Снайпер Василий Зайцев

23 марта исполнилось 105 лет со дня рождения Василия Зайцева, легендарного советского снайпера, прославившегося вместе с учениками во время боев за Сталинград.

Родился будущий супер-стрелок на Южном Урале в крестьянской семье. Впрочем, кроме обычных крестьянских трудов, жители села Еленинка в нынешней Челябинской области «подрабатывали» еще и промысловой охотой. Особенно в этом поднаторел дед Василия, Андрей Алексеевич, научивший внука всем премудростям своего ремесла.
Поначалу полученные знания парню не надобились. Призванный после окончания 7-летки и строительного техникума на Тихоокеанский флот, Василий Григорьевич, вопреки своему желанию и благодаря высокому на тот период уровню грамотности, был назначаем больше на «интеллигентные», а не на боевые должности во флоте. 
Так что вместо романтики боевых походов ему пришлось помогать РККФ в качестве сначала счетовода, а затем «начфина» одного их тыловых флотских подразделений.
Собственно, и на Великую Отечественную войну тихоокеанский моряк, ставший на тот момент уже старшиной 1-й статьи (эквивалент обычного «сухопутного» старшины – «верхней ступеньки» для младшего командного состава, дальше начинались уже офицерские звания) смог попасть лишь после 5 поданных рапортов командованию лишь летом 1942 года. 
Последнее лишний раз доказывает, насколько ценило Зайцева его тихоокеанское начальство, так что, при желании, он без труда мог бы «провоевать» всю войну в уютном кабинете тыловой части во Владивостоке. Только этот выбор был совсем не по сердцу настоящему патриоту Советской Страны, не могущему смириться с такой спокойной службой в то время, когда на фронте борьбы с фашистами решались судьбы Родины.
Когда рапорт, наконец, удовлетворили, Зайцева в составе сформированного из моряков-тихоокеанцев отряда морской пехоты сразу же бросили в бой, кипевший на правом берегу Волги в Сталинграде, который полчища Вермахта пытались отбить у наших войск.        
Кстати, поначалу Василию приходилось воевать в качестве простого красноармейца, не снайпера, пусть и на должности младшего командира. Воевать на пределе сил, ежечасно подвергаясь опасности погибнуть. Всего за пару месяцев он был дважды ранен – в ногу и под сердце во время рукопашной схватки с немцами.

***

Впрочем, полученный еще в подростковом возрасте опыт меткой стрельбы никуда у старшины-морпеха не делся и был применяем им при каждой возможности. Нет специальной снайперской винтовки? Не беда – можно выбрать из наличных «трехлинеек» винтовку с точным боем, хорошенько ее пристрелять. 
А что оптического прицела нет, так при хорошем зрении и умении стрелять и без такого оборудования Зайцев мог попасть во врагов с расстояния до 800 метров! Дистанция почти предельная даже для хорошего снайперского оружия тех времен, а тут стреляли из обычной «Мосинки» и целились невооруженным глазом!  Кстати сказать, в первые месяцы войны немалая часть советских снайперов, в прошлом как раз опытных охотников, так и «охотились» за своими целями в немецкой форме – с помощью лишь зоркого зрения.
Впрочем, когда личный боевой счет старшины Зайцева достиг уже 32-х убитых фашистов (и не только первых попавшихся рядовых, но и офицеров), командир дивизии лично вручил «снайперу от Бога» уже «профессиональную» снайперскую винтовку. Чуть позже ему было поручено и собрать под свое начало группу таких же метких стрелков для «снайперской войны» в боевых порядках 248-й стрелковой дивизии знаменитой 62-й армии генерала Чуйкова, вынесшей основную тяжесть боев за Сталинград.
Нужда в таких снайперских группах была очень большой. Обычно работа таких бойцов оценивается по числу их личных «трофеев» – уничтоженных военнослужащих врага. Но это ведь только «верхушка айсберга». 
Формально Зайцев за время Сталинградской битвы отправил на тот свет 225 захватчиков. Хотя «круглость» этой цифры поневоле наводит на мысль о том, что ее решили «округлить» в вышестоящих штабах для лучшего запоминания грандиозного результата боевой работы нашего супер-снайпера. 
Ведь она за считанные месяцы стала известной не то, что его сослуживцам-«сталинградцам», но и всей Красной Армии! Кстати, знаменитая фраза: «Отступать некуда, за Волгой для нас земли нет!» тоже была сказана Василием Зайцевым, и также широко была разнесена армейскими газетами на всю РККА вместе с «послужным списком» ее автора. 
Вообще же, высказываются мнения, что число фашистов, не переживших встречи с нашим легендарным снайпером, намного превышает 3 сотни – просто, как это нередко случалось с нашими летчиками-асами, далеко не все такие победы были официально подтверждены другими наблюдателями.
Но опять же, каждая «отработанная» снайпером цель – не просто образовавшаяся вакансия в штатном расписании вражеского подразделения. Убитый офицер, например, это очень часто сорванная на наши позиции атака. Убитый пулеметчик – спасенные десятки (а то и сотни) жизней уже наших бойцов, идущих в атаку. 
А, скажем, ликвидированные группой Зайцева в ходе одного из эпизодов вражеские снайперы, полностью парализовавшие работу советских корректировщиков артиллерийского огня, это обеспечение успеха нашей артподготовки и опять же сотни и тысячи спасенных жизней красноармейцев с одновременным «минусом» у оккупантов. Так что формальные 225 убитых в Сталинграде легендарным снайпером фрицев – всего лишь формальный минимум.

***

Особенно это касается уничтоженных Зайцевым немецких снайперов, в результате чего смертоносная работа которых не смогла нанести существенный урон нашим бойцам. А своих «коллег» с немецкой стороны Василий Григорьевич «обнулил» в числе аж 11 штук. В том числе, и знаменитого начальника немецкой школы снайперов, известного под именем «майора Кёнига». Хотя в некоторых источниках он же фигурирует в качестве штандартенфюрера Торвальда, то есть полковника СС, личной гвардии Гитлера, что еще больше оттеняет успех Зайцева по уничтожению такого врага. 
А ведь для победы над такими противниками Зайцеву и его ученикам, любовно называемым сослуживцами «зайчатами», необходимо было не только умение стрелять. В снайперской дуэли куда более важное значение имеет терпение, способность часами (а то и сутками) выжидать в своей засаде, выслеживая противника. 
Уметь этого противника «просчитывать», для чего обладать навыками «интуитивного психолога», всего по нескольким известным фактам поведения «цели» делая точный прогноз ее дальнейших действий. Причем лимит на ошибку редко превышает, как и у саперов из известной мрачной поговорки, один раз, пусть исключения иногда и встречаются. 
Например, только финальная фаза «охоты» на вышеупомянутого майора Кёнига шла несколько суток! С обманными целями, применяемыми обеими сторонами, разбитым вражеской пулей оптическим прицелом у одного из товарищей Зайцева – и тяжелым ранением у другого бойца. Пусть и закончилось все тогда удачно для нашего «виртуоза» – одним-единственным метким выстрелом в голову фашистского «мэтра стрельбы».
В целом же можно сказать, что снайперы 248-й дивизии РККА, которых готовил Зайцев и его коллеги, за месяцы Сталинградского сражения смогли уничтожить метким огнем около 3 тысяч «элитных» целей. Практически половину от всех «трофеев» своих коллег из 62-й армии и больше одной шестой части от числа потерь, нанесенных врагу бойцами своей дивизии, около 17 тысяч фрицев. Так что без преувеличения можно сказать, что наши «зайчата» тогда «порвали» матерых гитлеровских «волчар».

***

Увы, долгожданной победы над окруженным в «котле» врагом Василий Зайцев не дождался. К сожалению, из-за общей ожесточенности уличных боев, частых вражеских прорывов, и он, и его элитные бойцы периодически вынуждены были воевать в духе ироничной остроты относительно «забивания гвоздей микроскопом». То есть использоваться не для «точечной» работы по уничтожению особо ценных вражеских целей, но для отражения самых обычных атак, когда от снайперов было толку не намного больше, чем от обычных пехотинцев.
В январе 1943 года во время одного из таких ожесточенных боев старшина Зайцев попал под накрытие немецкой реактивной системы залпового огня – шестиствольных минометов, получивших от красноармейцев кличку «Ишак» за характерный звук, издаваемый при выстреле. 
Тяжелораненого героя первоначально чуть было не похоронили, приняв за мертвого, но в последний момент одна из медсестер вовремя заметила, что у того дернулась рука. Правда, зрение наш снайпер на время потерял, его удалось восстановить лишь спустя месяц в военном госпитале в Москве, благодаря усилиям легендарного советского гения офтальмологии Филатова. На тот момент Зайцеву уже было присвоено звание младшего лейтенанта.
Впрочем, судя по всему, полученное тяжелое ранение (и ведь оно было далеко не первым!) «поставило крест» на, как минимум, «полевой» карьере советского супер-снайпера. Ведь, как говорилось выше, для такой работы мало уметь хорошо стрелять – надо иметь возможность часами и сутками лежать в засадах, в любую погоду и время года. А последнее для офицера, которому по состоянию здоровья в мирное время любая медико-санитарная комиссия присвоила бы группу инвалидности, понятно, было бы очень затруднительно.
Так что после выписки из госпиталя Василий Зайцев некоторое время делился своим бесценным опытом с молодыми бойцами в снайперской школе. Даже написал две книги, где этот ценнейший опыт обобщил.
Но вскоре – как и в начале войны, во время службы на Тихоокеанском флоте – заниматься только «кабинетной работой» герою Сталинграда надоело. И он попросил командование отправить его в действующую армию на любую должность. 

***

Снайпером его, по вышеуказанным причинам, уже не поставили – Василий Григорьевич воевал командиром минометного взвода, зенитной роты. Освобождал Одессу, в ходе боев за освобождение Молдавии был снова тяжело ранен и вновь, принятый за мертвого, чуть было не похоронен. Конец войны ему пришлось встречать уже в Киеве в военном госпитале в звании капитана.
Впрочем, после выздоровления легендарному снайперу пришлось еще немного послужить на должностях военных комендантов – сначала Печерского района, затем – всего Киева. Последнее подразумевало возможность получения пусть не генеральских, но званий старших офицеров точно. 
Но, видимо, с одной стороны, на этой работе Зайцев был слишком принципиален (коменданту города нередко приходится призывать к порядку нарушающих этот порядок офицеров и в очень больших чинах) и не очень угоден для начальства. А с другой, формальное количество «звездочек» того или иного размера на погонах его никогда особо и не интересовало. 
В противном случае, он еще раньше мог бы без труда «конвертировать» свою всесоюзную славу, добытую в боях за Сталинград, в почетные погоны какого-нибудь «главного специалиста Наркомата Обороны по снайперской стрельбе». А вместо этого попросился на фронт обычным командиром взвода.

***

Впрочем, от значимой «командной должности» герою войны все равно «отвертеться» не удалось. Правда, эта должность была уже на «гражданке», после увольнения в запас – пост директора швейной фабрики «Украина». Причем, не в качестве какого-то «свадебного генерала», просто за былые заслуги, а после успешной заочной учебы в Институте легкой промышленности по специальности «Технолог швейного производства». Очень скоро предприятие было выведено своим новым директором в лидеры отрасли.
Перед выходом на пенсию Зайцев перешел на чуть более легкую работу – директором швейного техникума. А позже уже просто находился на заслуженном без кавычек отдыхе. Впрочем, постоянно участвуя в мероприятиях военно-патриотического воспитания молодежи, как гражданской, так и военной, особенно молодых снайперов, для которых он стал «живой легендой».
Кстати, когда в 80-х годах, уже достигнувшего 70-летнего возраста Зайцева, молодые бойцы попросили «показать класс», он с первой попытки поразил «в яблочко» три цели с расстояния в 400 метров! 
Умер заслуженный герой войны 17 декабря 1991 года. Думается, не в последнюю очередь из-за переживаний за судьбу своей Родины, которую к тому времени ушлые политиканы уже успели поделить на «национальные квартиры» в Беловежской баньке. На фоне наступившего хаоса его тело не смогли похоронить, как он завещал, на Мамаевом Кургане – в городе, который Зайцев когда-то героически защищал. Завещание было выполнено лишь в 2006 году.
Но и после смерти память о легендарном снайпере продолжает жить. Причем, не только среди патриотов нашей Родины – о Василии Григорьевиче, без преувеличения, знает весь мир. Даже Голливуд снял о нем фильм «Враг у ворот», пусть и избыточествующий лживыми либерально-пропагандистскими штампами о Великой Отечественной – вроде негодяев-комиссаров, гонящих на убой на передовую невооруженных советских бойцов.
Более того, Зайцев известен даже тем западным «тинейджерам», которые на полном серьезе могут быть уверены в том, что «Вторую мировую выиграли американцы, а Советский Союз был союзником Гитлера». Потому что советский супер-стрелок фигурирует в немалом количестве популярных «компьютерных стрелялок», которые так любит современная молодежь.
Что ж, Василий Зайцев однозначно заслужил такую добрую память своим уникальным воинским мастерством и героическим подвигом при защите Родины от жестокого врага. 

5
1
Средняя оценка: 3.10811
Проголосовало: 37