Советские войска в Германии: от грозы НАТО до печального конца

10 июня 1945 года на базе 1-го Белорусского фронта маршала Жукова была создана Группа советских оккупационных войск в Германии. На протяжении десятилетий она представляла собой мощный форпост обороны стран социалистического Содружества против возможной агрессии Запада, пока, наравне с Советским Союзом, её не предали Горбачёв и Ельцин. 
Уже через 20 дней после Победы Ставка Верховного Главнокомандования издала директиву о создании на базе находившихся на немецкой территории частей РККА Группы советских оккупационных войск в Германии. Спустя 9 лет, после формальной отмены оккупационного статуса территории ГДР, название этого военного формирования приобрело более знакомое поколениям советских людей звучание: ГСВГ.
В принципе, руководить освобожденными от фашизма немецкими землями в зоне советского контроля было предписано маршалу Жукову. Правда, к силам его 1-го Белорусского фронта было придано немало подразделений Северной группы войск, в которую был преобразован 2-й Белорусский фронт маршала Рокоссовского, базировавшийся в Польше. Части 1-го Украинского фронта к этому времени и так в значительной части были переведены в Чехословакию еще во время Пражской операции, а к июню войска маршала Конева были выведены из Германии полностью.
Формально ГСВГ предназначалась для оккупации бывших территорий Третьего рейха, в силу чего маршал Победы Жуков в первый послевоенный год выполнял обязанности и фактического главы оккупационной администрации советской оккупационной зоны. Однако для выполнения чисто оккупационных функций Георгию Константиновичу вряд ли потребовалось бы больше 3 миллионов «штыков» под рукой. 
Те же гитлеровцы, например, в годы войны держали даже на «горевшей у них под ногами» белорусской земле относительно небольшие, сравнительно с фронтовыми группировками, силы, состоявшие преимущественно из карателей, в том числе головорезов батальона «Нахтигаль» во главе с будущим командующим бандеровской УПА* Романом Шухевичем.
А уж немцы-то после официальной капитуляции главарей Третьего рейха отнюдь не пытались в Германии «партизанить». Тем более что советские воины быстро развеяли геббельсовский миф о «диких и страшных большевистских варварах», занимаясь, вместо карательных акций в духе нацистов и их холуев, помощью в восстановлении немецкой экономики и «социалки».

***

Так зачем же в ГСВГ понадобилось держать несколько миллионов опытных бойцов и массу тяжелого и современного вооружения? Да по тем же причинам, что и «верные союзники» СССР держали в своих секторах Германии миллионные армии. Уж точно не для подавления восстаний немцев – последние перед Победой и сами сдавались англо-американцам в плен дивизиями и целыми армиями. И уж точно не для того, чтобы потом восставать против тех, перед кем с радостью сложили оружие.
Просто после окончания Второй мировой войны практически сразу началась война холодная между Западом и СССР. По большому счету, эта война никогда не заканчивалась, лишь прервавшись в 1941-45 годами ситуацией, когда США и Великобритания, вынужденные защищаться от нападения вскормленного ими же Гитлера, стали ситуационными союзниками нашей страны. 
Официальное «восстановление статус-кво», то есть агрессивных планов Запада в отношении Страны Советов, началось еще в победном мае 45-го. Тогда по приказу Черчилля британский Генштаб разработал операцию «Немыслимое», план боевых действий против РККА в Германии и Польше – на случай, если Москва не пойдет на уступки Лондону и Вашингтону и не выведет свои войска из Восточной Европы. 
План, к счастью, так и остался лишь на бумаге. Сначала американцы не желали портить отношения с Москвой в ожидании выполнения ее обещания о начале войны с Японией. Ну а потом, здраво рассудив, в западных штабах решили, что наличный расклад сил далеко не гарантирует Западу победы, зато гарантирует ущерб.
И вот для того, чтобы эти трезвые настроения преобладали в среде западных политиков и военных, Советскому Союзу и приходилось держать в Германии мощную военную группировку, заслуженно считавшуюся элитной по целому ряду объективных критериев.

***

Во-первых, это были части постоянной готовности. Никаких кадрированных или полукадрированных дивизий, где к штабу и боевому знамени прилагалось от силы пара тысяч (а то и пара сотен) солдат, а остальные штатные должности должны были быть заполненными в случай наступления «часа Х» мобилизованными военнообязанными. В советское время их не зря называли на военном жаргоне «партизанами» за крайне низкий уровень дисциплины и весьма посредственные военные навыки, изрядно подзабытые такими «партизанами» за годы после увольнения со срочной службы.
Во-вторых, в ГСВГ был высокий уровень боевой подготовки. Конечно, бойцы-срочники в наряды по столовой и в караулы ходили тоже, но основным их времяпровождением была строевая и огневая подготовка с частыми учениями. Служившие там офицеры отлично понимали: в случае чего «экзамены» у них будут принимать не проверяющие из вышестоящих штабов, а противник. 
Кстати, этот потенциальный противник не раз устраивал бойцам ГСВГ «учения, максимально приближенные к боевым», когда лишь выдержка командиров и политиков отделяла противостоящие армии от огневого столкновения с риском начала Третьей мировой войны. Только «Берлинских кризисов» историки насчитывают целых три – в 1949-м, 53-м и 61-м годах. 
Во время последнего, отмеченного строительством знаменитой «Берлинской стены», танки НАТО и Варшавского договора стояли рядом с границей друг напротив друга с уже включенными моторами. В один из дней командование наших войск доложило в Москву: «Двигатели натовских танков стали работать на повышенных оборотах, это может свидетельствовать о начале ими реальной атаки!» 
В ответ Хрущев приказал «применить ассиметричный ответ» – заглушить наши Т-54. Вскоре затихли и движки натовцев, кризис постепенно сошел на нет…
Впрочем, насчет «миролюбия» наших «заклятых друзей» с Запада в Москве никогда не обольщались. И прекрасно понимали, что гарантией безопасности и СССР, и его союзников является лишь осознание натовцами советской военной мощи. Витриной такой мощи и была Группа советских войск в Германии.
Достаточно сказать, что по оценкам западных военных экспертов в случае начала полномасштабного военного конфликта в Европе танки Варшавского договора уже за пару недель должны были дойти до Бискайского залива – западного побережья Франции. В попытке воспрепятствовать такой гипотетической возможности тамошние «умные головы» готовы были применить совершенно варварскую тактику «выжженной земли на пути наступающих» с помощью взрывов заранее установленных на территории ФРГ ядерных бомб.   

***

Служба в рядах ГСВГ – и для солдат, и для офицеров – была своего рода полевой военной академией, окончившие ее становились опытнейшими бойцами и командирами. А командование этой группой было либо признанием имеющихся заслуг, либо необходимым этапом перед назначением на более высокую должность.
Так, в самый разгар Берлинского кризиса 1961 года командующим ГСВГ был назначен довольно пожилой на тот момент (64 года) маршал Конев, чьи войска вместе с войсками Жукова брали Берлин в 45-м. Заслуженного маршала попросили занять этот ответственейший пост в то время, когда он уже состоял в «райской роте» – Группе генеральных инспекторов МО СССР, созданной, в общем, лишь для того, чтобы дать возможность военачальникам продолжать заниматься любимым делом. 
Дважды (в середине 50-х на должности заместителя командующего, и с 1965 года – командующим) служил в ГДР и генерал армии Петр Кошевой. 
В числе командующих ГСВГ стоит отметить маршала Гречко, будущего министра обороны СССР и члена Политбюро ЦК КПСС, а из замкомандующих – генерала Валентина Варенникова, будущего командующего Сухопутными войсками МО СССР и, по большому счету, последнему их командующему; после ельцинского путча в августе 91-го года началось разрушение великой страны…

***

Собственно, последний фактор и привел к тому, чего не могли добиться натовские полчища – к ликвидации Группы советских войск в Германии. Группы войск, обладавшей 5 тысячами танков, полутора тысячами боевых самолетов, ядерным оружием и готовой пройти, как нож сквозь масло, через натовские порядки до Бискайского залива. 
Самые неприступные крепости нередко становятся жертвой предательства. Вот и Михал Сергеич Горбачев в рамках своего «нового мЫшления», с группой таких же, как он, ренегатов, решил, что дружественные режимы в странах Восточной Европы, в том числе и в ГДР, Москве не нужны. И начался процесс ликвидации самой грозной для НАТО Группы советских войск в Германии, закончившийся при Ельцине.
Больше всего это напоминало «почетную капитуляцию» прежних веков, когда восхищенные мужеством обороняющихся победители предлагали тем не просто сдаваться в плен, но уходить из окружения или сдаваемой крепости с оружием и знаменами. Так и наши дивизии уходили теперь уже из «объединенной» Германии с со знаменами и боевой техникой… 
Вот только это все равно было поражением. Противнику оставляли ведь не только военные городки со всей инфраструктурой, стоимостью в 30 млрд. марок минимум! Оставляли освобожденные ценой крови сотен тысяч советских бойцов, героев Великой Отечественной, огромные территории Восточной Европы, переставшие на полвека быть плацдармом для нападения на нашу Родину. 
Выведенные (обычно «во чисто поле») войска ГСВГ большей частью были в скором времени расформированы. 
Такое обычно происходит в случае захвата врагом знамени воинской части. Знамена бывшей группировки Советской Армии, правда, сдали на хранение, но воинские части все равно ликвидировали. Наши бойцы и командиры готовы были победить самого опасного внешнего врага, но оказались бессильны перед врагом внутренним…
Однако осталась память – о доблестных наследниках красноармейцев, бравших в 45-м Берлин и почти полвека бывших надежной защитой нашей страны и ее союзников на западных рубежах социалистического Содружества.

5
1
Средняя оценка: 3.51852
Проголосовало: 27