Нашла коса на камень: сложные отношения СССР и Югославии

2 июня 1955 года СССР и Югославия восстановили дипломатические отношение. Лидеры двух стран – Никита Хрущев и Иосип Тито – сумели сделать вид, что забыли о разногласиях. Но именно сделали вид, потому что о полноценном восстановлении дружбы уже не могло быть и речи. Югославия, оставшись без поддержки СССР, сблизилась с США и Великобританией, и Хрущеву ничего не оставалось, кроме как принять это. 
Интересно вот что: отношения между Югославией и СССР сложными были на протяжении длительного времени. И окончательно они испортились не по вине конкретно Сталина или Тито. Разрыв дипломатических отношений стал следствием развития стран и амбиций их лидеров. Как говорится, чему быть, того не миновать. 
Вообще, Королевство сербов, хорватов и словенцев, появившееся в 1918 году, очень болезненно восприняло Гражданскую войну в Российской империи. А когда на ее месте образовался Советский Союз, накал страстей стал максимальным. Королевство стало чуть ли не главным противником большевиков в Европе. Поэтому его границы были открыты для белых из России. Кроме этого, государство не раздумывая признало правительство Колчака, расположенное в Омске. 

По приблизительным подсчетам, после поражения в Гражданской войне, в Королевство сербов, хорватов и словенцев перебралось около 70-и тысяч вчерашних белогвардейцев. Естественно, многие из них еще верили, что власть большевиков удастся скинуть при поддержке западных друзей. Но, как известно, этого не произошло. Тем не менее, в Белграде до 1924 года находилась белогвардейская дипломатическая миссия. А затем она сменила название, превратившись в «Делегацию по защите русских беженцев». Белые эмигранты довольно неплохо жили в королевстве. От правительства они даже получили земли в Македонии. Вот только местное крестьянство от этого шага было не в восторге. 
В 1929 году появилось Королевство Югославия. На жизни эмигрантов это особо не отразилось. Они, как и прежде, принимали самое активное участие в антибольшевистских работах в государстве. Коммунистическая идеология находилась под запретом, а все неравнодушные были изгнаны из Югославии. Естественно, большинство из них перебрались в СССР. Вот только полностью очистить страну от большевиков не получилось. Они находились в подполье и ждали подходящего момента. Что же касается самих стран, то никаких отношений на высшем уровне между ними не было, торговля существовала лишь условно. СССР и Югославия старательно делали вид, что не замечают друг друга.
Ситуацию кардинально изменила Вторая мировая война.

В изменившихся условиях и Югославии, и СССР было важно наладить хоть какой-нибудь контакт, чтобы обезопасить себя. И поэтому уже в 1940 году были установлены дипломатические отношения. А вскоре государства и вовсе подписали договор о дружбе и ненападении. 

*** 

Война до Югославии добралась весной 1941 года. Причем войска Третьего рейха действовали не одни, а с армиями союзников – Италии, Венгрии, Албании, Болгарии и Румынии. Оказать сопротивление такой мощной силе у Югославии не было никакой возможности. Местная власть сбежала, оставив страну на растерзание врагам. Именно в этой критической ситуации и зажглась звезда нового лидера – генерального секретаря Коммунистической партии Югославии Иосипа Броза Тито. Он, являясь руководителем партизан, решил не сдаваться, а навязать борьбу противникам. 
Когда фашистская Германия и ее союзники объявили войну СССР, Тито и его партизаны активизировались. Их время пришло. Они сражались и с немцами, и с итальянцами, и с многочисленными отрядами коллаборационистов, расплодившихся на территории израненной Югославии. Атаки коммунистов-партизан были настолько стремительны и внезапны, что уже к августу все того же 1941 года агрессоры потеряли власть над частью страны. Но до полной победы было еще, конечно, очень и очень далеко. 
Благодаря успешным операциям Тито сумел за короткий срок превратить свои партизанские отряды в полноценные воинские подразделения. Понимая, что Югославия может доставить слишком много проблем, Третий рейх обрушил мощный кулак по местному населению, стараясь максимально жестокими способами сломить дух местного населения. Вот только немцы добились абсолютно противоположного результата. Разношерстный югославский народ забыл старые распри и сплотился перед лицом общего врага. Хоть и не специально, но фашистская Германия оказала услугу Тито, именно всеобщее единство было необходимо большевистскому лидеру.

На протяжении 1942 и 1943 годов югославские солдаты сумели нанести несколько чувствительных поражений противникам. Эти успехи заставили страны антигитлеровской коалиции по-другому взглянуть на балканское государство. А Иосип Тито и коммунистическая партия стали в представлении западных лидеров полноценной властью в стане. Вскоре Тито встал у руля Антифашистского вече в Югославии. А затем уже в 1944 году он принял официальную миссию Советского Союза. 
Когда осенью 1944 года до балканского государства добралась Красная Армия, Тито уже почти полностью освободил ее от фашистов и их союзников. Под контролем противников находился лишь Белград да незначительная территория Югославии. Вскоре столица была освобождена, а окончательная победа наступила весной 1945 года. 
Победу над фашистами и коллаборационистами Тито встретил уже в должности главы Временного правительства. И хотя Красная Армия сыграла определенную роль в освобождении Югославии, ее вклад был не столь велик. Почти все сумел сделать Тито и его военачальники. Именно это и станет впоследствии главным камнем преткновения между лидерами СССР и Югославии. 

После долгожданной Победы, начался виток нового противостояния, противостояния между Западом и СССР. Иосиф Виссарионович Сталин видел в Югославии своего верного союзника и хотел, чтобы эта страна вошла в соцблок. Тито же, несмотря на приверженности большевистской идеологии, хотел сохранить независимость от Кремля. И у него на этого были веские причины. Во-первых, его режим добрался до власти только благодаря самому себе, а не был искусственно посажен Москвой. Во-вторых, югославы фактически в одиночку освободили свою страну. Да, Красная Армия помогла вернуть Белград, но и без ее участия Тито справился бы. Все это понимали оба лидера. И поэтому Тито считал, что имеет полное право на равных общаться со Сталиным, избавив себя от необходимости преклоняться перед ним и лебезить. Естественно, такая позиция генсека Югославии злила и раздражала Иосифа Виссарионовича. Но он себя сдерживал, старался не обострять и Тито. Их обоих связывали еще свежие воспоминания о войне, поэтому лидеры пытались сохранить уважительное отношение друг к другу. Между странами быстро наладилась полноценная торговля, они обсуждали возможность создания на Балканах большой федерации, куда вошли бы Албания и Болгария. Но чем больше политических вопросов затрагивалось, тем дальше друг от друга становились Москва и Белград. 
Иосип Тито хотел стать лидером большого, мощного и независимого государства, чье влияние распространялось бы и на соседние страны. А Кремль в его представлении, пытался накинуть на него строгий ошейник и затем посадить на цепь. Сталина злила независимая политика Тито, которая требовала много внимания. И поэтому он решил его утихомирить. Надавить сильно и жестко, чтобы югославский лидер стал более послушным. Вот только подчинить своенравного Иосипа не получилось. 
По факту, Сталин призвал Тито объединиться с Болгарией в федерацию и отказаться от идеи размещения военной базы в Албании. Югославский лидер проигнорировал желание Кремля. Этот акт неповиновения, взбесил Москву. А посол Советского Союза в Белграде Анатолий Лаврентьев лишь усугубил ситуацию. Он в красках рассказал о том, что местные коммунисты устроили бунт и не собираются больше слушать Кремль. 
 
Весной 1948 года стало понятно, что дальше изображать из себя друзей бессмысленно. И уже 19 марта Кремль открыто обвинил Тито в недружелюбии к Советскому Союзу и в игнорировании марксистско-ленинской теории. Тито болезненно воспринял этот удар, но не дрогнул. Не в его это было характере. Расчет Сталина себя не оправдал, политический оппонент не прибежал с «повинной». Более того, не получилось этим шагом и расколоть коммунистическую партию Югославии. Наоборот, все большевики заявили о своей полной приверженности Тито. В общем, провал по всем фронтам. Но агитационная машина была уже запущена, и Кремль решил ее не останавливать. Вскоре Тито обвинили в пособничестве империализму. Этому был посвящен материал в газете «Правда».
В Югославии тоже не сидели сложа руки. Первым делом под раздачу попали все представители партии, которые считали необходимым сохранить сотрудничество с СССР. Известно, что репрессиям подверглись около 16 тысяч человек. Дальше – больше. Гонениям подверглись и многие русские иммигранты. Правительство считало, что они могли быть шпионами и диверсантами Кремля. Некоторые бывшие белогвардейцы были арестованы, другие депортированы в СССР, третьи же разбежались по европейским странам, в поисках нового дома. За короткий срок в Югославии практически не осталось ни эмигрантов «первой волны», ни второй (люли, оставшиеся здесь после окончания Второй мировой войны). 

После череды взаимных упреков, страны разорвали дипломатические отношения. Произошло это 28 сентября 1949 года. Известно, что Тито сильно переживал по этому поводу, но был уверен, что поступил правильно. К тому же, его сильно обидели и задели обвинения в уходе от марксистского курса. И он продолжил войну с ветряными мельницами. Так в 1951 году в Белграде по его приказу был уничтожен памятник советским воинам. Затем Тито начал активные дипломатические игры со странами Западной Европы и США. Те в свою очередь были только рады такому развитию сюжета. 

*** 

Оттепель началась сразу после смерти Сталина. Когда Тито узнал об этом, он от своего лица и лица коммунистической партии Югославии направил соболезнования советской стороне. Кремль их принял. А потом к власти пришел Никита Сергеевич Хрущев. Он был уверен, что разрыв отношений с Югославией – стратегическая и серьезная ошибка Сталина, которая принесла существенный вред не только обоим государствам, но и коммунистическому движению в целом. 
Москва сигнализировала Белграду, что хочет вернуть некогда утраченную дружбу. Югославия дала «добро». В том же 1953 году советская сторона предложила восстановить разорванные связи в экономической, культурной и научной сферах. Тито был не против. 
Постепенно страны начали диалог, очень острожный. Каждая сторона опасалась. Тито не доверял Кремлю, думая, что Хрущев захотел вернуть Югославию в сферу влияния СССР. Кремль же не знал, чего ждать от Тито, ведь тот уже успел крепко сдружиться с капиталистическими странами. 
Дипломатия дипломатией, но о возобновлении полноценных связей не могло быть и речи без личного контакта лидеров стран. Летом 1954 года СССР предложил Югославии провести полноценную встречу на высшем уровне. Ее назначили на конец мая следующего года. Началась кропотливая и дотошная подготовка. 

Встреча прошла с 27 мая по 2 июня 1955 года. И прошла она плодотворно. Тито был приветлив и любезен, Хрущев во всем старался ему соответствовать. Лидеры уверяли друг друга, что время разногласий подошло к концу, хотя на самом деле они и сами в это до конца не верили. Но, так или иначе, «Белградская декларация» была принята. Страны обещали уважать суверенитет и независимость друг друга. Кроме этого, в качестве щедрого подарка югославским братьям, Никита Сергеевич распорядился простить им долг в почти 100 миллионов долларов, а также выдал Тито новые финансовые кредиты. Иосип, конечно, принял дары. Однако расчет Хрущева сработал лишь отчасти. Да, страны начали сближаться, но о присоединении Югославии к советскому блоку не приходилось даже мечтать. Тито был горд и независим. И, надо сказать, такой линии поведения он придерживался не только с Москвой, но и с Лондоном, Парижем и Вашингтоном. Политическими лавированиями он старался сохранять хорошие отношения со всеми державами, делая Югославию более сильной. Тито понимал, что его страна находится между Сциллой и Харибдой и извлекал из данной ситуации максимум пользы. 

Через год после встречи в Белграде, лидеры двух стран встретились уже в Москве. Они подписали несколько документов, в которых подчеркивалась независимость Югославии. Хрущев, соглашаясь на компромисс, понимал, что этим поступком бросает тень на свою репутацию. Дело в том, что либеральная часть партийных элит стран соцблока могла возмутиться. Югославская модель социализма являлась манящей, особенно для Венгрии и Польши, с которыми у Кремля складывались более чем сложные и напряженные отношения. Но Никита Сергеевич пошел до конца, Югославия была необходима и как политический союзник, и как экономический. 
Обе встречи имели большое значение для стран. Они сумели наладить отношения. Правда, Тито до конца своей жизни так и не верил в искренность Кремля. Кремль же отвечал взаимностью, не доверяя своенравному и строптивому югославскому лидеру. 
Точно такие же отношения между странами – дружественно-настороженные – сохранились и после смерти Тито, и после развала СССР. Обиды, нанесенные друг другу так и не забылись. 

5
1
Средняя оценка: 2.68519
Проголосовало: 54