Василий Сталин: герой войны, сын вождя…

24 марта 1921 года у будущего лидера СССР родился мальчик, ставший, пожалуй, самым известным из детей Иосифа Сталина. В судьбе Василия причудливо сплелось множество и драматических, и героических, и скандальных моментов. Но нельзя спорить с главным – во время Великой Отечественной дети высших руководителей страны не отсиживались в тылу, рискуя жизнями в боях с врагом, а нередко и отдавая ее ради Победы.  

Можно сказать сразу: те, кто считают, что «советскому принцу», как его иногда называет западная и либеральная публика, можно только завидовать, весьма ошибаются. Спору нет – дети Сталина и других лидеров СССР не голодали, имели возможность получать хорошее образование с последующим карьерным ростом.
Но, с другой стороны, а что, эти возможности в то время имели только «элитные» детки? Да с установлением Советской власти «социальные лифты» как раз и стали поднимать на самый верх многих представителей самых что ни на есть прежних «социальных низов»! 
Достаточно вспомнить о таковых среди будущих советских военачальников – бывшем беспризорнике и самом молодом комфронта генерале армии Черняховском, подростке-батраке генерале армии Иссе Плиеве, многих других людях, которые на собственном примере подтвердили истинность одной из строк знаменитого «Интернационала» – «кто был ничем – тот станет всем!»
Зато тогдашних «мажоров» их нынешние «коллеги» однозначно считали бы голимыми лохами. Ну, правда, никаких тебе гонок на папиных «Феррари» и «Гелендвагенах» по ночной Москве, вечеринок в ресторанах с шампанским по тысячи долларов за бутылку, отдыха на фешенебельных курортах и тому подобной кричащей роскоши. Причем с реальной перспективой после того, как элитный отпрыск «перебеситься», занять хорошую и денежную должность во главе родительской бизнес-империи.
И что на фоне таких современных «мажорских плюшек» имели «звездные дети» 30-х годов? Еду из «спецраспределителей», которая, пусть и чуть дороже, продавалась для всех желающих в том же Елисеевском гастрономе? Отдых в «Артеке» или пусть даже и на отцовской даче, уровень которой ныне может себе позволить любой бизнесмен среднего уровня, а то и ниже? После достижения совершеннолетия надеяться на занятие какой-то пусть и неплохой должности в производстве, науке, госуправлении, но отнюдь не сравнимой по масштабу с той, которую занимал отец, добившийся ее исключительно своим трудом, талантом и верной службой Родине? Смешно, право, в сравнении с современностью…
К тому же счастливым детство Василия Сталина назвать сложно при всем желании. После трагического самоубийства матери, Надежды Аллилуевой, 11-летнего мальчика фактически воспитывал начальник охраны вождя Николай Власик. А Иосиф Виссарионович без преувеличения отдавал все силы и время работе по управлению огромной страной.
Но Вася, кстати, вовсе не горел желанием пойти по стопам отца, как и многие другие сыновья советской элиты, выбрав военную стезю. Кстати, первоначально он собирался поступать в артиллерийское училище, но отец на этот счет заявил, что «двух артиллеристов в семье будет многовато» (старший брат Яков, позже трагически погибший в немецком плену, уже имел эту военную специальность), и парень решил стать летчиком. Не без помощи опять же Николая Власика, помогшего ему обойти некоторые «бумажные» формальности, но все же эта мечта осуществилась.

***

После окончания Качинского летного училища (там учился, например, и знаменитый ас Покрышкин) Василия Сталина берут на работу в центральный аппарат ВВС РККА – в инспекцию этого ведомства. С началом войны, в сентябре 1941 года, он становится во главе этого подразделения. 
Но можно ли считать такое назначение стремлением Иосифа Виссарионовича «пристроить сынка-мажора на теплое» и относительно безопасное место в армии, чтобы только не пускать его на фронт? Нет, конечно. Во-первых, на фронт молодой летчик и так неоднократно выезжал (точнее – вылетал) по делам своей службы. Инспектировать-то надо было боевые, а не тыловые авиационные полки и дивизии…
Во-вторых, необходимость в объективном контроле над ситуацией в Вооруженных Силах со стороны высшего руководства страны стала особенно актуальной с началом Великой Отечественной. Что греха таить: многие тогдашние военачальники банально боялись сообщать в Москву правдивое положение вещей на фронте, чтобы в результате проведенных «оргвыводов» не быть обвиненными в допущенных недостатках. 
Кстати, последнее могло быть совсем не обязательно из-за «происков кровавой гебни». Достаточно вспомнить, например, лишь один просчет командующего Западным военным округом генерала Павлова, не отдавшего приказ подчиненным войскам переехать в полевые лагеря 15 июня, как это было принято все предыдущие годы. 
В результате большая часть приграничных военных городков, стационарных аэродромов, складов техники и вооружения стали легкой жертвой вражеских диверсантов, артиллерийских обстрелов и бомбовых ударов. В связи с чем уже на 4-й день войны пал Минск, а осенью Вермахт пытался штурмовать Москву.  
Ну а кто лучше мог бы выполнять роль беспристрастного инспектора состояния Военно-воздушных сил страны, как не профессиональный летчик и к тому же сын лидера страны? В силу только этого имевший прямой выход на главу государства и могущий не бояться ни мести формального начальства из ВВС, ни гнева «самого» за возможно неудобную правду?
В этой связи вполне закономерным выглядит и быстрый карьерный взлет Василия с двукратным «перескакиванием» через звание, благодаря чему он уже к концу 41-го года стал полковником. Так ведь должность главы инспектора вида Вооруженных Сил вообще-то генеральской является! А без этого проверка каким-нибудь «летехой» командира авиаполка или дивизии будет выглядеть форменным издевательством над офицерской субординацией. 
А что новоиспеченному полковнику было всего-то 20 годочков, так, скажем, один из экс-командующих ВВС РККА Павел Рычагов генерал-лейтенантом стал еще до своего 30-летия. Сын же Сталина получил генеральские погоны лишь после войны – в 25 лет. 
Впрочем, уже к лету 42 года Василию Иосифовичу была доверено создание 434 истребительного авиаполка. После чего эта часть во главе со своим «звездным» командиром отличилась в боях под Сталинградом. Многие летчики оттуда, кстати, получили звание Героев Советского Союза. 
Что, их комполка перед Верховным Главнокомандующим «словечко замолвил»? Полный бред! Для каждого рода войск существовали строгие критерии заслуг для награждения тем или иным орденом. Летчикам, например, для звания Героя требовалось сбить около 20 вражеских самолетов или совершить сравнимый по значимости подвиг. Так что какое-то «награждение по знакомству» в этом случае совершенно исключено, как и «подыгрывание» немецких летчиков подчиненным молодого полковника.  
В боевых вылетах принимал участие и сам Василий. Да, конечно, его подчиненные, как могли, его прикрывали (это вообще-то, по Уставу обязанность любого бойца – защищать своего командира, при необходимости даже жертвуя для жизнью), но разве воздушный бой с таким противником, как асы Люфтваффе, может иметь хоть какие-то гарантии безопасности даже при самой хорошей «страховке» со стороны боевых товарищей? И представления на награждения Василия Иосифовича Героем подавалось командованием больше десятка раз, но Сталин регулярно вычеркивал фамилию своего сына из таких списков. Так и не получил он почетную Золотую Звезду… 

***

Впрочем, уже ближе к концу 42 года «полк Василия Сталина» расформировали по личному приказу «Верховного». Причина – слишком уж неумеренные «возлияния» по инициативе командира полка. 
Вообще-то, в армии с алкоголем особой борьбы никогда не велось. Особенно в военное время, когда он служил практически единственным доступным и относительно безвредным «антидепрессантом» на фоне жутких стрессов из-за постоянного пребывания на грани жизни и смерти. Знаменитые «наркомовские 100 грамм», регулярно выдаваемые бойцам на передовой, это ведь тоже от необходимости хоть как-то защитить их психику, а не от желания «споить защитников Родины».
Но все же, борьба со стрессом (учение о котором, впрочем, тогда еще только разрабатывалось канадцем Селье) в компании Василия превращалась в регулярные веселые пирушки. Может быть, будь комполка не сыном Сталина, командование на такие моменты и закрыло бы глаза – главное, чтобы летчики воевали хорошо. Но в условиях контроля с самого «верха» подобное «творческое» отношение к уставным требованиям было сочтено неподобающим для РККА.
Можно сказать, что заметная склонность сына советского лидера к «зеленому змию» с тех пор стала заметна в его судьбе все чаще. И во время войны он то отзывался по распоряжению отца с фронта на службу в центральный аппарат ВВС, то вновь возвращался на фронт. 
С января 1944 года он стал командовать гвардейской истребительной авиадивизией. И несмотря на запреты лично участвовать в боевых вылетах (тоже объективная необходимость – «командир должен думать, а не шашкой махать», воевать лично запрещали даже прославленному асу Покрышкину, как только он стал комдивом), Василий эти запреты регулярно нарушал. 
Вообще, по итогам Великой Отечественной, молодой полковник-летчик официально участвовал в 26 боевых вылетах, при этом сбив, по разным данным, от 2 до 5 самолетов врага. Впрочем, такая непропорционально высокая результативность трофеев на число вылетов (Покрышкин, например, в 1942 году совершил их сотни, а сбил всего 2 машины) наталкивает на мысль, что воевал Василий гораздо чаще, чем докладывало наверх авиационное начальство для успокоения его грозного отца.  Так что орден Красного Знамени, ордена Кутузова и Суворова (уже за умелое руководство боевыми операциями) видятся вполне заслуженной наградой боевому летчику.  

***

После окончания войны Василий Сталин, наконец получивший адекватное занимаемой должности генеральское звание, назначается командующим ВВС Московского военного округа. Впрочем, его деятельность на этом посту отнюдь не была «синекурой» (должностью без обязанностей) для сына вождя СССР.
Достаточно сказать, что к моменту этого назначения авиация столичного округа занимала 10-е место по показателям боевой подготовки. А после того, как ей стал руководить Василий Иосифович, стала занимать первые места. 
Желающие из числа либеральной публики, конечно, всегда могут объяснить это стремлением подлиз из Министерства Обороны потрафить сыну Сталина, чтобы ублажить его отца. Однако, зная характер Иосифа Виссарионовича и то, какой непобедимой и реальной эффективной стала при нем армия, можно не сомневаться, что за «подсуживание» гипотетические доброжелатели очень скоро бы остались без работы. Это в лучшем случае…
А так, объективный «экзамен» качеству боевой подготовки летчиков ВВС Московского военного округа вскоре приняли … американцы! Воевать с которыми в небе Кореи отправили как раз подчиненных Василия Сталина, пусть и под командованием прославленного аса Ивана Кожедуба. Роль руководства которого, конечно, бесспорна, но ведь вся кропотливая подготовка нашего «экспедиционного корпуса» велась как раз под тесным патронатом командующего столичной авиацией.
В итоге отношения наших и американских сбитых самолетов в боях в Корее составило 1:5, так что в конце войны бравые американские пилоты уже боялись подниматься в воздух, когда там находились советские летчики. И второй орден Красного Знамени генералу Сталину тоже стал вполне заслуженной наградой.

***

Вопреки распространенному мнению, военная карьера Василия Сталина покатилась под откос отнюдь не в связи со смертью его отца. Наоборот, именно Иосиф Виссарионович снял его с должности командующего авиацией Московского округа в августе 1952 года. 
Как и раньше, летчики молодого генерала выступили на военном параде в честь Дня авиации безукоризненно. Но сам их начальник не выдержал и решил «отметить» этот успех прямо на аэродроме. Так что на торжественный обед руководства страны во главе со своим отцом явился уже в изрядном подпитии. После чего и был отставлен от занимаемой должности и отправлен в распоряжение Генштаба.
Впрочем, не умри Иосиф Виссарионович в начале марта 1953-го, возможно, все со временем бы и нормализовалось, как это случалось и раньше. Но после смерти отца Василий стал открыто обвинять часть его соратников в отравлении вождя СССР. Что, естественно, не могло этим соратникам понравиться.
Так что, несмотря на то, что вышеупомянутые «заклятые друзья» постепенно «сожрали друг друга» (вначале «агентом мирового империализма» объявили Берию, потом «членом антипартийной группы» стал соперник Хрущева экс-премьер Маленков), дорвавшийся высшей власти Никита Сергеевич явно решил «отыграться» за все истинные и мнимые обиды Сталина на его сыне. А потому и упек его на 8 лет за решетку – за «антисоветскую (то есть, антихрущевскую) агитацию».
Кстати, несмотря на все «героические усилия» максимально ангажированного следствия «пришить» экс-командующему ВВС Московского военного округа хищения и растрату 20 млн рублей, дело так и не удалось довести до суда. Посему пришлось сажать генерала (заодно лишив его звания), фактически лишь за «длинный язык». Причем, основным «заказчиком» этой «посадки» был человек, весь период своего пребывания при высшей власти в стране стенавший о «несправедливо репрессированных по ложным обвинениям жертвах сталинского террора».  

***

В 1960-м году, по ходатайству Генпрокурора Руденко и председателя КГБ Шелепина, Василия было выпустили, даже вернув звание, назначив генеральскую пенсию и дав 3-комнатную квартиру в Москве. Но сын Сталина вновь начал громко говорить и о своем несправедливом осуждении и о странных обстоятельствах смерти своего отца. Так что очень скоро «условно-досрочно освобожденного» вновь вернули в тюрьму.
Спустя год срок отбытия наказания у Василия Иосифовича истек уже официально, и его выпустили на свободу. Однако сразу же ее ограничили высылкой в Казань, подальше от иностранных корреспондентов. Даже дав кое-какую пенсию – в 150 рублей, впрочем, для того времени довольно значительную сумму, сравнимую с «персональной» пенсией минимум областного уровня.
Но наслаждаться свободой сыну Сталина пришлось недолго – 19 марта 1962 года, не дожив до 41 года, он скончался. Официальной причиной был объявлен алкоголизм и сопутствующие тяжелые заболевания внутренних органов. 
Но вообще-то, родные, разделившие с экс-генералом последние месяцы жизни, вспоминали и о малопонятной медсестре, делавшей Василию таинственные уколы, и о синяках на его теле в гробу. Не только на лице, что можно объяснить падением во время сильного алкогольного опьянения, но и на запястьях. 
Так что как знать, возможно, Василию Сталину и «помогли» уйти из жизни – для уже полного спокойствия «главного борцуна со сталинизмом» Хрущева. Последнего, впрочем, тоже «ушли» со всех постов всего спустя 2,5 года после того, как умер Василий, ставший для «кукурузника» живым укором его черной неблагодарности к тому, кто ввел Никиту Сергеевича в большую политику. 
Конечно, жизнь сына самого знаменитого лидера СССР нельзя назвать идеальным примером для подражания. Но как бы там ни было, он не искал для себя легких путей, и когда надо, рисковал жизнью, защищая свою Родину от врага. Вместо того, чтобы искать для себя «теплое местечко» в «арбатском военном округе» или даже на гражданке, как это все чаще наблюдалось даже в последние годы СССР. Когда на войну в Афганистан детки начальства если и приезжали, то разве что на командные должности в штабах, чтобы потом иметь возможность строить себе еще более стремительную, чем раньше, карьеру.
А готовность отдать жизнь за свою страну, личная храбрость, незаурядный талант летчика и командира, приближавшего нашу Великую Победу, однозначно заслуживают уважения в глазах потомков.

5
1
Средняя оценка: 3.7
Проголосовало: 10