Как чешские демократы устраивали массовые этнические чистки

75 лет назад, 21 июня 1945 года, президент Чехословакии Бенеш издал декрет о конфискации земель у всех проживающих в стране немцев и венгров за редкими исключениями. Чуть позже им был установлен режим, во многом превосходивший режим для евреев в Германии времён Гитлера. Однако потомки организаторов этих жестокостей не перестают лить крокодиловы слезы по поводу «репрессированных при Сталине народов».

Сам факт подписания Бенешем этого декрета опровергает популярный либеральный миф о «послевоенной советской оккупации стран Восточной Европы». Какая уж тут «советская оккупация»! Эдвард Бенеш, матерый представитель восточноевропейской «демократической традиции», сразу показал большевикам, как следует понимать эту традицию!
Самые известные декреты Бенеша касались в основном немцев и венгров. С одной стороны, понятно – именно Германия и Венгрия были не просто союзниками Гитлера во Второй мировой войне, но и участвовали в оккупации Чехословакии в 1938-39 годах. С другой стороны, не одни же они! Та же Польша урвала себе по итогам Мюнхенского сговора богатую полезными ископаемыми и промышленностью Тешинскую область, за что получила от Черчилля презрительную кличку «гиены Европы». 
Однако Польша по итогам Второй мировой войны стала проходить по графе «пострадавшей от немецкой оккупации» и «союзницей по антигитлеровской коалиции». А потому проблему территориального захвата Тешинской области в Праге замяли, предпочитая решить его с Варшавой позже, полюбовно, под патронатом Москвы. 
А вот немцам не повезло – защищать их было некому. Судетская область до войны была населена ими на 90%. И чехи сами вырастили из тамошнего местного населения «пятую колонну» Гитлера подавлением немецкой культуры и прав граждан. Одних только немецких школ в крае за период между двумя мировыми войнами по указанию Праги было закрыто около трёхсот, а классов на немецком языке – четыре тысячи. Граждане немецкой национальности дискриминировались в Чехословакии в армии, в госуправлении, в других сферах. 
Так что особо удивляться тому, что судетские немцы в конце концов пошли не за руководством своей новой чешской родины, а за Гитлером, не приходится. Однако вину за преступления гитлеровского режима никто не снимал. И часть этой вины ложилась на людей, приближавших торжество нацизма.

***

В первую очередь ответили сражавшиеся на стороне Гитлера с оружием в руках. Они оказались после войны если не на кладбище, то в лагерях для военнопленных. 
Зато гражданское население по общепризнанным Женевским конвенциям никаким санкциям не подлежит и должно отпускаться по домам даже из плена. Как, скажем, гражданские врачи и медсестры, работающие в военных госпиталях. 
Да и, вообще, расплата для побежденных в Европе получилась несколько странная. Так, Австрия, несмотря на то, что ее солдаты и генералы добросовестно воевали на стороне Гитлера, еще в середине войны была объявлена союзниками «оккупированным государством». С прозрачным намеком на то, что после войны к ней будут относиться едва ли не как к любой освобожденной от оккупации страны вроде Польши или там Франции.
А вот немцам в Чехословакии, Польше, Югославии очень крупно не повезло. Они стали едва ли не главными козлами отпущения за преступления Гитлера, испытав намного больше горя, чем жители Германии.
Особенно ярко это проявилось в Чехословакии. Ее доблестные политики и «сопротивление» (поднявшие восстание в Праге лишь тогда, когда в развалинах пылающего Берлина стрелялись последние защищавшие его гитлеровские генералы), после освобождения страны Красной армией обрели прямо-таки львиную храбрость в отношении к немецким женщинам, старикам, детям. 
Немцы-мужчины, включая многих подростков, были в последние месяцы войны почти подчистую мобилизованы в армию и фольксштурм. Вот и стали ощутившие вкус власти в своей стране чехи проявлять власть в отношении семей своих врагов. А демократический президент Бенеш эти меры своими декретами санкционировал.

***

19 мая 1945 года он приказал аннулировать все сделки по изменению права собственности в пользу немцев за время оккупации. Однако как быть со случаями, когда, скажем, чех действительно добровольно продал немцу дом или там машину? 
21 июня на свет появился второй «антинемецкий» декрет – о конфискации у немцев, венгров, а также «предателей и врагов чешского и словацкого народов» земельных угодий. 
Правда, в тексте было одно исключение: декрет не должен был применяться к тем венграм и немцам, которые «помогали бороться с оккупацией». Однако это надо было еще доказать, что совершенно не требовалось для очень многих чехов, всю оккупацию работавших на военных заводах, исправно гнавших свою продукцию вермахту до конца войны, а также в администрациях городов и местечек под властью оккупантов.
И, самое главное, в декрете от 21 июня речь шла о венграх и немцах вообще – абсолютно всех! Вообще, издевательства, которым подвергалось мирное немецкое население в Чехословакии, пожалуй, затмят даже гитлеровскую практику по отношению к евреям, за исключением разве что «лагерей смерти» с их крематориями.
Так, чешские демократы запретили немцам менять место жительства, иметь автомобили, велосипеды, радио, телефон. Запрещались разговоры на немецком языке в общественных местах. А запрет на пользование общественным транспортом и даже тротуарами (!) заставляет вспомнить апартеид во времена правления расистов в ЮАР. 

***

Впрочем, это попрание элементарных человеческих норм продолжалось в Чехословакии сравнительно недолго. 2 августа Бенеш издал декрет о лишении чехословацкого гражданства практически всех немцев и венгров, за чем последовала их массовая депортация.
Однако «депортация» – термин слишком мягкий. Отдельные эпизоды получили среди историков такие наименования, как «Брюннский марш смерти», «Пршеровский расстрел». Жертвы этих зверств исчислялись тысячами, включая женщин и детей.
По подсчетам немецких историков, во время послевоенного принудительного переселения 14-15 миллионов немцев в Германию погибло около 2 млн человек. Не все, конечно, были убиты озлобленными «цивилизованными восточноевропейцами», большинство умерло от недоедания и болезней, но все же…
Что обращает на себя особое внимание, причем в немецких источниках – в них абсолютно не говорится о какой-то вине за эти жертвы советских солдат! Зато постоянно подчеркивается, как вела себя «чехословацкая солдатня».
Вообще, возможность таких депортаций была санкционирована на Потсдамской конференции великих держав в июле 1945 года, но лидеры действительно великих держав потребовали провести этот процесс, «не опускаясь до методов нацистов». К сожалению, новоприобретенные восточноевропейские союзники не очень стремились действовать в духе этой гуманной директивы. На первый взгляд их можно понять – натерпелись за период оккупации и вымещали на немцах свое желание «справедливости».
Однако о какой справедливости речь?! Не будущие предатели, с легкостью сменившие Варшавский договор на НАТО, ломали хребет фашистскому зверю – это бойцы Красной армии уничтожили и пленили 70% личного состава гитлеровской армии. Это миллионы их родных погибли от голода и гитлеровских репрессий на оккупированных территориях СССР. И, тем не менее, когда советские бойцы вошли на территорию Германии, первое, что они стали делать после краха фашизма, это налаживать мирную жизнь и спасать простых немцев от голодной смерти.
А «несчастные восточноевропейцы», получив освобождение от оккупантов большей частью «на блюдечке с голубой каемочкой» (не считать же решающей военной силой бойцов Чехословацкого корпуса генерала Свободы), после Победы, достигнутой кровью советских воинов, решили мстить и самоутверждаться за счет семей тех немецких солдат, которых РККА уничтожила или пленила. Потрясающая «доблесть»!

***

Сейчас на Западе и среди примкнувших к нему ренегатов то и дело слышишь про «невинно репрессированные Сталиным народы», «миллионы изнасилованных красноармейцами немок» и проч.
А если кратко, выселение и ограничение прав (временное и частичное!) гражданского населения, которое помогало засевшим в лесах антисоветским бандам (как это было в Галичине или Прибалтике) и массовая депортация тех же судетских немцев – это, как говорится, две большие разницы. 
В первом случае речь шла об уголовном преступлении, пособничестве незаконным вооруженным формированиям, что по законам любой страны должно караться длительными тюремными сроками. А у «жестокого тирана Сталина» виновные в этом отделывались административной высылкой. 
В Восточной Европе же речь шла о настоящих этнических чистках в нацистском ключе.
Ныне восточно-европейские лимитрофы, больше ориентирующиеся не на Берлин, а на Вашингтон, тоже рады стараться, обвиняя «орду красноармейцев в неслыханных зверствах в отношении мирных немцев», переводя разговор подальше от темы собственных, настоящих зверств в отношении мирного немецкого населения.
Однако правду не скроешь… Недаром бойцы армии ГДР особенно добросовестно участвовали в подавлении мятежа в Чехословакии в 1968 году; и, вообще, восточные немцы до самого конца СССР были его самым верными союзниками. Достойные противники рано или поздно могут договориться. И тогда трусливые шакалы рискуют очень чувствительно получить по заслугам… 

5
1
Средняя оценка: 3.90625
Проголосовало: 32