Берлинская операция: «командная игра» элиты Красной Армии

16 апреля 1945 года РККА начала наступать на Берлин. Вопреки всевозможным спекуляциям на этот счет, заслуга в успехе финальной атаки на логово фашизма принадлежит всем без исключения ее участникам – и солдатам, и командирам…

После того, как в ходе Висло-Одерской операции в конце января 1945 года наши войска вышли на отдельных участках на расстояние в 60 км от Берлина, казалось, падение столицы Третьего Рейха уже близко. На деле, операцию по взятию Берлина пришлось отложить на долгих 2,5 месяца. 
Причины такой задержки были более, чем уважительными – наличие мощных группировок Вермахта в стороне от направления гипотетического главного удара РККА. К северу это была Восточно-Померанская группа армий «Висла», в феврале перешедшая под командование лично Гиммлера – шефа МВД и СС, фактически личной гвардии Гитлера. В любой момент она могла (и пыталась!) ударить в правый фланг 1-го Белорусского фронта Жукова, отвлекая немалые силы и этого фронта, и соседнего – 2-го Белорусского под командованием маршала Рокоссовского.
На юге ситуация тоже была, мягко говоря, очень непростой. В одной Чехословакии, например, численность гитлеровских войск в разные периоды варьировала от 700 тыс. до 1,2 миллионов «штыков»! Это при том, что в ходе собственно Берлинской операции нашим бойцам противостояло около миллиона немцев, а непосредственно берлинский гарнизон составлял около 200 тысяч человек.
Вообще, нежелание Гитлера почти до конца войны поверить в неизбежность своего поражения сыграла с ним злую шутку – значительная часть Вермахта была рассредоточена по всей Европе. Кроме упоминавшейся выше «чехословацкий» группировки еще миллион был дислоцирован в Северной Италии, 350 тысяч – в Норвегии, 250 тысяч – в Курляндии. 
А были еще несколько сот тысяч фашистов в Австрии – в том числе, в составе их элитной 6-й танковой армии СС. Из Вены их Красная Армия выбить-то выбила, но полностью не уничтожала во избежание разрушения столицы Австрии. 
Но восточно-померанские дивизии, по крайней мере, реально задерживали начало наступления на Берлин угрозой ударов в фланги и тыл Жукову. Впрочем, если бы здравый смысл проснулся в Гитлере раньше, и он решился бы отозвать свои «удаленные» войска для обороны Берлина, не факт, что это ему бы помогло. Во всяком случае, ненадолго. Ведь и у нашего командования в этом случае освободилось бы немало армий, ранее задействованных для блокирования этих вражеских сил. Но, несомненно, конкретная картина последних боев Великой Отечественной тогда стала бы другой…

*** 

Так или иначе, перед Красной Армией в Берлинской операции стояла непростая задача. Ее выполнение было поручено сразу трем фронтам с самыми опытными и заслуженными советскими маршалами во главе: 1-му Белорусскому Жукова, 2-му Белорусскому Рокоссовского и 1-му Украинскому Конева. Наступление, соответственно, в центре, на правом (северном) фланге и на юге.
Традиционно считается, что основная роль, овладение непосредственно Берлином, отводилась войскам 1-го Белорусского. С чем до сих пор связано бесчисленное количество как и несколько гипертрофированных похвал («Жуков выиграл войну»), так и огромное количество грязных поклепов от «истинных патриотов» России («Жуков заваливал немецкие окопы трупами своих солдат, лишь бы только первым взять Берлин»).
На самом деле, конечно, неправы и те, и другие. Начнем с того, что взятием «логова фашизма» непосредственно руководил лично Сталин в качестве Верховного Главнокомандующего. Именно командующего, а не просто «куратора», время от времени принимавшего доклады от комфронтами и общие предложения по дальнейшим действиям, если они требовали утверждения Ставкой.
А потому и сводить роль взятия Берлина к заслугам исключительно Георгия Константиновича, пусть и однозначно одного из самых талантливых полководцев Второй мировой войны (и уж тем более сводить эту роль исключительно к его якобы запредельным амбициям лично взять Берлин самым первым во что бы то не стало), не стоит. 
Например, когда войска 1-го Белорусского слегка «забуксовали» на Зееловских высотах (ввиду действительно наиболее серьезно подготовленной обороны немцев на этом рубеже), а соседи с 1-го Украинского получили в первые дни наступления намного лучшие результаты, именно Сталин приказал танковым армиям Конева идти на Берлин. И они это успешно осуществили со скоростью до 50 км в сутки, очень хорошей при «проламывании» вражеской обороны, а не при езде на шоссе в ходе обычного марша. 
С другой стороны, с учетом того, что задача непосредственного взятия Берлина еще до начала общего наступления была возложена именно на Жукова, дивизии Конева, уже подошедшие к правительственному берлинскому кварталу Тиргартен, ослабили натиск, дав время подойти чуть задержавшимся частям Георгия Константиновича, дабы те выполнили поставленный им приказ.
Но опять же, не стоит сводить это исключительно к личному соперничеству двух маршалов, хотя некоторые вроде бы и не совсем уж либеральные деятели порой намекали чуть ли не о «драке» между полководцами после окончания Берлинской операции. Здоровое соперничество повышает результат в любом деле, не исключая военного. 
И потом, «расписаться на Рейхстаге» за все страдания советских людей, без сомнения, жаждали все без исключения наши бойцы, а не только командующие фронтами. Погибнуть-то на войне можно везде. Но если получилось с войны вернуться, возможность обронить «я брал Берлин» стоит немало в устах что генерала, что солдата. Что, этих скромных тружеников войны тоже за «нездоровое честолюбие» обвинять будем?

***

Глупости, конечно, все эти обвинения. Войска всех трех советских фронтов, задействованных в Берлинской операции, делали общее дело. Как, впрочем, и остальные наши бойцы тоже. 
Действительно, не свяжи боями почти миллионную группировку Шернера в Чехословакии наши дислоцированные там части, она могла на Берлин уйти, создав совсем другую оперативную картину на этом театре боевых действий. Да и вроде «тыловые» подразделения маршала Говорова, «сторожившие» курляндскую группировку, не дававших тем самым Гитлеру эвакуировать ее по морю в Германию, их вклад в то, что Победа пришла к нам именно 9-го мая, тоже несомненен.
И 1-й Украинский фронт Конева тоже «по пути» громил очень серьезные по численности немецкие силы, не давая им уйти к Берлину, практически «уполовинив» тем самым возможную численность берлинского гарнизона. Это не считая упоминавшихся выше коневских танкистов, которые раньше всех подошли к столице Рейха.
А 2-й Белорусский маршала Рокоссовского – его наступление ведь тоже «не было устлано розами и лилиями». Для начала его войска в кратчайшие сроки были переброшены от недавно взятого Данцига (после передачи полякам ставшего Гданьском) на рубеж атаки на расстояние почти 400 км! Для чего только автомашин было задействовано около 2 тысяч, не считая других видов транспорта.
И наступать Рокоссовскому пришлось с форсированием немалых рек под огнем врага. Да, показывая скорость продвижения, опять же, повыше, чем у Жукова на Зееловских высотах.
Ну так ведь именно благодаря «жуковскому» наступлению немцы были вынуждены перебросить туда многие свои подразделения с других участков, в том числе и с северного. Тем более 2-й Белорусский начал наступать на несколько дней позже, чем соседи, вот в зоне его ответственности оборона немцев и стала более «жидкой».
Ну так это и есть то, что называется «командной игрой»! Пусть даже отдельные «игроки» и неравнодушны к личной славе. Но, во-первых, что плохого, если эта слава будет вполне заслуженной? А, во-вторых, в какой армии мира можно найти нечестолюбивого кадрового военного (мобилизованные не в счет)? Недаром интернациональной пословицей стали слова «плох тот солдат, который не мечтает быть генералом». А новые звания даются в военное время лишь за боевые заслуги, и никак не иначе.

***

Наша «командная игра» была вполне успешной. Да, Красная Армия имела преимущество перед немцами. Кстати, интересно, что традиционно либеральная Википедия называет численность сил РККА в Берлинской операции в 2,5 млн человек. При том, что тоже не склонная к какому-то «русофильству», но все-таки более респектабельная британская телерадиовещательная госкорпорация BBC называет гораздо более скромную цифру – в 1,9 миллиона, это против около миллиона гитлеровцев. 
Впрочем, удержаться от занижения немецких потерь, «около 100 тысяч» вместо признаваемых даже самими немцами 114 тысяч убитых, британские «джентльмены» все равно не смогли. Пусть даже скрепя сердце и признали советские безвозвратные потери лишь в 78 тысяч человек. Но благодаря подвигу павших героев, удалось разгромить – если не уничтожить, то пленить – вражескую группировку в миллион штыков! Не считая миллионов других капитулировавших после 9 мая «фрицев»
И такие потери получились именно в ходе наступления! На хорошо оборудованную оборону врага, причем, врага очень мотивированного. Немцы-то, как никак, столицу своего государства защищали, к тому же до предела «накрученные» пропагандой Геббельса о том, что «злые большевики будут кушать немецких младенцев на завтрак». Тем более что исходя из собственных преступлений на оккупированной советской земле, фашисты вполне должны были опасаться такого же ответа.
Да для успеха такого наступления, согласно общепризнанным тактическим нормам, требуется минимум троекратное преимущество над противником! А оно было, хорошо, если двукратным. Хотя, конечно, в артиллерии, танках и самолетах наши и вправду преобладали над немцами в разы. 
Но все равно, в таких условиях, наступая, иметь потери в полтора раза ниже обороняющегося врага – это признак высокого полководческого искусства. Кстати, вопреки еще одному живучему либерально-антисоветскому мифу о том, что «большая часть советских потерь в 1945 году приходилась на взятие Берлина», они составили всего около 10% общих потерь РККА за этот период. Это признают даже относительно вменяемые западные историки. 
Отдельные важные этапы Берлинской наступательной операции требуют отдельного разговора. Пока же ограничимся общим итогом этого наступления РККА – 2 мая была подписана капитуляция Берлинского гарнизона, к 8-му мая в целом прекратились и эпизодические бои с наиболее фанатичными сторонниками уже покончившего собой Гитлера. Все это стало финальным аккордом перед нашей окончательной Победой – подписанием 9-го мая (мск) безоговорочной капитуляции Германии.

 

Художник П. Кривоногов.

5
1
Средняя оценка: 2.70677
Проголосовало: 133