Нижне-Силезская операция: как Красная Армия вышла к реке Нейсе

В ходе этого наступления наших войск, состоявшегося в феврале 1945 года, гитлеровская группировка в междуречье Одера и Нейсе была частью потрёпана, частью разгромлена. Советские части продвинулись вглубь территории противника на расстояние до 150 километров, ими был захвачен ряд немаловажных промышленных центров Нижней Силезии. 
Начавшаяся 12 января 1945 года Сандомирско-Силезская наступательная операция 1-го Украинского фронта под командованием маршала Конева закончилась значительным успехом. Наши войска прорвали гитлеровский фронт на участке шириной около 500 км и, с боями пройдя несколько сот километров, вышли к концу января к реке Одер, заняв плацдармы на её левом, западном берегу. Заодно была освобождена значительная часть польской территории, а так же занята часть Силезского промышленного района, бесперебойная работа которого ранее обеспечивала в немалой мере ещё сохранявшуюся боеспособность немецкой армии.
После небольшой оперативной паузы Ставка Верховного Командования поставила войскам фронта новые задачи. Бойцы Конева должны были захватить важные узлы вражеской обороны города-крепости Бреслау и Глогау, выйти к новому рубежу к западу – реке Нейсе, на юге расчленить немецкий фронт, вытеснив его южную группировку подальше от Берлина, в чехословацкие Судеты. 
При успехе наступления предусматривалась возможность дальнейшего продвижения на запад с обходом и окружением Берлина с южной стороны вплоть до реки Эльба, на которой в апреле и произошла знаменитая «встреча на Эльбе» с наступавшими с запада войсками англо-американской коалиции. 
Само наше наступление началось 8 февраля, как водится, с мощной артподготовки. Вообще, преимущество в артиллерии у нас было на том участке советско-немецкого фронта троекратным, в танках и САУ – четырёхкратным. Так что уже в первый же день части РККА продвинулись с плацдармов севернее и южнее Бреслау вглубь обороны противника на 10–60 км. Уже 14 февраля 4-я танковая армия 1-го Украинского фронта подошла к реке Нейсе и на следующий день заняла плацдарм на западном берегу. 

Увы, дальнейшее наступление советских войск начало затрудняться рядом негативных факторов. Пожалуй, главным из них была элементарная недостача радикального перевеса в силах над противником. Да, в боевой технике, как следует из приведенных чуть выше цифр, перевес у нас был. Но всё-таки войны, в конечном счете, выигрывает не авиация и артиллерия, а пехота. 
В личном же составе войска маршала Конева имели перевес над гитлеровцами всего в 1,7 раза. Маловато для «образцово-показательной порки» противника на манер хода той же Висло-Одерской операции нескольких советских фронтов, когда, скажем, армии Жукова превосходили врага по численности в почти 5 раз!
В любом случае, учебники по военной тактике рекомендуют для однозначного успеха наступления иметь хотя бы троекратное преимущество. Хотя бы в силу того печального факта, что при прочих равных условиях потери наступающей стороны обычно втрое превосходят таковые у обороняющихся.
А уж если враг обороняется на хорошо укреплённых позициях, включая настоящие города-крепости… Те же Бреслау и Глогау красноармейцам сходу взять не получилось, их гарнизоны капитулировали после ожесточённых боёв лишь в мае и апреле соответственно. А для этих боёв приходилось держать на месте целые армии, отвлекая их от главной задачи скорейшего наступления на запад.
По большому счёту, ситуация с фактической «пробуксовкой» наступления 1-го Украинского фронта в феврале 45 года принципиально мало отличалась от таковой, скажем, у 3-го Белорусского, под командованием генерала Черняховского штурмовавшего позиции немцев в Восточной Пруссии. 
Там тоже было всего 1,7-кратное преимущество над противником в живой силе, а потому наши и вгрызались во вражескую территорию иногда всего по несколько сот метров в день. Хотя, конечно, временами случались и более глубокие прорывы на несколько десятков километров, всё равно, Восточную Пруссию приходилось захватывать несколько месяцев.

Вот и в междуречье Одера и Нейсе со второй декады февраля обстановка для частей Красной Армии сложилась не самая благоприятная. Немцы не просто оборонялись, да и не было у них уже достаточно сил для удержания полноценно-сплошной линии фронта. Но они не без успеха применили тактику активной обороны – с помощью контрударов разрозненных, но достаточно мощных войсковых групп. 
Так, наша 4-я танковая армия, вышедшая к Нейсе, спустя несколько дней оказалась в фактическом окружении немецких частей, встречными ударами соединившихся в тылу у советских танкистов и тем самым подрезав им коммуникации. А без своевременного подвоза той же солярки и снарядов много не повоюешь, даже на Т-34 – лучших танках Второй мировой.
Другое дело, что окружение столь мощного противника, как целая танковая армия, для гитлеровцев несколько напоминала старый анекдот, в смягчённом виде звучащий: «Не пойму, кто кого держит – то ли я его, то ли он меня…»
Вот и «окружившие» наши ударные бронетанковые соединения фашисты добились своим «успехом» лишь того, что два наших корпуса по приказу командования развернули на 180 градусов. После чего грозные боевые машины с пехотной поддержкой без особых усилий смели все жиденькие заслоны врага, без особого труда деблокировав сами себя. Но всё же эта операция потребовала времени и привела к задержке выполнения главных целей наступления 1-го Украинского фронта.
Одновременно усиливались и другие негативные для РККА факторы. С одной стороны, нарастала весенняя распутица, что резко затрудняло возможность переброски по раскисшим грунтовым дорогам (а хорошие дороги немцы перед отступлением старались приводить в негодность) боевой техники, часто делало очень сложным, а то и невозможным массовое применение авиации.
С другой стороны, командование Вермахта, следуя в этом никак не желающим умирать надеждам Гитлера на возможность сепаратного мира с Лондоном и Вашингтоном, резко снижало плотность своих частей на западном фронте, перебрасывая дивизии оттуда на линию советско-немецкого противостояния.
Свежие части подошли и к порядком побитым частям Вермахта в Нижней Силезии. После чего противник начал контратаковать наши соединения с ещё большей частотой. В силу чего со второй декады февраля на южных участках наступления 1-го Украинского фронта красноармейцы, в целом, перешли к обороне.

На северных и в меньшей степени центральных участках ситуация была более успешной для Красной Армии. Войска Конева вышли с расположенными севернее частями маршала Жукова на одну линию, ещё больше продвинув линию фронта к Берлину.
Тем не менее, ожесточённые бои на южных участках так и не позволили ни оттеснить расчленённые гитлеровские части на юг, в горные районы Судет, ни тем более мечтать о дальнейшем продвижении на запад, к Эльбе.
Упорная оборона Бреслау и Глогау оттягивала значительные силы наших войск для боёв за эти города. А сами эти пункты, как немаловажные транспортные узлы, из-за нахождения в руках гитлеровцев, достаточно серьёзно затрудняли удобный и быстрый подвоз к наступающим советским передовым частям военных грузов. 
16-го февраля и командованию 1-го Украинского фронта, и Ставке Верховного Командования стало ясно – Верхне-Силезскую операцию пора приостанавливать. Взять оперативную паузу, подтянуть резервы и готовиться к занятию очередного важного «куска» «промышленного сердца Рейха» – Силезии, в ходе будущей уже Верхне-Силезской операции.
Впрочем, благодаря успехам наших частей на северных участках фронта активные боевые действия продолжались там ещё вплоть до 24 февраля. После чего противоборствующие стороны перешли к уже больше позиционному противостоянию. 
Так или иначе, но, несмотря на то, что все без исключения цели, поставленные Москвой перед войсками маршала Конева в ходе Нижне-Силезской операции и не были достигнуты, операция эта всё равно привела к неплохим результатам. 
Гитлеровская группировка в междуречье Одера и Нейсе была частью потрёпана, частью разгромлена, советские части продвинулись вглубь территории противника на расстояние до 150 километров, ими был захвачен ряд важных промышленных центров Нижней Силезии, в силу этого переставших выпускать военную продукцию для Вермахта. Тем самым был сделан ещё один важный шаг к приближению нашей Победы.

5
1
Средняя оценка: 2.83333
Проголосовало: 126