Не так важен ленд-лиз, как его малюют

Одним из любимейших мифов западных и прозападных пропагандистов является утверждение о том, что «СССР смог выиграть войну лишь благодаря поставкам западных союзников». На деле эта помощь не превышала 4% от объема промышленного производства нашей страны даже в тяжелое военное время. Тем более что «благодетели» так и норовили оказывать сию «помощь», как говорится, «и нашим, и вашим» – чтобы Советский Союз и Третий Рейх посильнее истощили друг друга в ожесточенной схватке…

По большому счету, для развенчивания этого либерального мифа достаточно было бы всего одной этой цифры – 4% от общесоветского ВВП. Эта цифра озвучена известным советским экономистом Вознесенским в книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны». 
4% – это величина, которая обычно фигурирует в оценке статистической достоверности данных тех или иных научных исследований в качестве так называемой «статистической ошибки». Если последняя не больше 5%, данные считаются вполне заслуживающими доверия.
А на практике, например, считается, что любой человек (или семья) способны выдержать без каких-либо заметных неприятностей снижение своего дохода (или рост расходов) на пресловутые 3-5%. Из этой закономерности исходят в том числе и расчеты правительственных аналитических служб на предмет нанесет ли какой-то новый фактор (какая-нибудь «оптимизация» чего-либо или там объективный экономический кризис) серьезный ущерб благосостоянию граждан. Или же оные «отделаются легким испугом» с небольшими последствиями для политической стабильности.  
Соответственно, и недостаток 4% хоть численного состава Красной Армии, хоть ассортимента имевшегося у нее в наличии вооружения никак не мог привести к столь апокалиптическим последствиям, как проигрыш или хотя бы значительное замедление сроков достижения Победы в Великой Отечественной войне.
Правда, либеральные якобы «историки» не оставляют попыток подвергнуть довольно-таки мизерную долю западных поставок нашей страны: дескать, озвученная цифра «не соответствует действительности». При этом, правда, ушлые критики не решаются опровергнуть ее и на основе сколь-нибудь серьезных конкретных аргументов, ограничиваясь «дежурным» доводом насчет того, что, дескать, в сталинском СССР все было настолько засекречено, что до сих пор даже «честные историки» концов найти не могут.

***

Кстати говоря, возможно, последний тезис даже и не совсем лишен логики! Правда, от этого «лучшим друзьям России» с Запада и доморощенной «пятой колонны» легче не станет. Потому что ведь и, правда, показатели что советской, что даже нынешней российской оборонной промышленности и военного бюджета очень часто представляют собой лишь «верхушку айсберга».
Ну вот с началом «крымского» кризиса в статьях ряда западных аналитиков стали проскальзывать откровенно панические нотки. Дескать, реальные военные расходы России, особенно на новые, современные виды вооружений, превосходят официальные цифры оборонного бюджета даже не на проценты, а в разы! А в советские времена вполне себе заметный паритет между советскими и натовскими силами достигался при формальном отставании бюджета МО СССР от западных военных ведомств в разы. 
Как не без юмора объясняли еще при Союзе информированные лекторы, ларчик открывался просто. Западные корпорации «наваривали» на военных поставках за счет налогоплательщиков своих государств максимальную «прибавочную стоимость», так что рентабельность таких производств вполне себе конкурировала с наркобизнесом. Что там военный бизнес США в 70-х – даже сейчас, благодаря накрученной рекламе, себестоимость какого-нибудь «айфончика», собранного на заводах в Китае, меньше его продажной цены разиков так в 10.
А вот советская «оборонка», являясь составной частью государственной же промышленности, производила свою продукцию чуть ли не по себестоимости. Отсюда и реальный паритет в военной мощи между СССР и США (по ключевым позициям, во всяком случае) при формальной разнице в оборонных бюджетах на добрый порядок.
Так что такое же формальное сравнение лишь стоимости тех или иных товаров военного назначения, сделанных в США и СССР, может оказаться не очень продуктивным. А если западным исследователям вдруг удастся раскопать точные цифры военного и остального производства Советского Союза, оценив их по подходу, близкому к тому, что применяется при вычислении ППС («паритета покупательной способности») в экономике разных стран, итоги такого исследования могут оказаться для его авторов еще более удручающими. Потому что пресловутые 4% западных поставок могут «скукожиться» до еще более мизерной цифры.

***

Видимо, поэтому, апологеты «животворящего ленд-лиза» чаще любят апеллировать к отдельным видам последнего, где доля той или иной продукции, как минимум, заметна в общем количестве таких изделий с учетом произведенных в СССР. Однако даже в таких позициях якобы «кардинальное значение» западных поставок отнюдь не кажется таковым при мало-мальски добросовестном анализе.
Ну вот, скажем, поставки из США кораблей, на первый взгляд, составляют внушительную цифру в 580 единиц. Но с учетом полученных нашим флотом больше двух тысяч судов отечественной постройки американские поставки составили всего-то около 22%. 
Тоже много? Ну так из более двух сотен американских торпедных катеров 122 успели поставить нам лишь к концу войны, а в строй они вступили аккурат после 9 мая! Да и вообще, в Великую Отечественную наш флот значительной активности, увы, не показывал. 
Балтийский до 44-го года был фактически заперт мощными немецкими и финскими минными полями в Финском заливе, боевые действия велись разве что подводными лодками. На Черном море крупные немецкие корабли вообще отсутствовали, ввиду четкого выполнения Турцией «Конвенции Монтре» 1936 года, запрещавшей проход военных судов нечерноморских стран через Проливы на срок свыше 3 недель. Так что основные бои велись разве что с применением бронекатеров, десантных барж и авиации.
А Северный флот, увы, был слишком слаб для борьбы с немецкими линкорами и линейными крейсерами, от боя с которыми нередко уклонялись и куда более сильные британские эскадры. Хотя, конечно, охота за немецкими подлодками, «прореживавшими» идущие в Мурманск конвои с грузами, неплохо проводилась и советскими эсминцами, сторожевиками и катерами.
«Ленд-лизовские» самолеты? Да, их тоже поставили вроде бы много – около 18 тысяч машин. Но и это составляет всего-то около 10% от общего авиапроизводства СССР в годы войны. Так что наши Покрышкины и Кожедубы, хоть временами и садились за штурвалы «Аэрокобр», но добились реального господства в воздухе за счет истребителей Яковлева, Лавочкина и Микояна.
Танков американцы поставили нам 12,3% – кстати, не самых новых моделей. К тому же с бензиновыми двигателями, из-за чего подбитыми они вспыхивали настолько быстро, что нашим танкистам спастись из такого «коктейля Молотова» на колесах было очень проблематично. И вообще, наш Т-34, работающий на солярке, однозначно стал лучшим танком Великой Отечественной войны.
8 тысяч зенитных и 5 тысяч противотанковых орудий составляет всего-то 21 и 9% от их общего количества в РККА, полученного за годы войны. Если же сравнивать их со всеми видами орудий и минометов, то доля ленд-лизовской артиллерии снизится до исчезающе малых 2,7%. Столько же – 2,7% – было поставлено в СССР союзниками автомобильного бензина. 

***

И с бензином, и с автомобилями, поставленными из США, ситуация очень интересная и нередко используется антисоветчиками для их воплей «да ничего в «совке» делать не умели – все только от американцев получали!»
Действительно, автомобилей в СССР из-за океана за годы войны прислали почти полмиллиона, что составило добрых две трети советского военного автопарка! Авиационного бензина – чуть меньше, около 40%, но тоже немало. 
Но значит ли это, что советская промышленность была неспособна сама производить авиатопливо, без которого даже самая лучшая авиация в мире обречена оставаться чаще на земле, чем завоевывать господство в воздухе? Частичным ответом на этот вопрос может стать вышеприведенная цифра с количеством в годы войны обычного автомобильного бензина, импорт которого составлял всего-то одну сороковую часть от общего количества.
Но вот что интересно: ведь благодаря американским «Студебеккерам» и «Виллисам», получается, советский военный автопарк вырос в добрых три раза. Соответственно, кратно должно было вырасти и производство бензина. Так оно и выросло, причем, практически полностью за счет отечественной нефтехимической промышленности!
Но почему же тогда она не могла удовлетворить адекватно выросшие запросы военно-воздушных сил? А точно ли не могла? Может, просто не захотела?
Действительно, если союзники сами предлагают поставлять нефтепродукты, «кровь войны», причем, абсолютно бесплатно – зачем отказываться от такой возможности? Ведь расчеты по ленд-лизу должны были производиться лишь после конца боевых действий и только за ту технику и сырье, которое не было использовано безвозвратно или пострадало в ходе боевых действий – к бензину это однозначно не относится. 
С другой стороны, авиабензин в таких огромных количествах и был нужен СССР разве что на военное войны – в мирные времена на учениях столько не налетаешь. В отличии от бензина обычного – многие автомобили и после Победы можно было «демобилизовать» в народное хозяйство, да и просто продолжить использовать в войсках мирного времени.
Вот и не стало советское руководство «напрягать» генералов от промышленности развивать нужные лишь на период войны мощности по производству авиабензина. Зато выпуск бензина обычного наши заводы нарастили – конечно, не без труда, но вполне себе успешно.
Так ведь то же самое можно сказать практически о любой продукции, поставлявшейся по ленд-лизу! Захотели бы – сделали. Весь вопрос – в цене и сроках. И пусть сроки начала производства от даты закладки фундамента нового цеха, эвакуированного из европейской части СССР в 41-м году, составляли порой всего пару-тройку месяцев, но все равно для этого требовались немалые материальные ресурсы. А тут бензин бесплатно готовы поставлять – для чего же отказываться? Сэкономленные средства в тяжелые военные годы точно лишними не будут…

***

Да и возвращаясь к тем же американским автомобилям – ну кто сказал, что без них бы Красная Армия не выиграла бы войну?! В начале и в середине войны тот же гужевой транспорт (в просторечье – телеги, запряженные лошадьми) успешно использовался не только «остылыми большевистскими варварами», но и «просвещенными европейцами-арийцами». 
Потому что хрестоматийное выражение Гоголя о «русских дорогах» (в том числе о их почти полном отсутствии в распутицу) никто не отменял, а по грязи гарантировано может проехать отнюдь не грузовик (а тем более легковушка), а разве что танк или трактор. Или же старая добрая повозка на лошадиной тяге. 
Недаром весной 44 года конно-механизированная группа генерала Исы Плиева в составе танковых подразделений при поддержке кавалеристов смогла реально окружить гитлеровские части в Одессе, перерезав их коммуникации с тылами, тем самым предопределив быстрое освобождение города. Да и победной весной 45-го сходная же тактика с успехом использовалась советскими фронтами на раскисших или разрушенных дорогах Венгрии.
Так что увеличить армейский автопарк втрое, конечно, не помешает, тем более бесплатно. Но с учетом того, что даже в период самых успешных наступлений наши части продвигались вглубь обороны противника, в лучшем случае, по несколько десятков километров за день (обычно в разы меньше), поставленные автомашины выглядели скорее «приятным довеском», нежели жизненной необходимостью.   

***

Еще один миф, кочующий из одной либеральной статьи в другую – о том, что ленд-лизовская помощь была оказана СССР в самый критический момент 41-го года, когда его промышленность еще не была полностью развернута за Уралом. Авторы этого мифа явно путают формальную готовность американцев оказать эту помощь и ее реальное осуществление.
Ведь закон о ленд-лизе полностью вступил в силу лишь в начале ноября 1941 года, когда немцами был захвачен Киев, а Москва уже была видна в самые сильные бинокли офицеров Вермахта! А количество военных грузов, поставленных в нашу страну даже на протяжении 42-го года, было еще намного меньше, чем одним-двумя годами позже.
Между тем, уже 29 ноября 1941 года министр вооружений Германии Фриц Тодт, узнав от разведки о состоянии эвакуированной и уже развернутой советской военной промышленности, сказал Гитлеру: «Мой фюрер, войну необходимо немедленно прекратить, поскольку она в военном и экономическом отношении нами уже проиграна».
А его сменщик Альберт Шпеер писал в своих мемуарах: «Весной 1942 г. я, встревоженный отступлениями вермахта на русском фронте, задумался о тотальной мобилизации всех резервов. Более того, я настаивал на окончании войны в ближайшее время; в противном случае Германия войну проиграет. Мы должны победить к концу октября, до начала русской зимы, или же наше поражение неминуемо».
Примечательно, что о «кардинальной роли американских поставок» этот выдающийся «генерал промышленности» Третьего Рейха как-то не упоминает. Запамятовал, наверное, а, может, просто знал об истинном значении этих поставок.

***

Еще либералы любят приводить слова, якобы сказанные Сталиным в переговорах с американцами осенью 41-го о том, что без немедленного начала таких поставок Советский Союз может даже проиграть войну.
В качестве контраргумента можно было бы ограничиться цитатой из помощника президента Рузвельта Гарри Гопкинса: «Мы никогда не считали, что наша помощь по ленд-лизу является главным фактором в советской победе над Гитлером на Восточном фронте. Она была достигнута героизмом и кровью русской армии»
Но зачем же тогда Иосиф Виссарионович стращал Рузвельта возможным поражением РККА, если эти слова, конечно, имели место в действительности? Ну так в дипломатических переговорах правду говорят далеко не всегда. Если даже ироничное выражение: «Дипломатия появилась тогда, когда у людей появилась способность лгать».
Ну, правда, на нашу страну напал Гитлер, которого еще с 20-х годов готовили для этой цели западные политики и монополии. Но фюрер «заигрался во властелина мира», всерьез захотев создать «всемирную империю арийской нации», в которой не предусматривалась политическая самостоятельность даже для его недавних «спонсоров». Хотя, конечно, рано или поздно им бы все равно предоставили какую-нибудь вассальную государственность. Ведь в Берлине считали англосаксов и скандинавов «нордическими», а значит, «полноценными» народами.
Соответственно, и Советский Союз, и Британия с США стали «ситуационными союзниками». Ну а союзничество предполагает и какую-то взаимопомощь. Красная Армия оказывала ее «западному миру» на все сто, перемалывая в ожесточенных боях военную мощь Германии. Ну а взамен всего-то лишь просила поделиться малой толикой военных грузов. А для того, чтобы их отправку не «заволынили» в Конгрессе, в Москве сочли возможным и малость «сгустить краски».
Так что лживые большевики развели, как лохов доверчивых американцев на деньги? Исходя из того, что помощь на 10 с лишним миллиардов долларов была поставлена советской стороне с обязательством рассчитаться за нее после войны, и только за то, что не было уничтожено в ходе военных действий?
Да ну! Не стоит так преувеличивать несуществующую «доверчивость» и тем более «альтруизм» «нации чистогана». Все они скрупулезно подсчитали перед принятием закона о ленд-лизе и сочли, что в накладе не останутся. Так, в общем, и получилось – на европейском театре военных действий американская армия, якобы «выигравшая войну» по современным методичкам западных псевдоисториков, потеряла аж около сотни тысяч погибшими. При том, что потери РККА, по разным оценкам, составили от 8 до 10 миллионов бойцов. Но и Вермахт сотоварищи получили 70% своих потерь именно на Восточном Фронте.
Так что если разделить численность американцев, сохранивших свои жизни благодаря тому, что все основные тяготы по разгрому Германии взял на себя СССР, получится, что «затраты» на спасение одной такой жизни выйдут всего-то чуть больше тысячи долларов. Так по той же американской статистике такой гражданин только своими налогами и участием в производство до выхода на пенсию пополнил бы госбюджет и ВВП суммами на порядки больше. Отчего, собственно, даже в сверхлиберальных США даже в те далекие времена детей прививали бесплатно – ввиду оцениваемой потенциальной прибыли из-за сохранения их жизней в будущем. 

***

Кроме того, основным «бичом» Америки (как, впрочем, и остального капиталистического мира) были не потери от формально бесплатных поставок по ленд-лизу (СССР, кстати, получил лишь пятую часть из общей их стоимости в 50 миллиардов долларов), а «рыночная» общественная и государственная психология. Последняя представляет собой, по сути, радикальный эгоизм, возведенный в ранг закона. Как там говаривал Адам Смит: «Булочник не потому печет хлеб, чтобы вы не умерли с голода; угольщик добывает уголь не для того, чтобы вас обогреть, но все они хотят получить выгоду». А если выгоды нет (или она якобы недостаточна), то поневоле вспоминается афоризм другого британского философа, Джона Гоббса: «Общество – это война всех против всех».
Вот так и Запад во времена «Великой Депрессии». «Кризис перепроизводства» в полном соответствии с базисной экономической теорией Маркса – и все, производство падает на четверть. А власть не находит ничего лучшего, чем откровенно «дебильные», с точки зрения любого нормального человека, меры для «выравнивания спроса». Вроде отправки на дно Миссисипи барж с сотнями тысяч тонн сахара, запашки миллионов гектаров с уже готовой для сбора урожая пшеницы, а также – гигантских костров из десятков тысяч автомобилей, не находящих спроса.
И главное – деньги в госбюджетах, включая американский, были! Но как же правоверный западный политик может «перепрыгнуть через флажки», допустив раздачу товара, на покупку которого просто нет денег, «на халяву»? Лучше уж все это сжечь или утопить, а безработных и голодных вылавливать для отправки в фактические «концлагеря», занимавшиеся «общественными работами», обычно по постройке дорог. Воистину, «разруха не в сортирах – разруха в головах» – в данном случае, в рыночной психологии…
Но тут на счастье американских олигархов и разразилась мировая война, которую они, по большому счету, сами же и организовали, подкармливая Гитлера. Разве что не учли, что он вместо того, чтобы только «за жизненным пространством восточных территорий» в поход идти, и на весь мир рот разинет. 
Вот американская элита через подконтрольные СМИ и доказала населению и политикам, что ленд-лизовские поставки – это не вопиюще-антилиберальная «халява», а абсолютно необходимый для защиты самой Америки акт. И тут же оплатили из госбюджета возросшее производство самой различной продукции на своих заводах. 
В конце концов, их внуки в напрасной попытке смягчить неизбежные при капитализме циклические кризисы, вообще триллионы долларов и евро просто печатают и раздают, именуя эти меры мудреным словечком «программы количественного смягчения» – для все той же стимуляции потребительского спроса и роста производства и продаж.
Кстати говоря, благодаря такому колоссальному «допингу» американская промышленность, физически не пострадавшая от военных действий, как европейская и советская, закономерно стала самой мощной в мире. В связи с чем Вашингтон уже в 1944 году добился в Бреттон-Вуде для США уникального статуса «эмитента мировой валюты», доллара, после чего эта страна получила возможность жизнь в долг за счет остального мира (капиталистического, во всяком случае), с каждым годом превращаясь во все более откровенного паразита.

***

Наконец, «помощь» американских монополий в ходе Второй мировой оказывалась отнюдь не только союзникам по антигитлеровской коалиции! Да-да, немцы ее получали тоже! 
Нет, формально американские власти наложили запрет на прямую торговлю с Третьим Рейхом. Но при этом «забыли» сделать то же самое с операциями через «третьи страны».
Так что, например, в 1944 году Германия только через Испанию получала от американской «Стандарт Ойл» почти по 50 тысяч тонн нефти ежемесячно. Вполне сравнимо с количеством авиационного бензина для СССР, если учитывать общий объем его поставок среднемесячно. Та же компания на рубеже 40-х годов на 8 лет законтрактовала почти все поставки своего каучука для Берлина, так что самой же американской «оборонке» приходилось доставать это важное сырье, перекупая его по завышенным ценам у посредников из нейтральных стран.
А тем, кому затмевают взор полмиллиона поставленных по ленд-лизу американских автомашин, стоит узнать, что на вооружении Вермахта их примерно столько же. «Автомобильный король» Генри Форд вообще был убежденным антисемитом, получившим от Гитлера перед войной высшую награду для иностранцев – «Большой крест германского орла». А его заводы во Франции и Германии бесперебойно снабжали немцев своей продукцией всю войну, так что фордовские грузовики были одной из самых распространенных моделей в гитлеровской армии.
И тот же «Дженерал моторс» являлся влиятельным акционером «Опеля». Кто-то может сказать: мало ли кто у кого имел долю акций, во время войны реальные заводы подчинялись фашисткой администрации, что могли сделать их дирекция? 
Так ведь то, что не могла (или не хотела) делать дирекция – могла без особых проблем сделать американская же авиация. Просто разбомбить эти заводы – и всего делов! Чай, не Дрезден, не имевший никакого военного значения, но тем не менее, варварски уничтоженный налетом целой армады «летающих крепостей».
Только не очень хотели американские олигархи, чтобы американские летчики уничтожали в том числе и их собственность. В западной же прессе описывались случаи, когда гитлеровское ПВО даже получали предупреждения о готовящихся налетах на подобные заводы, что вело к значительным потерям среди американских ВВС. Но что поделать, для западных толстосумов «деньги не пахнут», вполне в духе сказавшего эту фразу римского императора Домициана, обложившего налогом общественные туалеты. 

***

Тем более что с большой долей вероятности подобная политика «и нашим и вашим» была санкционирована на самом верху американского политического Олимпа. В самом деле, там-то ведь вовсе не были заинтересованы в быстром разгроме Гитлера – ни Советским Союзом, ни даже вроде бы дружественной Британией. 
Про нашу страну и говорить нечего – мировая буржуазия спала и видела, как бы скорее уничтожить «цитадель большевизма» – безразлично, чьими руками. Но даже французы с англичанами союзниками были лишь постольку-поскольку. Ведь Штаты были заинтересованы в скорейшем распаде их колониальных империй с закрытыми рынками сбыта для всех товаров, кроме производящихся в метрополиях, и в переходе к более удобной для «цитадели демократии» модели неоколониализма.
Так что на той войне американцы если кого-то и поддерживали, то только себя любимых. При этом осуществляя те или иные поставки всем воюющим сторонам – пусть и с отличиями в конкретных механизмах последних. Главное, чтобы эти стороны понадежнее истощили друг друга, чтобы набравшие жирку США смогли диктовать им после окончания войны свою волю.
Конечно, в отношении СССР и их союзников такие планы в целом провалились. Во всяком случае, до предательства ренегатской горе-элиты КПСС во главе с Горбачевым. Кстати, военная мощь Советского государства после окончания страшной, кровопролитной и разрушительной войны сама по себе свидетельствует о всего лишь весьма относительной ценности ленд-лизовских поставок. Ведь после победы во Второй мировой их уже не было. Право, если бы все успехи нашей страны зиждились бы лишь на американской тушенке и «Студебеккерах», СССР никак бы не смог остаться и после Победы могучей сверхдержавой, единственным достойным соперником США и НАТО. 
Но мы смогли, потому что источником этой мощи и в годы войны, и после ее окончания был трудовой героизм советского народа и весьма эффективная в кризисные периоды плановая экономика социализма.

5
1
Средняя оценка: 2.86861
Проголосовало: 137