«Ой, Днепро, Днепро, ты широк, могуч...»

Украинским и русским моим родственникам —
участникам Великой Отечественной войны
посвящается

Стихи этой широко известной во время Великой Отечественной войны песни написал поэт и фронтовой корреспондент Евгений Долматовский. Переложил на музыку композитор Марк Фрадкин. В ноябре 1941 года песню впервые исполнил солист Ансамбля песни и танца Юго-Западного фронта Михаил Гришко. 

«Ой, Днепро, Днепро...» запели все фронтовые ансамбли. А в 1944 году песня прозвучала в кинофильме «Щит Джургая», она полюбилась зрителям, стала широко известной в Советском Союзе. Уже после войны за свою роль в этом фильме Тбилисской киностудии Народный артист Украины М.С. Гришко получил Сталинскую премию первой степени.

Вновь мощно и широко «Ой, Днепро, Днепро...» зазвучала в киноэпопее режиссёра Ю.Н. Озерова «Освобождение» (фильм второй «Прорыв»). Пять фильмов масштабного кинополотна, снятого в 1969-1972 гг., посвящены подвигу бойцов Красной Армии, освободивших родную страну и Европу от гитлеровцев. Картину тепло приняли миллионы зрителей в 125 странах мира. Она рассказала правду о роли СССР в борьбе с нацистской Германией.
Кто на самом деле явился виновником Второй мировой войны, какую страшную беду принесла она народам Европы и всему миру. Как Красная Армия самоотверженно встала на пути врага, похоронив его план молниеносной войны. Как советский народ внёс свой решающий вклад в разгром фашистской Германии. И это вовсе не умаляет заслуг союзников СССР по антигитлеровской коалиции.

***

«Ой, Днепро, Днепро...» Долматовский написал по своим личным воспоминаниям. Красная Армия терпела тяжелейшие поражения в начальный период войны. Под Уманью он попал в окружение и плен, сумел бежать. Когда уходил с Украины, ему запомнилась случайная встреча на берегу Днепра. Простая украинская женщина, всматриваясь в спокойные днепровские воды, с болью молвила: «Ой, Днепро, Днепро...» Слова эти врезались в память, видимо, в этот час родились у поэта строчки: «Враг напал на нас, мы с Днепра ушли. // Смертный бой гремел, как гроза»

Хаос, неразбериха первых военных дней и месяцев. Враг, взламывая советскую оборону, стремительно захватывал Украину. В Уманском котле оказались части 6-й и 12-й армий Юго-Западного фронта. Почти 158 тыс. человек. Десятки тысяч бойцов, пытаясь вырваться из окружения, погибли, более 100 тыс. попали в плен. В плену оказались командующий 6-й армией генерал-лейтенант И.Н. Музыченко и командующий 12-й армией генерал-майор П.Г. Понеделин, многие командиры корпусов и дивизий. Урон, несоразмерный с немецким. Общие потери гитлеровцев (убитыми, ранеными, пропавшими без вести) составили 21 тысячу солдат и офицеров. 

Немецкие вояки группы армий «Центр» методично, «за метром метр», продвигались к Киеву. «А перед нами все цветет, // За нами все горит!» Самоуверенные и наглые фрицы предвкушали скорое завершение блицкрига, рассчитывая, что благодатная украинская земля станет раем для немецких колонистов, а сами они с богатыми трофеями – украинским хлебом и салом – вернутся домой. «Веселые – не хмурые – // Вернемся по домам, – // Невесты белокурые // Наградой будут нам!» 

Тяжёлые бои за столицу Украины закончились окружением и поражением войск Юго-Западного фронта (июль – сентябрь 1941 года). Десятки тысяч убитых и раненых, сотни тысяч пленных. Командующий фронтом М.П. Кирпонос погиб при попытке вырваться из окружения. 

«Ты увидел бой, Днепр-отец река, // Мы в атаку шли под горой. // Кто погиб за Днепр, будет жить века, // Коль сражался он как герой».

Части вермахта стремились окружить Киев с севера и юга. На северном направлении столицу Украины прикрывал Чернигов. Всю свою мощь 2-я армия вермахта (командующий генерал-полковник фон Вейхс) обрушила на небольшой областной центр (в Чернигове проживало 69 тыс. человек). Сотни вражеских бомбардировщиков три дня (23-25 августа) непрерывно и методично сбрасывали на город фугасные и зажигательные бомбы. Люди прятались в подвалах, обломки пылающих зданий перекрыли в них входы. Для многих черниговцев и беженцев городские подвалы стали братской могилой. 

Чернигов обороняли части 5-й армии генерал-майора М.И. Потапова. Красноармейцы сражались самоотверженно, но силы были неравными. В черниговском историческом музее хранится записка, найденная в оружейной маслёнке на колхозном поле через много лет после войны. Красноармеец Павлов писал о подвиге своего отделения: «Мы боролись до последнего патрона, до последнего вздоха… вскоре нас осталось трое [из четырнадцати – авт.], а затем я остался один. И вот пишу записку. Просьба, если кто найдет ее, передать родным, что их сыновья погибли геройски». 

Расчёт пулемётчиков на восточной окраине Чернигова положил немало врагов. Разъярённые немцы забросали красноармейцев гранатами, а уже мёртвых искололи штыками. Местные жители похоронили героев на высоком холме над дорогой, которую обороняли солдаты. 

«Ой, Днепро, Днепро, ты течёшь вдали, // И волна твоя как слеза».

Немцы вошли в Киев 19 сентября 1941 года. Многие киевляне успели эвакуироваться, ушли с отступающими частями Красной Армии на восток. 400 тыс. горожан уйти не смогли. Оккупационный гитлеровский порядок обернулся для них смертельной бедой. Немцы и украинские полицаи уничтожили более 50% оставшегося в городе населения. Только 180 тыс. киевлян сумели выжить в условиях озверелого нацистского режима. 

Оккупанты расстреливали евреев, военнопленных и всех «неблагонадёжных». Расстрелы происходили на окраине Киева в овраге Бабий Яр. И продолжались два года – весь период оккупации. До 200 тыс. человек нашли в Бабьем Яру свою смерть. Среди них много детей, малышей до 3 лет немцы не включали в списки расстрелянных.

Киев боролся с оккупационным нацистским режимом. В городе действовали подпольные организации. Разведгруппа Ивана Кудри сумела подорвать немецкую военную комендатуру, кинотеатр с солдатами и офицерами во время киносеанса. Женщина ради сохранения жизни своего мужа выдала Ивана Кудрю и трёх членов его группы. Среди них была солистка киевского оперного театра Раиса Окипная. Патриотов ужасно пытали, они не выдали никого из оставшихся на свободе своих товарищей. Их расстреляли. 

«Бьёт фашистский сброд Украина-мать // Партизанкою по Днепру…». Такая строчка была в первоначальном тексте песни о Днепре. На захваченной врагом территории Украины ширилось партизанское движение. На Черниговщине, на границе с Белоруссией, активно действовал партизанский отряд им. К.Е. Ворошилова, Один из самых боеспособных украинских партизанских отрядов осенью 1941 года. Командиром стал участник Гражданской войны, коммунист Тихон Евтушенко. 

7 ноября 1941 года партизаны уничтожили немецкий гарнизон в райцентре Добрянка. Над зданием райсовета зареял красный флаг. Он развевался недолго – немцы стянули к посёлку большой отряд карателей. Эта партизанская победа имела большое психологическое значение. Население окрестных сёл поверило, что враг неминуемо будет разбит! 

«Кровь фашистских псов пусть рекой течет, // Враг советский край не возьмёт. // Как весенний Днепр, всех врагов сметёт // Наша армия, наш народ!»

До Дня Победы оставалось 3,5 года. Изнурительных и кровопролитных. «Четвёртый год нам нет житья от этих фрицев, // Четвёртый год солёный пот и кровь рекой…». Победа далась советскому народу ценой неимоверных усилий и больших жертв. 27 млн советских людей не дождались светлого майского дня – 9 Мая. Среди них 8 млн украинцев. 

***

Отступал с Красной Армией за Днепр и мой украинский дед, сапёр Павел Гордеевич Топчий. Не суждено ему было вернуться в своё родное село Ушня на Черниговщине, раскинувшееся на правом крутом берегу реки Десна. 

Подростком мне довелось ненароком услышать беседу моей тети Насти с матерью (моей бабушкой). Обрывая кусты смородины, они тихо разговаривали. Тётя всё не верила, что её отец погиб и простодушно говорила, что «может, он живой и живёт на Донбассе, а домой возвращаться не хочет, потому что там женился...» Прошло уже много лет после войны, а она всё верила, что её отец жив.

Мой дед в родное село всё же вернулся. Нет, не живым, память о нём вернулась. Имя его выбито на памятной стеле среди десятков имён односельчан, погибших в Великую Отечественную войну. Многие фамилии на ней одни и те же, только инициалы разные. Уходили на войну семьями: отцы, сыновья, родственники. На этой скорбной плите много одинаковых фамилий. Фамилия Топчий повторяется 5 раз. 

А разве такие памятные плиты с именами односельчан, погибших в Великую Отечественную войну, только в одном украинском селе? Они во всех сёлах Черниговской области. Для миллионов украинских патриотов та война была борьбой за свою отчую землю, где они родились и жили. И за свою большую страну – Советский Союз. Для них это была Великая Отечественная война. День Победы, до которого многие из них не дожили, – это их праздник. За него они сложили свои головы. 

После освобождения Украины песня о Днепре звучала уже совсем по-иному, не так, как в первые дни войны. Когда скорбно, а потом с надеждой пелось: «Из твоих стремнин ворог пил, захлебнётся он той водой». За свои преступления на украинской земле враг был наказан. Теперь слегка подправленные слова пелись уверенно: «Из твоих стремнин ворог воду пил, захлебнулся он той водой». 

И как не гордиться, что 9 Мая 1945 года, когда враг окончательно захлебнулся своей ненавистью в своём логове, приближали мои украинские и русские родственники? 

Мой русский дед по материнской линии Иван Нестерович Варигин служил в морской пехоте, был тяжело ранен в голову, потерял глаз. Его родной брат Егор Варигин не доехал до фронта. Эшелон с сибиряками разбомбила немецкая авиация. Сыновья Егора – Иван и Александр тоже погибли. Иван Егорович Варигин погиб осенью 1944 года в Литве, при переправе через реку Неман. Александр Егорович Варигин погиб в 1945 году в Манчьжурии, когда началась война с Японией. Пехотинец Михаил Филиппович Кошевой, муж тёти Нины, вернулся с войны инвалидом, осколок немецкого снаряда разворотил ему живот.

Мой украинский дед, сапёр Павел Гордеевич Топчий, пропал без вести под Сталинградом. Виктор Фёдорович Гарбуз, муж моей украинской тёти Марии, погиб 30 апреля 1945 года в Берлине. Мой отец Алексей Павлович Топчий, участник Великой Отечественной войны с 1943 года, встретил День Победы старшим лейтенантом в Варшаве. 

***

Отец мой был военным, служил в Дрездене в 1961 – 1964 годах. Жили мы на окраине города. Как сейчас помню название улицы: Марине-аллее. Несколько двухэтажных домов, где проживали семьи военных, находились в окружении немецкого частного сектора с мелкими лоскутками огородов. 

На Марине-аллее стояла 4-этажная кирпичная стена с большими выгоревшими окнами. 16 лет уже прошло после войны, а она всё стояла. И таких развалин в Дрездене было много. Мы, пацаны, свободно бродили среди развалин какого-то военного училища недалеко от нашего городка. Пригоршнями ели красную и белую шелковицу, густо разросшуюся по краю развалин. На русский лад мы называли её тутой.

Среди нагромождений каменных глыб мы нашли узкий лаз в подвал и пролезли через него. В тусклом луче пробивающегося света увидели длинный кирпичный коридор, а в конце него аккуратно сложенный штабель досок. Неуютно стало в этом подвале и захотелось поскорее на свет. Уже когда мы уезжали из Дрездена, территорию военного училища стали расчищать от развалин.

Много ещё приходилось видеть в Дрездене разрушенных зданий в старой части города, недалеко от Цвингера, где знаменитая Дрезденская галерея. И через много лет город не мог прийти в себя после англо-американской бомбардировки в феврале 1945 года. 

Горько пришлось расплатиться немецкому народу за благодушное отношение к своему фюреру Гитлеру, за национал-социалистическую идеологию его партии, насквозь пропитанную духом шовинизма. «Германия, Германия превыше всего!» Расплата пришла неминуемо. Трагедия Дрездена, когда в огненном смерче погибли 25 тысяч мирных жителей (официальные немецкие данные 2010 года) – яркое тому подтверждение. 

***

75 лет прошло, как закончилась Великая Отечественная война. Сегодня на Украине пытаются превратно истолковать события тех давних лет, хотят перековать память молодых украинцев, чтобы они забыли подвиг своих предков – воинов Красной Армии, освободивших свою родную землю и народы Европы от гитлеровских оккупантов. 

Для старшего поколения украинцев, как и для всего советского народа, Днём Победы стала дата 9 мая 1945 года. Когда в 2 часа ночи диктор Всесоюзного радио Юрий Левитан объявил, что Великая Отечественная война закончилась полным разгромом фашистской Германии. 

Многие украинцы – участники Великой Отечественной войны – не дожили до этого светлого дня. А кто дожил, встретили его «со слезами на глазах». А иным он и не мог быть. Слишком много пришлось пережить и потерять советским людям, чтобы прийти к этому долгожданному Дню Победы.

Там де шепіт лоз, думи сивих круч 
І кохали ми, і росли. 
Ой, Дніпро, Дніпро, серед темних туч 
Над тобой летять журавлі. 

Послесловие. Когда писал эту статью, позвонил мне Герард Алексеевич Кузнецов, участник Великой Отечественной войны, Почётный гражданин города Чернигова, Почётный ветеран Украины. Совсем недавно мне приходилось писать о нём в «Камертоне» (webkamerton.ru/2019/09/khranite-pamyat-o-podvige-svoikh-predkov-v-velikuyu-otechestvennuyu-voynu; webkamerton.ru/2019/10/predateley-ne-proschayut).

Герард Алексеевич попросил, чтобы я написал статью, материал для неё у него есть. Договорились, что приду к нему. А на следующий день ему стало плохо, его увезли в больницу. Лучше ему не стало. Умер Герард Алексеевич Кузнецов 25 марта на 95 году жизни. Один из последних участников Великой Отечественной войны в Чернигове. Светлая ему память!

 

Художник Вячеслав Лавриненко.

5
1
Средняя оценка: 3.33333
Проголосовало: 12