Приём в СССР Эстонии – финал борьбы за социализм в Прибалтике

6 августа 1940 года Верховный Совет СССР принял в состав Советского Союза Эстонскую ССР. Тем самым завершились и затянувшаяся революционная борьба прибалтийских трудящихся, и попытки Запада использовать против нашей страны «прибалтийский плацдарм».
Приёму республики в состав Союза, как и в случае с Латвией и Литвой, предшествовал сходный сценарий: ввод в середине июня 1940 года частей Красной Армии, формирование народного правительства, организация выборов в парламент и решение новоизбранных депутатов просить высший орган власти СССР принять Эстонию в состав Союза. 
С другой стороны, и изначальные условия для таких сценариев во всех трёх прибалтийских республиках были очень схожими. Во главе государств – до предела «демократичные» националистические диктатуры, пришедшие к власти путём военных переворотов и с соответствующим «набором» репрессивных мер. Отличались разве что «титулы» местных «фюреров»: так, литовского диктатора Антанаса Сметону местные лизоблюды именовали «великим вождём литовского народа»; его латвийского «коллегу» Карлиса Ульманиса – «дважды гением и величайшим деятелем Европы»; а эстонского главпутчиста Константина Пятса – «святым Константином».
Хотя, конечно, были и незначительные отличия. Так, Пятса современные либеральные историки склонны ненавязчиво оправдывать – дескать, захват им власти был направлен в первую очередь против доморощенных ультраправых – Лиги ветеранов освободительной войны, этакого подобия нынешних «героев АТО», карательной операции бандеровцев в Донбассе. Дескать, если бы Пятс не ввёл в Эстонии диктатуру, там бы воцарился классический фашизм. 
Ну да, как будто разгром румынским диктатором Антонеску откровенно прогитлеровской «Железной гвардии» сильно поспособствовал демократизации Румынии, всё равно ставшей прилежным союзником Берлина в войне против СССР, пока Антонеску не свергли самого летом 1944 года.  
А ещё «демократ» Пятс даже функционирование парламента разрешил, что на фоне политической практики других прибалтийских диктаторов в это время было, мягко говоря, нехарактерно. Правда, «выбирать» в этот парламент разрешали представителей всего одной (она же – правящая) партии, но и то хлеб. 

***

На этом фоне становится просто удивительно: и  чего только на народное правительство Эстонии, образованное в июне 1940 года, те же либералы так «взъелись»? Дескать, в организованных им выборах «не разрешили участвовать оппозиции».
Во-первых, оппозиция (никакая) и так не участвовала в выборах, как минимум, 6 лет после успеха военного переворота. Во-вторых, к эстонским выборам июля 40-го года оппозиционных кандидатов допустили, но потом большей частью сняли. И не за оппозиционность, а за криминальное прошлое многих выдвиженцев, но главное – за использование ими «грязных избирательных технологий». А именно – «зеркаливание» важнейших пунктов предвыборной программы «Союза Трудового Народа Эстонии» (СТНЭ), в составе которого шли на выборы не только коммунисты, но и профосоюзы, а также крестьянские объединения.
Ну, правда, если ты понимаешь, что избирателям понравится обещание ввести эффективное социальное страхование для рабочих, списание недоимок до долгам и налогам, организация эффективного здравоохранения и защиты материнства и детства (а также многое другое, что давно было нормой для граждан СССР, но недостижимой мечтой для их соседей в «демократическо»-диктаторских республиках бывшей Российской империи), так будь добр не просто тупо «плагиатить» эти тезисы в своих предвыборных программах. Знаешь ведь, что ничего их обещанного ты просто физически сделать не сможешь, даже если захочешь – пока не введешь методы социалистического хозяйствования и распределения. 
А заявления образца «я не против богатых, я хочу, чтобы не было бедных» – это сказочки для легковерных дурачков. Потому что ситуации «и волки сыты, и овцы целы» в реальной жизни не бывает, и для сытой жизни каждого персонажа, у которого главная проблема в том, что его «жемчуг мелок», необходим тяжкий труд сотен (если не тысяч) обездоленных тружеников, у которых «суп жидок».
Ну, вот новое правительство Эстонии и решило защитить сограждан-избирателей от такой откровенной лжи. Хочешь участвовать в выборах – честно говори, что ты за сверхдоходы богачей, а интересы бедняков тебя волнуют «по остаточному принципу». А решил лживо «мимикрировать» под левые силы – так не обижайся, что тебя не включили в бюллетень. И без таких «ценных кадров», как ты, население успешно проголосует за истинных защитников его интересов. 
В этом смысле даже самые дотошные антисоветски настроенные историки-архивисты, копавшиеся в документации выборов 40-го года во времена фашисткой оккупации, максимум, что смогли сделать, так это уменьшить цифру проголосовавших за СТНЭ с прежде озвученных 84% до 80%. 
Ну очень «большое» достижение – в пределах «статистической погрешности». И ведь всё равно это более чем «конституционное большинство». По самым продвинутым демократическим нормам достаточное для самых радикальных изменений Конституции любой страны, в том числе, в случае Эстонии, и удовлетворении её просьбы о приёме в состав Советского Союза. 

***

Вообще, население Эстонии было настроено в пользу дружбы с СССР ничуть не меньше, чем жители других прибалтийских республик. А в отдельных моментах – так даже и побольше.
Например, еще в 1924 году в Таллине произошло вооружённое восстание против буржуазного режима. Да, оно было вскоре подавлено, но отнюдь не в силу того, как пишут либеральные историки, что «военные его не поддержали». 
Да высшее руководство эстонской армии, наоборот, панически боялось привлекать для борьбы с восставшими регулярные части,  опасаясь, что они «повернут штыки в другую сторону»! Прецеденты с переходом целых небольших подразделений, до которых успели добраться повстанцы, уже были. Так что режим смог надёжно опереться лишь на однозначно «мотивированное» офицерьё и курсантов военных училищ, преимущественно выходцев из привилегированных классов. 
Зато после ввода нескольких дивизий Красной Армии в середине июня 40-го года именно в Эстонии антисоциалистическим силам был дан «укорот» с помощью очень быстро организовавшихся рабочих дружин. Так что уже 21 июня новое народное правительство республики было вынуждено даже распустить эти формирования своих добровольных помощников, во избежание излишних «эксцессов». 
Натерпелся ведь уже народ более чем достаточно от правления «святого Константина». Достаточно вспомнить хотя бы только один его указ о помещение всех безработных и потерявших жильё людей в концлагеря, где практиковался принудительный труд по 12 часов в сутки и наказание розгами. 

***

В принципе, наиболее убедительным доводом относительно того, что население Прибалтики в массе своей испытывало симпатии к Стране Советов, является практически бескровный ввод туда частей Красной Армии (за исключением отдельных мелких эпизодов пограничных столкновений), с последующим мирной передачей власти в руки представителей народа. 
Более того, из трёх прибалтийских диктаторов лишь литовский «фюрер» Сметона удрал в Восточную Пруссию с мизерной кучкой своих сторонников, а Ульманис и Пятс практически до самого формирования новых законных органов власти в своих республиках подписывали все распоряжения временных народных правительств.
И даже армии указанных республик не оказывали РККА никакого сопротивления. При том, что там было немало «героев войны за независимость», позже установивших у себя жесткие диктаторские режимы. 
Но вот беда – антисоветски настроенных генералов и офицеров там было не так уж мало, а с рядовыми, готовыми идти на убой во имя интересов прозападной доморощенной буржуазии, был откровенный недобор. Так что отдать приказ стрелять в красноармейцев вожди прибалтийских националистов, конечно, могли, но рассчитывать на его выполнение – вряд ли. О чём «президент-диктаторам» в июне 40-го и доложили их главнокомандующие. 
Это и стало одним из главных факторов мирного перехода прибалтийских республик к социализму. Переходу, который начался вскоре после Великой Октябрьской социалистической революции, но был искусственно заторможен усилиями буржуазно-националистических кругов бывших прибалтийских губерний Российской империи под патронатом Антанты, и смог завершиться лишь летом 1940 года.

5
1
Средняя оценка: 3.11111
Проголосовало: 27