Иван Болтин — историк-любитель екатерининской эпохи

Знакомство с родной историей — нравственная обязанность образованного человека.
В.О. Ключевский.

Иван Никитич Болтин (1735-1792) — неординарная личность в российской историографии. Многие его мысли, изложенные почти 300 лет назад, звучат вполне современно в наши дни. Критически осмысливая историю России, он видел положительные и отрицательные моменты в становлении и развитии российского государства. Но даже «плохое русское» совсем не мешало ему оставаться патриотом своей страны.

Профессор истории Московского университета В.О. Ключевский (1841-1911), написавший  замечательную статью о Болтине, заметил, что «нравственно-патриотическая потребность приобрести возможную устойчивость, говоря его словами (Болтина — В.Т.), "в защищении правды и отечества" от кривых или спутанных толков, раздававшихся вокруг, заставила Болтина приняться за разностороннее историческое изучение "для собственного удовольствия", не помышляя об ученом авторитете». 

Дворянин по происхождению, Болтин получил только домашнее образование. Но его хватило с лихвой, чтобы считаться по-европейски образованным человеком. Он жил в такое время, когда в российском обществе резко возрос интерес к родной истории. Общественную мысль  будоражили труды французских философов-просветителей: Вольтера, Руссо, Дидро, других выдающихся философов и писателей, творивших в эпоху французского Просвещения. 

Императрица Екатерина II переписывалась с Вольтером, его просветительские идеи оказали на неё влияние. Как человек далеко не глупый, она понимала, что России нужны реформы, только мирные, путём постепенных преобразований. Она и в мыслях не допускала, что российский народ может свергнуть монарха и отправить его на эшафот. Как случилось с королём Карлом I в Англии, с Людовиком XVI и его супругой Марией-Антуанеттой во Франции. 

Годы правления Екатерины II историки назовут «екатерининским абсолютизмом» или «русским Просвещением». Именно она, немка по происхождению, волею судьбы ставшая российской императрицей, подняла интерес в российском обществе к истории Руси-России. Молодёжь из дворян, следуя новомодным западным веяниям, стала интересоваться русской стариной. В чём польза и вред реформ Петра I для российского общества и государства? Какова роль России в Европе? Почему что русскому хорошо, то немцу — смерть? Где лежат корни этих различий?

Все эти вопросы занимали состоявшего на государственной службе Ивана Болтина. Родной историей он интересовался как любитель, полагая, что истинный патриот своего отечества должен знать прошлое своей страны. Однако, он оказался не простым почитателем старины, который схватывает знания поверхностно, а потом щеголяет своей начитанностью, глубоко не разбираясь в прочитанном. Про таких обычно говорят, что «слышал звон, да не знает, где он». 

Иван Болтин, человек основательный по своей натуре, серьёзно «вошёл» в историю. И, как любитель-историк, не затерялся в массе таких же поклонников российской старины. А смог оставить после себя труды, которые оценили его современники и позднейшие российские историки. И это делает ему честь. 

Потребность знать историю своего отечества заставила Болтина, если так можно сказать, самообразовываться. По служебным делам он бывал в разных местах России, десять лет прожил на Украине, служил директором таможни в Василькове. И всюду его интересовали люди, их быт, нравы и обычаи. И все свои наблюдения он скрупулёзно записывал, совсем не думая, что когда-то они ему пригодятся. 

Долгие годы Иван Болтин оставался просто любителем русской старины, как и его друг Мусин-Пушкин, в библиотеке которого он просиживал часами, пытаясь прочесть старинные рукописи. Со временем он неплохо стал разбираться в западноевропейской и российской истории. Немало этому способствовало чтение философских и исторических трудов французских просветителей, других известных в Европе писателей и публицистов. Не оставались в стороне сочинения отечественных историков: В.Н. Татищева (1686-1750), М.В. Ломоносова (1711-1765), М.М. Щербатова (1733-1790). 

Так незаметно даже для самого себя он стал хорошо разбираться в отечественной истории, к его мнению стали прислушиваться. Императрица Екатерина II отдавала ему для сверки свои исторические сочинения, о которых сама была невысокого мнения. Фактически, она считала Болтина своим учителем русской истории.

За годы неустанных исторических розысков у Болтина накопилось достаточно записей, но ничего печать он не желал. Так бы всё это и осело в его личном архиве (после смерти Болтина его выкупила Екатерина II), если бы он не прочитал книгу француза Леклерка «История древней и нынешней России». Ключевский об этой книге неодобрительно скажет, что «французский врач по профессии и русский педагог, даже почетный член русской Академии наук...  исказив, как умел, сообщенное ему и им прочитанное, смастерил из всего этого многотомную книгу...». Наговорив в ней «кучу всякой всячины», оскорбительной для русских людей, задев их чувства, он невольно заставил Болтина взяться за перо.

Уже в зрелом возрасте Болтин написал большой двухтомный труд «Примечания на историю древней и нынешней России Леклерка (1788). Можно смело сказать, что труд этот составил весь смысл его деятельной жизни. По своей привычке быть в тени, издавать своё сочинение он не собирался, и только уговоры друзей и заинтересованность императрицы принудили его к этому. Екатерина II издала «Примечания...» за свой счёт. 

***

И тут о князе М.М. Щербатове. Сенатор и президент Камер-коллегии, он написал семитомную «Историю Российскую от древнейших времён». Петербургская академия наук публиковала её на протяжении 1770-1791 годов. Выходец из дворян, он стоял за укрепление привилегий дворянства, оправдывал крепостное право. Отлично понимая, что российскому обществу нужны перемены, Щербатов полагал, что это под силу только образованным людям — дворянам. 

Роль религии в историческом процессе Щербатов принижал и отчасти был прав. В средние века Церковь в Европе выступала против научных знаний, считая, что они «вредительны вере». В России православные иерархи всячески противились преобразованиям Петра I, называли его антихристом. Косные к новому, они отчаянно защищали старый уклад жизни, установленный Домостроем. Императору пришлось провести в стране ряд церковных реформ, значительно ограничивших власть Церкви. 

Несомненной заслугой Щербатова стало введение в научный оборот многих ранее неизвестных исторических документов, например, Новгородской первой летописи (НПЛ). Писана она разными летописцами и повествует о событиях в Великом Новгороде в XI-XIV веках.

«Историю Российскую...» князя Щербатова, несмотря на многое ценное в ней, современники не восприняли. Она не стала популярной в России. Уже гораздо позже, критикуя его труд, московский историк С.М. Соловьёв (1820-1879) заметил, что «он стал изучать русскую историю, когда начал писать её». В этом Щербатов отличался от Болтина, скрупулёзно собиравшего исторические материалы и совсем не стремившегося к научной деятельности. 

Труд Щербатова стал одним из источников для книги француза Леклерка. Искажение фактов из-за неважного знания исторической географии, поверхностное знакомство с бытом славян и языком русских летописей, вследствие чего Щербатов допускал грубые лексические ошибки, — всё это перекочевало из одного сочинения в другое. Душа у Болтина взыграла... И Леклерку, и Щербатову основательно досталось от его критики. Давая отповедь французу, он намекает на его профессию врача и колко пишет, что «не так легко писать законы, как для больных рецепты».

Щербатов не мог пройти мимо обидной для него критики. И написал «Письмо к одному приятелю, в оправдание на некоторые скрытые и явные охуления, учинённые его истории от г. ген.-майора Болтина». Между Щербатовым и Болтиным завязалась полемика, а уже после смерти князя вышел двухтомник Болтина «Критические примечания на Историю князя Щербатова». В нём он указывал на несуразности в труде своего оппонента. 

Щербатов знакомился с летописями торопливо, часто совсем не вдумываясь в прочитанное. Древнерусский «стяг» превратился у него в «стог», и таких неточностей в его сочинении было много. Он плохо знал первоначальную русскую историю — особенности расселения, быт и нрав восточных славян. Незнание исторической географией заставило его спутать западный русский город Владимир-Волынский с Владимиром-Суздальским — городом восточного Суздальского княжества.

Критика Болтина не всегда была объективной. Чересчур доверяя авторитету Татищева, он утверждал, что древнерусская Тмутаракань — город, который решил поискать главный герой «Слова о полку Игореве» новгород-северский князь Игорь Святославович — находилась не у Чёрного моря (на Таманском полуострове), а это старая Рязань. 

Остро критикуя своих оппонентов, Болтин старался быть объективным, здраво осмысливая непростую историю России. Его критические труды оценили современники. Те люди, кому история отечества была небезразлична, кто старался прояснить её прошлое, во многом запутанное и непонятное, утерянное в лихолетье, когда горели не только летописи, а в чаду пожарищ задыхались русские города и селения, изводились судьбы русских людей. 

«Примечания на историю древния и нынешния России г. Леклерка, сочинённые генерал-майором Болтиным», «Критические примечания генерал-майора Болтина на первый том Истории князя Щербатова» и «Критические примечания генерал-майора Болтина на второй том Истории князя Щербатова» стали заметным вкладом историка-любителя в российскую историческую мысль. 

***

На взгляды Ивана Болтина серьёзное влияние оказала «История Российская» В.Н. Татищева. Профессор истории и ректор Московского университета С.М. Соловьёв главную заслугу Татищева видел в том, «что он первый начал дело так, как следовало  начать: собрал материалы, подверг их критике... собрал известия древних и новых писателей о древнейшем состоянии страны, получившей после название России, – одним словом, указал путь и дал средства своим соотечественникам заниматься русскою историею». 

А заниматься русской историей побуждал само время. В Западной Европе наступила эпоха просвещённого абсолютизма. Феодальные отношения себя изжили и тормозили дальнейшее поступательное развитие государства и общества. Это понимали многие западноевропейские политики, военные, философы и литераторы. В Англии абсолютную монархию в середине XVII столетия сверг Кромвель (1599-1658). После его смерти она была восстановлена. Труп Кромвеля эксгумировали и повесили.

Во Франции назревшим реформам мешала власть Людовиков. Апологетом просвещённого абсолютизма выступал философ и писатель Вольтер, критиковавший старые феодальные порядки, но ратовавший за монархическую форму правления. Только привилегированная часть общества сможет изменить жизнь государства к лучшему, считал Вольтер (эту мысль перехватил у него князь Щербатов). И лишь Великая французская революция окончательно снесла старый феодальный порядок в стране. 

В России начало исторической науке положили труды В.Н. Татищева, М.В. Ломоносова и немца Шлёцера (1735-1809). Их желание показать свету достойную и объективную историю русского народа увлекло Болтина. Ему пришлась по душе мысль Татищева, что «знание географии страны невозможно без знания её истории». Он серьёзно увлёкся исторической географией, изучал по доступным ему источникам расселение славянских племён в Восточной Европе. Углубившись в русские летописи, скрупулёзно изучал их язык, путём сравнительного анализа сличал схожие тексты, интерпретировал непонятные места, добиваясь ясности перевода древних текстов на современный язык. 

Об исторических взглядах Болтина трудно сказать что-то определённое. О них лишь можно судить по подстрочным ремаркам в его критических работах, ставших ответом на «Историю...» Леклерка и князя Щербатова. Осмысливая исторические процессы, он пользовался сравнительно-историческим методом, справедливо полагая, что только в сравнении с другими европейскими народами можно убедительно говорить о русской жизни в давнее и настоящее время.

Болтин горячо защищал устои русского миропорядка от нападок экзальтированных поклонников Запада. Фактически, он предвосхитил ту бурную дискуссию, что в середине XIX столетия развернулась между славянофилами и западниками. По меткому выражению Ключевского он стал «своего рода боковым предком славянофильства». 

В общих чертах этот публичный спор можно охарактеризовать как попытку определить исторический путь развития России. Западники считали, что реформы Петра I предопределили западноевропейский путь развития страны. Он может быть мирным или революционным. Славянофилы перечили им, считая, что своими реформами царь Пётр повернул страну не в ту сторону и нанёс непоправимый урон русской жизни. Она самобытна, и нечего европейцам, которые в средние века и мыться-то толком не умели, поучать порядку русских людей. Реформы в стране должны проходить только мирным путём, безо всяких там революционных потрясений: свержения власти и казней. 

Таких же славянофильских взглядов, только гораздо ранее, придерживался Иван Болтин. Он считал, что Россия — это страна со своей самобытной историей, непохожей на историю западноевропейских стран. Суровые природные условия наложили свой отпечаток на быт и нравы русских людей . 

Путь России из безвестности до великого европейского государства — это историческая закономерность. Череда горьких поражений не заставила русских людей смириться с положением раба. Собрав все свои силы в могучий кулак (противоречиво и нелегко!), русский народ сумел одержать над своими врагами блистательную победу. Русскому человеку следует знать свою историю и гордиться нею. Она велика и поучительна. 

Пороки у человечества общие, нельзя говорить, что такой-то народ более грешен — дурной по своей нравственной сути. Нет народов плохих — есть плохие правители и негодные формы правления. Как нет народов, все качества которых состоят из одних добродетелей.

В жизни российского государства было много хорошего и плохого. Всё это надобно знать, а не замалчивать неугодное. Нужно быть патриотом своей страны, но, «обороняя своё, пристально всматривайся в чужое!» Чтобы понять свою жизнь, её нужно хорошо изучить, а потом уж сравнивать с жизнью других. И если в иных странах есть что-то лучшее, это лучшее можно позаимствовать, а заимствовать нужно «знания и искусства». Не поступаясь при этом своими исконно русскими нравами и интересами. 

Россия не должно слепо копировать законы западных стран, стремясь найти в них ответы на все вопросы своей внутренней жизни. Развитие российского государства — это процесс закономерный, обусловленный природой и климатом, и здравым смыслом тех, кто у власти. Процесс этот нельзя подогнать под какой-либо шаблон, навязанный извне. 

Здравые суждения Ивана Болтина позже повторит Василий Ключевский, когда скажет, что «можно и должно заимствовать изобретенный другим легчайший способ вязать чулки; но нельзя и стыдно перенимать чужой образ жизни, строй чувства и порядок отношений. Каждый порядочный народ все это должен иметь своё, как у каждого порядочного человека должна быть своя голова и своя жена». 

И сегодня эти слова звучат современно. Когда даже вывески на магазинах и учреждениях на чужом языке отнюдь не редкость, а своё исконное, родное русское название стало вдруг «неудобным», а потому стыдливо замалчивается.

***

Болтин высказал мысль, что в жилах русских почти не осталось славянской крови. Чтобы оценить это его суждение, необходимо уяснить происхождение термина «русь», откуда он появился в Восточной Европе? В российской и зарубежной историографии существуют на этот счёт различные точки зрения. 

Сторонники норманской теории считают, что варяги-русы (норманны) пришли из Скандинавии по приглашению новгородских старейшин и стали править в Новгороде (862). От Рюрика с братьями пошло название государства — Русь, постепенно перешедшее на разноплемённый народ, населявший обширную Новгородскую землю. Он стал прозывать себя «русью», «русинами». «Русичами» назвал этот народ автор «Слова о полку Игореве». 

Славянские племена, расселившиеся в раннем средневековье (IV — V вв.) на побережье Балтийского моря, жили в соседстве с местным финно-угорским населением и постепенно ассимилировались, сливались с ними. Не теряя своих социокультурных особенностей, переняли у них ряд обычаев, оставшись при этом народом титульным в новообразованном государстве Русь. 

Ассимиляции славян среди местного населения и взаимное влияние разных культур — процесс длительный. К концу XVIII века, когда жил Болтин, доля «чистых» славян среди многонационального населения российской империи сошла на нет. Разве что только на севере, среди поморов, можно было говорить о русских, сохранивших в своём быту особенности предков-славян. Смешанные браки во многом нивелировали принципиальные различия между славянским и финно-угорским населением. 

***

В мысли, что в жилах русских не осталось и капельки славянской крови, нет ничего оскорбительного. Просто нужно знать процесс становления древнерусской народности, о чём как раз и говорил Болтин. Этот закономерный исторический процесс касается не только русских, украинцев и белорусов, а многих других народов, живших не изолированно, подверженных влиянию извне. Великое переселение народов (IV — VII века) во многом изменило судьбу племён, которым пришлось столкнуться с нахлынувшими на их земли чужеземцами. Пришлое население смешалось с местным, и это уже стал совсем другой народ с  совершенно иной историей. 

Современная Россия — федеративное многонациональное государство. Для гражданина России этноним «русский» вполне созвучен политониму «россиянин». Хотя не все россиянине — русские, но за границей любого гражданина России часто считают русским. И тут нет никакой обиды. 

Недруги из «братьев-славян», пытаясь досадить русским, выдвигают «убойный» аргумент, мол, нет у вас ничего славянского. Вы — не чета нам, в ваших жилах угро-финская и монгольская кровь. Так об этом давным-давно говорил Болтин. Ничего нового тут нет. В крови украинцев или белорусов славянской крови тоже — раз-два и обчёлся. 

Великий дух великих предков, а среди них были норманны и монголы, бродит в крови русских. Он помог им выстоять в тяжёлую годину и построить великое государство от Атлантического океана (Балтийского моря и Чёрного) до Тихого океана. Огромная территория, разные народы, различные природные и климатические зоны, вся таблица Менделеева в недрах. Всё это вполне закономерно предопределило значительную роль России на евразийском пространстве. Русским — россиянам есть чем гордиться.

***

Болтин не создал своей исторической школы и не оставил после себя учеников. Он был просто любителем отечественной истории, пытался искренне разобраться в ней. Не как ура-патриот, а объективный исследователь прошлого. Это нашло понимание многих российских историков. Отдавая должное Болтину, его неизданные труды опубликовал Шлёцер, основоположник критического направления в российской исторической науке. 

Многие критические замечания Ивана Никитича Болтина на сочинения француза Леклерка и князя Щербатова не потеряли своей актуальности в наши дни. К ним стоит прислушаться. Всем тем, кто любит свою страну и искренне желает ей процветания.

 

От Редакции:

Утверждение автора о том, что в крови русских, украинцев и белорусов славянской крови почти нет весьма спорны. Чтобы прояснить вопрос, публикуем со ссылкой на первоисточник материал о недавнем исследовании русского генофонда. Он состоит из двух частей - северного и южно-центрального, а азиатского следа в нем нет.

В январе 2018 г. в журнале The American Journal of Human Genetics была опубликована статья об исследовании русского генофонда, проведенного российскими и эстонскими генетиками. Результаты оказались неожиданными: по сути, русский этнос генетически состоит из двух частей - коренное население Южной и Центральной России родственно с другими народами, говорящими на славянских языках, а жители Севера страны - с финно-уграми. И второй довольно удивительный и, можно даже сказать, сенсационный момент - типичного для азиатов (в том числе, пресловутых монголо-татар) набора генов ни в одной из русских популяций (ни в северной, ни в южной) в достаточном количестве не обнаружено. Получается, поговорка «поскреби русского - найдешь татарина» не верна.

Кроме того, оказалось, что наши братья-славяне - белорусы, украинцы и поляки - отличаются от нас не только по языку, но и на генетическом уровне. Совсем немного - от русских из центральных и южных областей, чуть сильнее - от северян. Выходит, что в центре России, на Украине, в Белоруссии и Польше были самые ранние поселения славян, а уж оттуда-то пошла «южная» волна освоения окрестных земель, заселенных другими народами. От другой - «северной» волны славян, как теперь уверенно говорят археологи, происходит население древнего Новгорода, и это тоже стало причиной своеобразия северного русского генофонда. Вряд ли найдется сегодня в мире хоть одна нация, сохранившая «чистоту крови» - племена воевали, объединялись в союзы, переселялись на новые места... В результате говорить о более или менее этнически «чистых» народах просто невозможно! Но выяснить, как, из каких народностей формировались сегодняшние национальности, наука способна.

Один из участников исследования и автор статьи о происхождении русского генофонда, сотрудник лаборатории популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра РАМН Олег БАЛАНОВСКИЙ рассказал о генах и корнях русского и некоторых других народов, населяющих Россию.

- Олег Павлович, как родилась идея провести такое исследование?

- Генетические исследования народов начались в нашей стране еще в 30-е годы. Во времена гонений на генетику они отошли в тень, но потом возобновились с новой силой: изучались народы Кавказа и Памира, Средней Азии и особенно малые народы Сибири. Но вот русским не повезло, потому что большие народы считались не таким интересным объектом. Впрочем, разрозненные исследования русских популяций проводились всегда.

В 2000 году наш коллектив собрал в общую базу данных всю накопленную информацию, а с 2001 года мы проводим собственные экспедиции для изучения генофонда русского народа. Сейчас эта работа почти завершена - выходит монография «Русский генофонд на Русской равнине».

Главная причина, зачем мы изучаем генофонд русского народа, - хочется узнать, как устроен русский генофонд, и попробовать по современным чертам восстановить его историю.

- Как проходил отбор материала для работы?

- Мы обследуем представителей коренного русского населения. Ограничений три.

1. Изучаются только мужчины - потому что у женщин нет Y хромосомы, а как раз эти гены особенно информативны.

2. Мы обследуем только одного человека из большой семьи - ведь у родственников гены заведомо похожи.

3. Коренным населением считаются те люди, оба дедушки и обе бабушки которых происходят из данной местности.

Мы выбираем для изучения села и небольшие города. Каждому добровольцу рассказываем о целях исследования, записываем его родословную и берем образец крови. Как правило, люди живо интересуются генетикой. Тем более что мы каждому обещаем выслать его личные результаты - «генетический паспорт». Такие анализы проводят многие западные компании, и стоят они дорого, но наши обследованные получают их совершенно бесплатно. Вот сейчас нам предстоит разослать больше тысячи писем, сообщив людям, какой вариант Y-хромосомы они получили от своих предков и где, в какой местности, эти предки могли жить.

И знаете, почти везде повторяется одна и та же история - медсестры, которые берут кровь, под конец просят: «Хоть вы и не берете образцы у женщин, но возьмите у моего брата (сына, отца). По их анализам и я о своих предках узнаю». Так что наша работа интересна не одним ученым.

- Почему, несмотря на длительное монголо-татарское иго, на русском генофонде не сказался этот след?

- Как ни странно, он не особо сказался и на татарах. Ведь даже по своему облику татары Поволжья больше похожи на европейцев, чем на монголов. Отличия русского генофонда (почти полностью европейского) от монгольского (почти полностью центрально-азиатского) действительно велики - этo как бы два разных мира. Но если говорить не о монголах, а о татарах, с которыми чаще всего и имели дело русские княжества, то отличия их генофонда от русского не такие уж и большие. Татарский генофонд, пожалуй, еще сложнее и интереснее русского, мы уже начали его изучать. В нем есть, конечно, доля монголоидного генофонда, пришедшего из Центральной Азии. Но еще большая доля того же финно-угорского. Того населения, что жило на этих землях еще до славян и татар. Как славяне ассимилировали западные финно-угорские племена, так же предки татар, чувашей и башкир ассимилировали восточных финно-угров.

Так что различия между русским и татарским генофондом хотя и есть, они вовсе не колоссальные - русский полностью европейский, а татарский - по большей части европейский. Это, кстати, затрудняет нашу работу - маленькие различия труднее измерять.

- С кем еще, кроме татар, мог перемешаться русский генофонд?

- Кроме татаро-монгольского ига, охватившего восточную половину нынешней Центральной России, вся западная половина входила в Речь Посполиту - почему бы не поискать в русском генофонде и следы польского владычества? А Кавказская война? Сколько горянок стали женами казаков, сколько горцев служили в российской армии? А мирное соседство больше, чем любые войны, способствует взаимопроникновению генофондов.

Мы сделали вывод, и он был многократно подтвержден, что в русском генофонде практически нет следов из Азии, из-за Урала. А вот в пределах Европы, будь то поляки, финно-угры, народы Северного Кавказа или современные татары (не монголы), генетические влияния многочисленны. Некоторые из них обнаружены, другие изучаются, а третьи - дело будущего - история, даже генетическая, пишется подолгу.

- А у современных татар есть славянские гены?

- Нет генов славянских, нет генов татарских - гены старше славян и татар... Та гаплогруппа, которая в Европе характерна для славян (хотя встречается и у других европейцев), очень часта также в... Индии. Эта гаплогруппа родилась тысячи лет назад и была очень частой у предков скифов. Часть этих праскифов, живших в Средней Азии, завоевала Индию, установив там кастовую систему (высшей кастой стали сами завоеватели). Другая часть праскифов жила в Причерноморье (нынешняя Украина). Эти гены и дошли до славян. А третья часть праскифов жила на востоке, в предгорьях Алтая и Тянь-Шаня, и их гены сейчас встречаются у каждого второго киргиза или алтайца. Вот и получилось, что эта гаплогруппа такая же славянская, как и киргизская или индийская. Все народы в какой-то степени родственны друг другу.

Что же до татар, то у них эта гаплогруппа (древних скифов) составляет не половину генофонда, как у русских, а примерно четверть. Но вот получили они ее с запада (от славян) или с востока (от алтайцев), пока мы не знаем. Со временем генетика ответит и на этот вопрос.

- Обрусел ли генофонд современных финно-угров, живущих в России?

- Посмотрим на это иначе. Всего несколько веков назад русские пришли в «финно-угрию» и, смешавшись с большинством здешних племен, образовали единый русский народ. Любая бабушка в деревне скажет вам, что она - русская. А то, что у одной прапрабабушка была красавицей темноволосой и черноглазой из славянского племени кривичей, а у другой - красавицей русой и голубоглазой из племени мурома, теперь уже и не важно. Генетики иногда могут установить такие особенности, но только по двум линиям из всей огромной родословной (одна чисто материнская - мама мамы и т. д., другая чисто отцовская - отец отца и т. д.), а по всем прочим линиям гены обоих племен давно перемешались.

Но до некоторых финно-угорских племен влияние русских княжеств не дошло, и русскими эти племена не стали. Да, они вошли в состав Московского царства, а после - Российской империи, но сохранили свой язык и самосознание народа. Это мордва, марийцы, удмурты, карелы... Конечно, в численном отношении русских сейчас больше - даже в наших финно-угорских республиках браки с русскими очень часты. Если дети от таких браков считают себя, к примеру, марийцами, это усиливает русский компонент в марийском генофонде. Но мы же знаем, что сам русский компонент в свое время включил в себя мощный финно-угорский пласт. И такое обрусение - во многом возвращение в финно-угорский генофонд финно-угорских же генов, побывавших какое-то время русскими. «Чистых» народов не бывает, как нет и этнических генов. А если дети от таких браков считают себя русскими - это лишь современное продолжение вхождения финно-угорского пласта в русский генофонд, которое началось тысячу лет назад.

- И знаменитый спокойный, нордический характер наших северян связан как раз с финно-угорским наследством?

- Нордический - это ведь и значит северный? А если серьезно, то связи между национальным характером и генофондом нет никакой. Многие генетики - и наши, и западные - пытаются найти связь между генами человека и его психофизиологией. Но успехи тут очень скромны, если не сказать более. Да и есть ли эта связь? Сомневаюсь.

- Но есть еще русские из центральных и южных областей России, их предки не осваивали Север и не мешали свою кровь с финно-угорской. Они кому близки генетически? Украинцам, белорусам, полякам?

- Это как раз те народы, которые генетически все очень близки друг к другу. Настолько близки, что устанавливать какую-то особую степень сходства очень трудно. Мы сейчас ведем эту большую работу, анализируя всех восточных славян. Если нам удастся понять устройство их общего генофонда, мы с удовольствием поделимся с вашими читателями.

- А отличаются ли западные украинцы от восточных?

- По этой теме в нашей лаборатории недавно была защищена диссертация. Отличия, конечно, есть. Если есть географическое расстояние, то обязательно появятся и различия в генофонде. В отношении восточных украинцев генетика лишь подтвердила то, что и так было известно антропологам: их генофонд сходен с южными русскими и с казаками (особенно по материнской линии), и сходен с другими украинцами (особенно по отцовской линии). А вот с западными украинцами пока непонятно: по разным генам они оказываются сходными то с центральными украинцами, то с восточными русскими, а то и с отдельными народами Европы, причем даже не соседними. Такое впечатление, что на Западной Украине, как на перекрестке, сошлось несколько разных генофондов древних племен. Поэтому надо продолжить исследование. Пока мы изучили там только два района, но если украинские власти заинтересуются и окажут поддержку, мы смогли бы изучить этот загадочный регион подробнее.

- Насколько схож генотип северных русских с заграничной финно-угрией - современными финнами, эстонцами? И с потомками скандинавских варягов - шведами, норвежцами?

- По разным генам получается по-разному. По Y-хромосоме (отцовская линия), население Русского Севера одинаково похоже и на финнов, и на эстонцев, и на мордву - на тех, кто говорит на финно-угорских языках. А вот с германоязычной Скандинавией - шведами и норвежцами - особого сходства нет.

Но есть другая генетическая система - митохондриальная ДНК (материнская линия), и по ней картина почти обратная: на финно-угорские народы северные русские не очень похожи. Не очень похожи они и на южных и центральных русских, зато почти такие же гены встречаются у женщин Скандинавии и Польши. Какому-нибудь романисту это дало бы повод придумать рассказ об удалых ватагах северных финно-угорских племен (славяне их называли чудью), которые добывали себе невест с далекой Балтики, пренебрегая соседними народами. А потом ни с того ни с сего они назвались русскими и примкнули к Новгородской республике. Но с точки зрения истории это бессмыслица. Так что лучше подождать анализа не по двум, а по десяти генетическим системам: тогда станет понятнее, кто на кого похож.

- Как соотносится роль языка, образа мышления с генофондом?

- Связь тут только историческая. Если я родился в деревне Центральной России, то я хожу в лаптях из лыка и я православный - просто потому что это традиционная одежда и религия. Так исторически сложилось. А если я родился в Центральном Китае, то я ношу шляпу из рисовой соломки, и вера у меня другая. Связь налицо, но согласитесь, что не лапти определяют религию. Вот точно такими же «лаптями» являются и гены - они свойственны коренному населению какой-то земли. У этих людей наверняка есть особенности в языке (ведь у каждой местности свои диалекты), но не в генах причина всех этих особенностей.

СПРАВКА

Как проводили исследование

Ученые для своего исследования отобрали образцы Y-хромосомы у 1228 русских мужчин, живущих в небольших городках и деревнях 14 районов России (на территории древнерусских княжеств), причем не менее чем в четвертом поколении.

Y-хромосома передается по мужской линии на протяжении тысячелетий, почти не изменяясь. Очень редко изменения все-таки происходят, и в результате этих случайных мутаций появились устойчивые признаки разных вариантов этой хромосомы - гаплогруппы. У населения разных концов планеты гаплогруппы совершенно различны. И по разновидности гаплогруппы можно судить, из какого географического региона происходит далекий предок по отцовской линии.

5
1
Средняя оценка: 2.60784
Проголосовало: 51