«Куда ведёт дорога эта?..»

***

Это только легко говорится:
Если прав – значит, смей возражать.
Если каждый чего-то боится,
Значит, каждого можно «прижать».
И не нужно ни дыбы, ни плахи;
И никто не пойдёт на костёр…
Миром правят Великие Страхи –
Ради страха и заяц хитёр!
И бредём мы в оковах бумажных,
Меж зеркал откровенно-кривых –
Потому что всё меньше отважных,
Потому что всё меньше живых.

 

Родительская суббота

Тайна смертного лица –
Обретенье лика.
Претерпевших до конца
Упокой, Владыка.
От меча и от суда
Не искавших броду –
Сопричти их навсегда
К своему народу.
Схорони их в свой приют,
Светлое селенье,
Где по сердцу воздают
Ни печаль, ни тленье.
Вы, небесная родня,
Золото людское,
Помолитесь за меня
Во своём покое.
Поминального огня
Слёзы восковые –
Вам, хранящие меня,
Ближние, живые.

 

***

Что мы скажем друг другу при встрече,
Светом вечности путь осеня?
Дайте я обниму вас покрепче
Накануне пасхального дня.
И, когда за делами мирскими
Станут гроздья созревшим вином,
Мы друг друга запомним такими -
Словно певчими в хоре одном.
Звон пасхальный рассылает частицы
Солнцем вымытого серебра,
Мы взлетим, как весенние птицы,
Под рожденные небом ветра.
А пока, в осознанье отсрочки,
Зажигаю огонь в темноте,
И кому-то пишу эти строчки
На расчерченном в клетку листе,
Вспоминаю глаза и улыбки,
Слышу дождик, летящий в листву,
И во сне исправляю ошибки,
Совершённые мной наяву.

 

***

Я в судьбу свою путь расчищала,
И из кокона детства
Вылетала, железом звеня.
И уже я не помню
То, за что я тебя не прощала,
И уже не забуду
То, за что ты простила меня.
Пролетает над нами
Одинокая дикая вьюга,
Словно мачту у брига
Ось земную во мрак накреня.
И уже мы не знаем,
Для чего мы ломаем друг друга,
Горькой радостью злобы
Охладевшие души пьяня.
Но я верю, что сети
Мы из тёмного моря поднимем,
И разделим по-братски,
Свой улов оценив не спеша.
И родимся, как дети,
И друг друга, как в храме, обнимем,
И уже не забудем,
Как соборно дышала душа.

 

***

И в храм войду душистою весною,
И на иконе девичье лицо
Возникнет через миг передо мною.
И я запомню, как она глядит
Ликующими детскими глазами,
И этот взгляд мне душу охладит,
И отогреет теплыми слезами.
Воскресный звон разносится окрест,
И над людьми, домами и ларьками
Святая Параскева держит крест
Девическими тонкими руками.
И я не знаю, что мне ей сказать,
Пролившейся в давильню алым соком,
И свет знакомый больно осязать
В её уделе, тяжком и высоком.
Пасхальный день на землю радость льёт,
И радостию этой оживаю.
А на иконе девочка поёт,
И я ей, как умею, подпеваю.

 

***

И всё неважное отпало,
Как будто к дереву нагому
Листва летящая припала.
Иссякли замыслы пустые,
Узлы тугие развязались,
И смыслы самые простые
Нужнее прочих оказались.
Я стану тихой и нестрогой,
И всё собрав, что не пропало,
Перекрещусь перед дорогой,
Что прямо под ноги упала.

 

***

Статные, красивые,
В радости – широкие,
В горе – не плаксивые.
Времена ненастные
Вас сметали со свету,
Белые и красные -
Все предстали Господу.
И из неба – зАтишка
Звон пасхальный слышится,
А под небом батюшка -
Тихий Дон колышется.

 

***

Не знаю, по какой моей вине
Живу от правды-истины в бегах,
Не ведая того, что в глубине,
А видя только то, что в двух шагах.

Молчанье принимая, как привет,
И принимая, как царя, шута.
О Господи! Зачем я вижу свет
В глазах, в которых только темнота?

Сыграю на разорванной струне,
Станцую на поломанных ногах,
И вижу я лишь то, что в глубине,
Не ведая того, что в двух шагах.

 

***

Куда ведёт дорога эта?
И что в округе за страна?
Куда ни глянешь – на полсвета
Поля и дождь, и тишина.
Есть у души свои смешные,
Лишь ей знакомые ходы.
И вот деревья, как родные,
Руками машут от воды.
И капель тонкие живинки
Холодной чувствуешь щекой.
И прошлогодние травинки
Пригладить хочется рукой.
И то, что тайно, – очевидно,
А то, что явь, – не узнаю.
И лишь людей совсем не видно
В преобразившемся краю.
С людьми я запросто расстанусь
И не заплачу, уходя…
Блаженной дурочкой останусь
Среди полей, среди дождя.

 

***

Мне не снится уже ничего,
Словно полог скользнул, обрываясь,
Где-то бродит моё естество,
От меня темнотой закрываясь.
Что я вижу и что говорю
В том сокрытом и призрачном мире?
Приближается жизнь к октябрю
И мечтает земля о кумире.
И опять тот же шёпот больной
На изгибах осенних излучин:
Что же будет с моею страной,
Где никто ничему не научен?
Сядут вороны на купола,
И промолвит бродяжка слепая:
«Я не знаю, куда я пришла,
По опавшему праху ступая,
Так далёк и неверен мой путь,
И нельзя мне от слёз отереться…
Приютите меня кто-нибудь…
Дайте мне у огня обогреться».

 

***

– Когда от боли чуть дыша
Ты муку древнюю терпела,
А пела ль у тебя душа?
– Да, Ангел мой, ты знаешь: пела.
– Ну, а когда, огонь туша,
Глядела в ночь оторопело – 
Всё пела у тебя душа?
– Да, Ангел мой, ты слышал: пела.
Да и теперь, уже спеша, 
Веду свой голос огрубелый.
Ещё поёт моя душа…
Но замолчал мой Ангел белый.

 

Художник Алексей Саврасов.

5
1
Средняя оценка: 3.21951
Проголосовало: 41