Надьканижско-Кёрмендская операция: антифашистский «интернационал» против гитлеровцев и предателей

75 лет назад на западе Венгрии Гитлер потерял стратегически важный нефтеносный район, благодаря чему Вермахт сел на еще более «голодный паек» топливного снабжения. Также особенностью операции было то, что значительную помощь РККА оказывала болгарская армия, а донские казаки сражались по обе стороны фронта – в составе и Красной Армии, и эсэсовских частей Краснова и Шкуро.

После провала попытки гитлеровцев нанести мощный контрудар по силам 3-го Украинского фронта вблизи венгерского озера Балатон, войска маршала Толбухина получили приказ без оперативной паузы начать наступление на Вену. Которое, собственно говоря, готовилось уже больше месяца, просто противник своей балатонской авантюрой слегка отсрочил его начало ценой огромных потерь, причем в самых боеспособных своих силах, 6-й танковой армии СС.
Когда фронт рухнул, в прорыв устремились советские части. С севера 3-му Украинскому помогали части соседей из 2-го Украинского, под командованием маршала Малиновского. Заодно освобождавшие от гитлеровцев не только Венгрию с Австрией, но и южную часть Словакии.
К концу марта наши бойцы с боями вышли на австро-венгерскую границу и к словацкой столице Братислава, начав бои за овладение городом.
Однако немалые силы фашистов были сосредоточены и на юго-западном участке нашего наступления – южнее озера Балатон и дальше, к западной венгерской границе. Здесь с центром в городе Надьканижа располагался богатый нефтеносный район. Есть данные, что на тот момент он обеспечивал около четверти всех топливных потребностей Третьего Рейха.
Ведь румынские нефтепромыслы во многом были потеряны Гитлером еще даже до перехода Румынии на сторону СССР – благодаря мощным бомбардировкам англо-американской стратегической авиации. Последняя также регулярно бомбила заводы по производству синтетического бензина и на собственно германской территории. 
А вот Надькадижские промыслы в этом смысле страдали значительно меньше. Не исключено, по причине не слишком афишируемой просьбы Сталина к союзникам не уничтожать то, что все равно очень скоро станет собственностью просоветского правительства освобожденной от фашистов Венгрии. Зачем же бомбить то, что потом придется восстанавливать за немалые деньги? 
Подобный подход Москва уже применила к промышленности Верхней Силезии, которая после войны должна была отойти к Польше. Тогда командующему 1-м Украинским фронтом маршалу Коневу Ставка настоятельно советовала при освобождении этого района при малейшей возможности избегать слишком уж «топорных» способов «выкуривания» противника, засевшего в зданиях промышленных предприятий. 

***

Можно заметить, что и сами немцы, пусть и вопреки своей воле, тоже немало поспособствовали сохранению Надьканижского нефтеносного района от слишком значительных разрушений в ходе неизбежных боев. Базировавшаяся там 2-я танковая армия Вермахта, обнаружив, что основные силы 3-го Украинского фронта уже почти «отсекли» ее от главных сил немецкой группировки с севера, начала стремительный отход во избежание уже полного окружения. 
Тем более что позиции севернее Балатона тоже оказались практически открытыми для движения Красной Армии – прикрывавшая их 6-я танковая армия СС, безжалостно оставляя даже слегка поврежденные сотни танков, тоже предпочла отходить к Вене. 
Собственно, не столько отходить, сколько уже вырываться из практически захлопнувшегося «котла». «Стенки» которого из не слишком многочисленных советских подразделений на северном берегу Балатона оказались, увы, слишком тонкими, чтобы суметь сдержать бронированную армаду из сотен тяжелых танков образца «Королевского тигра» и «Пантеры».
Но так или иначе, бегство эсэсовских танкистов открыло оперативный простор советским частям. В первую очередь, 5-му гвардейскому кавалерийскому корпусу, начавшему стремительный рейд, обходя Балатон с севера, после чего приступив к охвату 2-й танковой армии фрицев.
С юго-востока на Надьканижу наступали преимущественно 57-я советская и 1-я болгарская армия. Интересно, но в большинстве доступных открытых источников точная численность нашей 57-й армии обычно не конкретизируется. Но, понятно, она не могла равняться штатной после 10 дней тяжелых оборонительных боев на Балатоне, да еще без оперативной паузы, за время которой подразделение могло пополнить потери в живой силе.
Да и вообще, численность войск и 2-го, и 3-го Украинского фронтов составляла всего около 650 тысяч человек. А наступление на венгерские нефтепромыслы было хоть и достаточно важным, но все же больше «боковым ответвлением» на фоне генерального наступления на Вену и Братиславу.
Зато число бойцов 1-й болгарской армии приводится более скрупулезно – около 100 тысяч человек. Из чего можно сделать вывод, что именно они составляли если не большую, то, во всяком случае, значительную долю сил, участвующих в Надьканижско-Кермендской операции.

***

Вообще, эта операция конца Великой Отечественной войны показательна не только составом сил, принимавших в ней участие, но еще и предысторией их взаимоотношений. Очень непростых, надо сказать.
Те же болгары, например, до сентября 1944 года были союзниками Гитлера. И хотя (надо отдать должное болгарскому царю Борису) София так и не послала своих бойцов завоевывать нашу страну бок о бок с гитлеровцами и нашими более поздними союзниками (из числа румынских, словацких, венгерских частей), в боевых действиях на стороне Германии болгарские армии участие принимали. В частности, в антипартизанских акциях в Югославии.  
Хотя, с другой стороны, последнее было свидетельством не столько какого-то «предательства славянского братства», увы, существующего и существовавшего больше на словах, сколько, наоборот, довольно давней вражды болгар и югославов (точнее – сербов). Их короли еще в 14 веке друг с другом воевали на радость туркам-османам, шаг за шагом «откусывавших» и у победителей, и у побежденных, ослабленных междоусобицами, все большие куски их земель. Пока не превратили почти весь Балканский полуостров в провинцию Османской империи. 
Да и накануне Первой мировой войны болгары еще раз схлестнулись с сербами в ходе войны Балканской. Что чуть позже определило и вступление Софии в Первую мировую на стороне Германии и Австро-Венгрии. Так что, перефразируя известный мем, можно сказать: братья-славяне – они такие братья, что им никаких и врагов не надо.
Но, кстати говоря, именно под эгидой «старших братьев» из Москвы балканские славяне, наконец, прекратили междоусобную грызню и вступили в союз против тех, кто считал всех славян, независимо от конкретной национальности, презренными «недочеловеками». Да, в общем-то, считает их таковыми и сейчас, пусть на словах и открещиваясь от формального нацизма. Для этого достаточно посмотреть на уровень жизни славянских государств в якобы равноправном Евросоюзе…
Вот и болгары, после сентябрьской революции 1944 года, вместо того, чтобы помогать гитлеровцам воевать с партизанами Тито, стали союзниками тех же партизан (и Красной Армии, конечно) по освобождению их столицы Белграда осенью 44-го. А позже, в ходе рассматриваемых боев за Венгрию, уже югославские партизаны (весьма хорошо экипированные, кстати, вплоть до наличия у них вполне реальных авиационных подразделений) «подстраховывали» наступающие на Надьканижу советские и болгарские части с юга.

***

Интересный расклад получился и по 5-му кавалерийскому корпусу, наступавшему на нефтеносный район с севера. Ведь его полное название – «5-й гвардейский кавалерийский Будапештский Краснознамённый Донской казачий корпус». Организован он был осенью 42-года, по распоряжению Ставки Верховного Главнокомандования, из донских казаков. Тем самым, став показательной альтернативой белоказачьим формированиям, мечтавшим «свергнуть проклятый большевизм», взяв реванш за проигрыш в Гражданской войне путем предательства своей Родины, воюя на стороне Гитлера!
В Венгрии как раз казаки-патриоты и казаки-предатели встретились в бою по разные стороны фронта. Кстати, далеко не в первый раз – «отребье» Краснова и Шкуро, например, воевали с земляками и на югославской земле. Где ранее они, презрев законы элементарной благодарности, помогали фашистам убивать югославов, хотя именно те приютили значительную часть беглых белогвардейцев у себя после их бегства из Советской России. И не просто приютили, а нередко обеспечивали немалой (по тогдашним стандартам, конечно) социальной помощью, разрешали эмигрантской молодежи бесплатно учиться в своих ВУЗах и т.д. В отличии от, скажем, союзничков-французов, смотревших на таких эмигрантов, как на пустое место. Несмотря на то, что именно героизм солдат и офицеров Русской императорской армии спас этих «лягушатников» в годы Первой мировой войны от сокрушительного разгрома со стороны войск кайзера. 
Кстати, именно в Югославии, в Сремских Карловцах, свили уютное гнездышко бежавшее вместе с Белой Армией антисоветское духовенство, ставшее еще в 20-х проклинать в прямом смысле слова не только «безбожный большевисткий режим», но и «предавшую веру» Русскую православную церковь. 
А позже те же «карловчане» с не меньшим фанатизмом стали благословлять «воинство великого фюрера» в его «крестовом походе против большевизма». Из-за чего, собственно, все эти красновы, шкуро и прочие рассматривали свое предательское участие в войне против собственной Родины в качестве некоего «богоугодного дела».
Впрочем, время все расставило по местам еще в годы Великой Отечественной войны. Когда истинные патриоты-казаки шли воевать в тот же 5-й Донской казачий корпус в составе Рабоче-Крестьянской Красной Армии. А их землячки из эмигрантских антисоветских организаций надевали форму Вермахта (а то и СС), чтобы стрелять в своих соотечественников.  

***

Как бы там ни было, советское наступление на Надьканижу прошло не только успешно, но и в крайне быстром темпе. Началось наступление 29 марта, а сам город был взят 2 апреля. 
Формально, правда, рассматриваемая операция завершилась позже. Одни называют в качестве даты середину апреля, другие даже 7 мая. 
Причина – из района все еще не были выбиты абсолютно все гитлеровцы и их венгерские пособники-салашисты. Да и какая-то часть казачков-эсэсовцев Краснова тоже не смогла удрать к своим любимым «освободителям России», дабы в очередной раз «сменить юрисдикцию», перейдя в формальное подчинение из ведомства Гиммлера в марионеточное воинство предателя Власова. 
Но советское командование всерьез этими недобитками решило на тот момент не заниматься. Зачем, в самом деле, тратить на забившуюся в нору крысу время и усилия, если эта тварь уже не способна никого серьезно укусить? Лучше подождать некоторое время до полной капитуляции Рейха, одновременно приблизив ее войсками, которые освободились от необходимости немедленного добивания попавших в котел фашистов и их холуев. 
Тем более главная «военно-стратегическая» задача Надьканижско-Кермендской операции уже к началу апреля и была достигнута – Вермахт лишился значительной части и так уже изрядно подупавших поставок горючего для своей техники, этой «крови войны». В связи с чем все больше самих по себе грозных тех же «Королевских тигров» фрицы были вынуждены использовать в качестве импровизированных ДОТов и бронекапониров, зарывая бронированные и хорошо вооруженные, но уже не способные к передвижению из-за пустых баков, монстры по башню в землю.
Тем самым благодаря успешным действиям советских и болгарских войск была в очередной раз приближена наша Победа.

5
1
Средняя оценка: 3.2
Проголосовало: 30