О Победе и «примирении»

В разном подходе России и Запада к празднованию Дня Победы лежит не только формальная терминологическая разница или же путаница с датами подписания капитуляции Рейха. На самом деле, каждая сторона вкладывает в эти слова собственное понимание, которое у каждого свое.

Действительно, идущие десятилетиями споры о том, когда надо отмечать Победу – 8 или 9 мая, и не лучше ли назвать этот праздник «днем памяти и примирения» – это лишь верхушка айсберга глубочайших не только военно-геополитических, но и цивилизационных противоречий, не получивших окончательного разрешения и по сей день.
Да, советские, а позже российские масс-медиа справедливо критиковали и критикуют это стремление Запада заменить Победу над фашизмом неким нейтрально-пацифистским на первый взгляд «примирением». Дескать, мы же вместе с другими странами антигитлеровской коалиции против Гитлера и его сателлитов воевали, разрушили их огромную военную мощь (пусть главная заслуга в этом и принадлежит Красной Армии), спасли Европу (да, в общем, и весь мир) от порабощения, а теперь европейцы с американцами память о нашей общей победе предают, заменяя ее какими-то малопонятными эрзацами.
Конечно, такая критика должна продолжаться – хотя бы для поддержания правильных убеждений граждан России и симпатизирующих ей и СССР граждан постсоветских стран, а также, как было принято говорить в советскую эпоху, «людей доброй воли» во всем мире. Особенно на фоне либеральных воплей о «победобесии» и «почему тогда не праздновать победу и в Первой мировой войне, а также в Куликовской битве?»
Но все же в такой линии есть и «слабое место» – в обращении России к Западу присутствует значительная идеализация, а то и откровенная подмена действительного желаемым. В частности, постоянное упоминание «общей борьбы с Гитлером».
Да вся эта общая борьба, с точки зрения и тогдашних, и нынешних западных элит, как раз и была самым, что ни на есть «страшным недоразумением»! Соответственно, ныне современные «властители дум» в Европе и США делают все, чтобы добиться «взаимопонимания и взаимопримирения» между странами Запада.
А пресловутое «недоразумение» заключалось в том, что режим Гитлера с самого начала «вскармливался» Лондоном, Парижем и Вашингтоном как раз для того, чтобы быть брошенным на СССР с целью его уничтожения. Понятно, что не только благодаря западной «дрессировке» нацистов – те просто грезили «жизненным пространством для немецкой нации на Востоке».  Правда, и реваншем за позор Версальского мира, крайне унизительного для потерпевшей поражение в Первой мировой Германии, нацисты грезили тоже. Но, видимо, версальские «триумфаторы» надеялись если не на удовлетворение гитлеровских аппетитов громадными советскими территориями, то на ослабление Вермахта в ходе их гипотетического захвата.

***

Вот и открывали западные «доброхоты» фюреру одну «зеленую улицу» за другой. Разрешили восстановить мощный военный флот, закрыли глаза на фактическое восстановление армии, введение ее в Рейнскую область, аншлюс Австрии, аннексию Судетской области Чехословакии, а затем захват и всей этой страны.
Но, опять же, дальше продолжались «недоразумения за недоразумением». Та же Польша, например, с 1935 года минимум, вела откровенные переговоры о военном союзе с Рейхом на предмет «крестового похода против большевизма». Даже четыре пятых своих дивизий держала не на немецкой, а на советской границе.
А пока суд да дело, соучаствовала с гитлеровцами в растаскивании кровоточащих осколков чехословацкой территории – богатейшей полезными ископаемыми и тяжелой промышленностью Тешинской области. За что тут же получила – кстати, не от «большевистской пропаганды», а от ярого антикоммуниста Черчилля – позорное прозвище «гиены Европы».
А Гитлер возьми, да и вторгнись на земли своего «верного союзника». Кстати, приблизительно в то время советские мультипликаторы как раз сняли формально детский мультик о том, как пара матерых волков решили напасть на стадо овец. При этом некая трусливая шавка согласилась провести хищников к добыче, надеясь на свою «заслуженную долю». Но на деле, когда шавка перестала быть нужной, ее тут же «схарчили для аппетита», в предвкушении основного обеда. Явно перед глазами авторов ленты была в том числе и судьба «союзника великой Германии».
Запад – он добрый, досадное недоразумение с поглощением Польши за считанные недели Гитлеру простил. Ведь благодаря этому, как никак, Вермахт напрямую вышел на границу с СССР, без всяких там хоть «буферов» и пр.

***

Но недоразумения, увы и ах для западных столиц, на этом не закончились. Фюрер никак не желал понимать более чем прозрачных намеков наспех отмобилизованных армий Британии и Франции, не собиравшихся предпринимать военные действия против в несколько раз более слабых немецких сил на Западном фронте, насчет того, что это все «понарошку». 
Взял да и после разгрома Польши бросил все силы на запад и очень быстро разгромил уже и горе-союзников той же Польши. А потом на волне успеха занялся захватом и остальной Европы, за исключением тех стран, которым в Берлине позволили сохранить нейтральный статус для использования их в качестве «перевалочной базы» внешней торговли Германии.  
А потом случилось еще одно досадное недоразумение. Заместитель Гитлера по нацисткой партии Рудольф Гесс в апреле 1941 года вылетел в Англию якобы самовольно, а на деле, чтобы договориться с Лондоном минимум о мире, максимум о военном союзе против, конечно же, «проклятых большевиков». 
Однако из-за целого ряда случайностей оказался не за столом переговоров, а в тюрьме, после чего дельце так и не выгорело. А англосаксы, считающиеся в «расовой теории» фашистов в числе «полноценных» «нордических народов», продолжили воевать с «венцом высшей расы».
А сколько раз после этого попытки помириться с Гитлером срывались? В 1943 году, например, на волне успеха Красной Армии на Курской дуге в Канаде на совещании начальников штабов союзников всерьез рассматривался вопрос о заключении союза с Германией против СССР. В июле 44-го этот вопрос был максимально близок к разрешению, если бы фюрер случайно не остался жив по итогам покушения на него группы высокопоставленных немецких офицеров и генералов. 
Весной 45-го в Берне полным ходом шла операция «Санрайз» в виде переговоров группенфюрера СС Вольфа и американского резидента Даллеса о таком же сепаратном мире. Чуть позже британский Генштаб по приказу Черчилля стал готовить план операции «Немыслимое» о возможном начале прямых военных столкновений с РККА, если только Москва не согласится вывести войска из Восточной Европы. 
Нет, понятно, что срыву всех этих планов помешали не только досадные случайности, но и глубокая работа нашей разведки с последующими эффективными дипломатическими усилиями. Которые, впрочем, без сильной армии вряд ли увенчались бы успехом.
Но все равно, для западных элит все эти эпизоды и выглядят, как «упущенные возможности», а потому и являются «досадными недоразумениями». И таких персонажей бессмысленно упрекать отсылками к миллионам советских бойцов, отдавших свои жизни за разгром военной машины Вермахта. 
Ну что им с того, что на счету РККА 70% немецких потерь в годы Второй мировой? Вон, только 300-тысячная 3-я американская армия ярого антисоветчика генерала Паттона за жалкие 9 месяцев взяла в плен 1 млн 800 тысяч немцев, сдававшихся ей в плен целыми дивизиями и корпусами. 
Конечно, при этом западные пропагандисты не задумываются, что если бы не советские победы, хрен бы гитлеровцы союзникам сдавались бы. Скорее, наоборот, сами бы их быстренько в плен взяли, как французских и английских солдат, захваченных в 40-м году и просидевших в лагерях до конца войны.
И главное недоразумение – зачем вообще Гитлеру сдалась формальная политическая власть над Европой? Если его наследники на посту немецкого канцлера вполне себе успешно добились не меньшего влияния на континенте благодаря чисто экономическим методам? И теперь Германия в ЕС мягко называют «локомотивом», а грубо «Четвертым Рейхом». 
И все, даже формальные победители немцев, понимают, что слово Берлина является для европейцев решающим. Ну если, конечно, не считать попыток американцев влиять на «старый континент» через своих «шестерок», предавших после 91-года Варшавский договор. 

***

Так что да, «недоразумений» в истории Второй мировой войны для нынешних европейцев и прочих «западников» более чем достаточно. А потому они и пытаются их решать в том числе и на подсознательном уровне отношения людей к самым важным памятным датам – в данном случае, Дню Победы. Вот и внушается им важность «взаимопонимания и примирения». 
Вот только жалко, что лишь между собой. Но никак не с теми, кто спасал их от фашистского рабства. Ведь согласно «новейшим открытиям» западных пропагандистов и политиканов, «фашизм и сталинизм равны между собой». 
А поскольку «сталинизмом» в глазах Запада является все, что не похоже на предательскую политику времен Горбачева и Ельцина, стало быть, «взаимопримирение» в Европе автоматически означает столь же открытую враждебность с готовностью к агрессивным действиям в отношении нашей страны.
В конце концов, «прогрессивное человечество» иначе и не может. Еще древние римляне, пусть и создавшие в итоге достаточно сносную (конечно, в сравнении с современными неоколониалистами-глобалистами) империю, говорили: «Человек человеку – волк!» Да, такие «волки» в ходе эволюции научились объединяться в «стаи», но лишь для того, чтобы иметь возможность удачнее «загрызть» «стаю» конкурентов. 
Так что «взаимопримирение» Запада и заклинания в духе «никогда больше» – это не более чем ничего не стоящая словесная мишура. Они просто бытийственно не смогут «никогда больше», потому что желание жить за счет других у них в крови. А для этого надо если не постоянно воевать, то постоянно быть к этому готовым.
Опять же, даже во вроде бы «гармоничном обществе» (как преподносит либеральная пропаганда западные государства откровенным «лохам», жаждущих «жить, как в Европе и Америке»), есть еще и «внутривидовая конкуренция». В том числе, в форме «классовой борьбы» большинства населения против кучки зажравшихся богатеев, живущих за их счет. 
Ослабить накал этой борьбы, конечно, последние пытаются и за счет того, что делают сограждан соучастниками неоколониалистского ограбления развивающихся государств, но все равно, лучшим способом «перевести стрелки» народного гнева с себя любимых получается за счет создания «образа врага». С которым якобы надо вести бескомпромиссную войну, пусть даже не «горячую», а «холодную» и «гибридную». Мобилизуя для нее немалую часть ресурсов и «канализируя» в этом направлении недовольство сограждан, прежде направленное на элиты.  
Так что «дружба», «примирение» и «антивоенные настроения» среди большей части западных элит и значительной части населения – это всего лишь решение вопроса «против кого дружить будем?». Ответ на который несложно угадать с одного раза – конечно же, этот «кто-то» будет «близнецом фашизма» и «наследником сталинизма». 

***

И потом, пусть нынешние российские элиты и стараются максимально дистанцироваться от «коммунистической идеологии», позиционируя себя в качестве истовых «рыночников» (пусть и не самого либерального толка), но на Западе о том, наследником какого государства является Россия, отнюдь не забыли.
Особенно о ее идеологии, как раз и предусматривающей реальную альтернативу доминирующему в капиталистических государствах «социальному дарвинизму», когда человек человеку не «волк», а друг, товарищ и брат. Пусть даже «отдельные товарищи, которые нам совсем не товарищи» и ведут себя не по-товарищески, что и вызывает необходимость борьбы с такими явлениями даже в гармоничном социалистическом обществе. 
Тем не менее, такое общество специально во внешнем враге, в отличии от обществ капиталистических, не нуждается. Защищаться при необходимости – да; помогать трудящимся во всем мире освобождаться от власти паразитирующего на их труде капитала, при возможности – тоже. Но если окончательная победа будет достигнута во всем мире, вопрос «против кого дружить будем» при социализме все равно не возникнет. Бороться ведь можно и с какими-то неблагоприятными природными факторами, и в познании окружающего мира, и в освоении космоса и других масштабных задачах тоже. А войны между людьми – это одна из форм «борьбы за существование», которая при социализме если и не нивелирована полностью, то сведена к незначительному минимуму. 
Вот такая-то альтернатива нынешнему якобы «идеальному обществу», навязываемому в качестве общеобязательного примера для подражания человечеству со стороны глобалистов, больше всего и пугает эту братию по сей день. Пусть даже им и удалось сманить несколько сот миллионов граждан стран социализма поменять стабильность, уверенность в завтрашнем дне, умеренный достаток на «60 сортов колбасы» и призрачно-лохотронную возможность каждому стать миллионером, но опасность для общества торжествующего паразитизма все равно полностью не исчезла. 
А значит, и праздновать общую Победу с теми, кто не просто поверг в прах чудовищный режим фашистов, но и принес реальную альтернативу жизни во взаимопожирании для жителей Восточной Европы, дав при этом пример такой жизни и остальному миру, для Запада просто невыносимо. 
Именно поэтому, а не в связи с формальными несоответствиями в календарных датах или процедурах подписания капитуляции, в России, Европе и США отмечаются два «дня Победы». Ведь каждая сторона вкладывает в эти слова собственное понимание, которое у каждого свое.

5
1
Средняя оценка: 4.2381
Проголосовало: 21