войны Германии» в конце 1944 года, и подписание соглашения о прекращении огня между венгерской армией и РККА 20 января 1945 года, предпринятое временным правительством Венгрии, по сути, были простыми декларациями. Поскольку эта «контора» если где-то и управляла, то только на освобожденных советскими войсками пока еще не очень обширных регионах своей страны. Которые, вообще-то, и так уже находились под контролем наших войск. 

*** 

Может возникнуть вопрос: а зачем, вообще, советскому руководству потребовалось «ломать комедию» с организацией вышеупомянутого временного «правительства»? Хватило бы и обычной оккупационной администрации из числа наших офицеров и гражданских чиновников?
Тем не менее, определенный смысл в организации венгерских дружественных СССР органов власти все же был. Во-первых, с оглядкой на послевоенное время, которое уже было не за горами. Венгрия ведь еще в Тегеране-43 была определена в советскую «сферу влияния», стало быть, надо было заранее готовить там лояльную местную администрацию, пусть и под нашим общим руководством. 
В конце концов, хоть Третий Рейх и ожесточенно защищался до последних дней войны, но комитет «Свободная Германия» из антифашистки настроенных немецких военнопленных уже с 1942 года исправно служил «кузницей кадров» руководства будущей ГДР.
А во-вторых, как говорится, «попытка – не пытка». В смысле, попытка призвать противника прекратить бессмысленное сопротивление, тем более при защите чужих, гитлеровских интересов. В случае успеха ведь это, помимо прочего, означает спасенные жизни не только сдавшихся в плен врагов, но и собственных солдат, которые неизбежно погибли бы для достижения победы. 
Ну а что эта задумка в случае с Венгрией не получилась в нужной мере, так хоть наша совесть в этом смысле чиста. В том числе и осознанием того, что значительная часть верных холуев Гитлера отправилась в могилы вместо того чтобы, отбыв небольшой срок в лагерях для военнопленных, возвратиться домой, отравляя тамошний воздух миазмами фашистских настроений. 
Последние ведь и так оказались искорененными в венгерском обществе откровенно недостаточно, о чем свидетельствует кровавый мятеж нацистских недобитков в 1956 году, с трудом подавленный советскими войсками.    
Надо отдать должное Сталину: он не стал «делать хорошую мину при плохой игре» даже после победного Мая 1945-го. И фактическую неудачу с попыткой реального вывода Венгрии из войны на стороне Германии признал. Даже тогда, когда, казалось бы, мог сделать «широкий жест», признав уже прекративших сопротивление венгров (ага, аж 9-го мая, когда остатки их войск сдались американцам) не побежденными врагами, а вроде бы союзниками, пусть и очень «поздними», на манер Болгарии и Венгрии. 
Но лидер СССР лукавить не стал. И медаль, которой награждали советских воинов, принимавших участия в боях за венгерскую столицу, учрежденную 9 июня 1945 года, назвали не «За освобождение», а «За взятие Будапешта». То есть, с формулировкой, применяемой к боям за вражеский город, а не свой, который требовалось освобождать от оккупации. 
Будапешт, кстати, был взят Красной Армией 13 февраля. То есть, спустя полмесяца после «соглашения о прекращении военных действий» между Венгрией и СССР. 
Но, с другой стороны, а чему удивляться? Со времен царя Александра III, очень метко сказавшего, что «у России есть только два надежных союзника – ее армия и флот», за прошедшие 140 лет изменилось очень немного. И Советскому Союзу в ходе Великой Отечественной войны для того, чтобы сломать хребет – и фашистскому зверю, и его жалким «подпевалам» – тоже помогли силы лишь единственного действительно надежного  «союзника», Вооруженных Сил нашей Родины.

5
1
Средняя оценка: 3.28846
Проголосовало: 104