Герой обороны Севастополя

В Чернигове на старом Петропавловском кладбище (здесь была церковь Петра и Павла, сгоревшая после революционных событий 1917 года) сохранилась могила царского генерала. На правой стороне гранитного памятника обведённая позолоченной краской надпись с дореволюционной орфографией, что здесь похоронен генерал-майор Гордей Иванович Дроздовский. Скончался он 11 января (ст. с.) 1908 года, не дожив всего несколько дней до своего 73-летия. 

Пространная эпитафия на могильной плите уже на современном русском языке. Это свидетельство того, что могилу привели в порядок не так уж давно. Интересно, а кто же мог это сделать, неужели объявились какие-то родственники и подправили могилу своего предка? Покопавшись в интернете, нашёл, что могилу восстановили неравнодушные к родной истории молодые люди из двух общественных организаций, одна из них «Братство Святого Креста». Эти парни привели в порядок много старых могил на кладбище, среди них могилы воинов Первой мировой войны. 

   Могила генерал-майора Г.И. Дроздовского

За такую бескорыстную заботу, что уберегли от полного разрушения и забвения ряд старых могил, сердечная им признательность. Ведь в этих захоронениях лежат люди, причастные к истории Российской империи, к двум войнам, потрясшим Россию и Европу в середине XIX и начале XX столетия.

Текст на надгробной плите генерала Дроздовского сообщает о его заслугах перед Россией. Он – герой обороны Севастополя. За мужество при обороне города был награждён серебряной медалью «За защиту Севастополя 1854-1855» (первая медаль Крымской войны) и бронзовой медалью «В память войны 1853-1856», а через много лет серебряной медалью «В память 50-летия защиты Севастополя». 

За свою долгую службу генерал от пехоты имел и другие царские ордена разного достоинства: Святого Станислава 2-й и 3-й степени, Святого Владимира 4-й степени с бантом (вручался только боевым офицерам), Святой Анны 2-й и 3-й степени. Рядовой пехотный генерал (таких в российской империи было много), 40 лет верой и правдой служивший своему Отечеству, не посрамивший честь русского офицера в неудачной для России Крымской войне. 

***
Гордей Иванович Дроздовский родился в Полтавской губернии 3/15 января 1835 года. Отец его имел невысокий чин коллежского секретаря, своей радетельной службой дослужился до следующего чина титулярного советника, это давало право получить звание потомственного дворянина. К тому времени дворян в России развелось много, власть с неохотой присваивала «потомственного дворянина» выходцам из небогатых семей. Однако титулярный советник Иван Дроздовский сумел добиться этого звания, так с 1863 года незнатный род Дроздовских получил потомственное дворянство. 

Учился мальчик в Нежинской гимназии высших наук, основанной князем Ильёй Безбородко. В ней в своё время учился русский писатель Николай Гоголь. Об этом периоде жизни Гордея Дроздовского мало сведений. Можно лишь предположить, что его тянуло на военную службу. В 19 лет Гордей Дроздовский числится унтер-офицером резервного батальона егерского Тарутинского полка, а после череды переводов служит в 46-м Днепровском пехотном полку. 

***
Унтер-офицер Гордей Дроздовский начал свою службу в тревожное время. Серьёзные разногласия между Россией и Турцией из-за Балкан держали в напряжении всю Европу. Император Николай I стремился оторвать от Турции балканские страны, турки нещадно притесняли там православных. Англия и Франция, боясь усиления российского влияния в этом регионе, обещали поддержку Турции.

Когда «рыцарь веры» Наполеон III объявил французской (католической) собственностью базилику Рождества Христова в Вифлееме, находившуюся в управлении Иерусалимской православной и армянской апостольской церквей, разногласия между Россией и Францией резко обострились. Турция в этом вопросе колебалась между Россией и Францией, но, в конечном итоге, приняла сторону Франции. Дипломатическими демаршами непросто было распутать клубок глубоких противоречий, возникших между Россией и Турцией, а также поддерживающей её Европой. Своего апогея они достигли в 1853 году. 

Чтобы оказать давление на Турцию, Россия ввела свои войска в Молдавию и Валахию. Ультиматум Турции российский император проигнорировал. Турция 4/16 октября 1953 года объявила войну России. В марте следующего года на стороне Турции выступили Англия и Франция. Когда дипломатия оказывается беспомощной, начинают говорить пушки.

Боевые действия охватили огромное пространство – от Балтики и северных морей России до Камчатки и Курил. Наиболее ожесточённые бои шли на Крымском полуострове. В российской историографии эта война получила название Крымской или Восточной войны 1853-1856 годов.

***
Молодой унтер-офицер Дроздовский участвует со своим полком в обороне Севастополя. Вполне вероятно, что на севастопольских бастионах или в самом городе он мог встретить подпоручика артиллерии Льва Толстого. Будущий всемирно известный писатель тоже был участником обороны Севастополя, полтора месяца провёл на батарее самого опасного 4-го бастиона. За оборону Севастополя был награждён боевым орденом Святой Анны 4-й степени, а также серебряной и бронзовой медалями «За защиту Севастополя 1854-1855» и «В память войны 1853-1856». Такими же медалями был награждён Гордей Иванович Дроздовский. 

Очевидец трагических событий Крымской войны, мужества простых севастопольцев и стойкости солдат севастопольского гарнизона, Лев Толстой просто, без излишней патетики, рассказал об этом в своих «Севастопольских рассказах». 

Над городом витал призрак смерти, однако жизнь в нём шла в своём будничном ритме, она не стала какой-то дёрганной и трусливой – вот придёт враг и всех нас убьёт. Выстрелы орудий и взрывы бомб нарушали её размеренность, обстрелы забирали жизни, но смерть воспринималась как что-то будничное. К ней уже успели привыкнуть, умирают же ведь люди и без войны. А может, такая противная человеческому естеству привычка стала предохранительным клапаном, помогавшим противостоять ужасному положению, в котором оказались осаждённые превосходящим по численности врагом севастопольцы и гарнизон города. Как бы там ни было, в этой гадкой привычке, противоестественной жизни и духу мирного человека, кроется весь ужас войны. Кто сумел выстоять и не оскотиниться чувствами в такое время, остаются людьми на все оставшиеся в их жизни годы.

В рассказе «Севастополь в декабре месяце» Толстой с восхищением отзывается о величии духа русского солдата: «Когда этот герой, достойный древней Греции, – Корнилов, объезжая войска, говорил: «Умрем, ребята, а не отдадим Севастополя», – и наши русские, неспособные к фразерству, отвечали: «Умрем! Ура!»... Вы ясно поймете, вообразите себе тех людей... которые в те тяжелые времена не упали, а возвышались духом и с наслаждением готовились к смерти, не за город, а за родину. Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский...» 

Гордей Дроздовский, в силу обстоятельств оказавшийся в самой гуще драматических событий, был из породы таких героев. Он принимал участие в битве на речке Чёрной (Лев Толстой тоже участвовал в ней), закончившейся тяжелейшим разгромом русской армии. В этом неудачном наступлении, предпринятом по высочайшему указу сверху, русская армия только убитыми потеряла две тысячи воинов. Объединённые франко-сардинские войска лишились всего лишь 300 человек. 

Героическая оборона Севастополя продолжалась 349 дней, несмотря на героизм русских солдат и офицеров, главную базу Черноморского флота пришлось оставить. Противостояние с Турцией и Европой Россия проиграла. По Парижскому мирному договору (март 1866 года) Российская империя потеряла своё влияние в регионе Чёрного моря и на Балканах.

Лев Толстой в минуту слабости духа, видя, как неудачно для русских разворачиваются события Крымской войны, плохо отозвался об армии и военачальниках: «В России, столь могущественной своей материальной силой и силой своего духа, нет войска; есть толпы угнетённых рабов, повинующихся ворам, угнетающим наёмникам и грабителям, и в этой толпе нет ни преданности к Царю, ни любви к Отечеству...» 

Пусть эти горькие слова останутся на совести писателя. В одном он был, несомненно, прав: раболепная покорность низшего начальства перед вышестоящим, когда в критический момент боя боялись взять ответственность на себя, когда хаос и неразбериха на передовой заканчивались позорным поражением, воровство и грабёж в армейских тылах превзошли всякий здравый смысл. 

Потери российской армии в Крымской войне убитыми и умершими от ран составили 41 тысячу человек, а небоевые потери – 89 тысяч. Такой большой урон, когда солдаты умирали не на поле боя, а от разных болезней, – свидетельство ужасного положения дел в армии. Армейские казнокрады воровали провиант и медикаменты, что уж говорить о своевременной доставке боеприпасов на передовую, зачастую их просто не хватало.

Поражение России в Крымской войне русские патриоты восприняли как большую беду. Свою личную и государства. Думается, так оценивал итоги войны и прапорщик Гордей Иванович Дроздовский. За храбрость на поле боя его повысили в звании, а за 59 дней, проведённых в осаждённом Севастополе, к его выслуге лет добавили 1 год, 9 месяцев и 19 дней. 

Офицер Гордей Дроздовский не разочаровался в военном мундире, а продолжил свою службу. Обычная рутинная служба военного человека, избравшего своей профессией защищать Родину, растянувшаяся на долгие годы. Служил Дроздовский безупречно, как и подобает всякому честному офицеру, его регулярно повышали в звании, не обходили наградами. 

В 1863 году Дроздовский уже поручик и числится дежурным офицером в юнкерском училище в Павловске, начальствует за юнкерами, преподаёт воинский устав. Усердие поручика отмечает начальство и представляет к награде за «успешное преподавание устава строевой службы и укоренение между юнкерами правил воинской дисциплины». Дроздовского назначают полковым адъютантом, он получает свой первый орден Святого Станислава 3-й степени.

Полностью перечислять послужной список Гордея Ивановича Дроздовского нет смысла, вряд ли это интересно. Служил добросовестно, без всяких взысканий и нареканий со стороны начальства. На одном месте долго не засиживался. Велика Российская империя, мест для службы простому офицеру хватало! Одесса, Киев, Ковно (Каунас). Честно исполняя свой воинский долг, дослужился до генерал-майора и стал командиром 168-го пехотного резервного Острожского полка, такие запасные части создавались на случай войны. Полк дислоцировался в городе Острог Волынской губернии, позже расквартировался в Чернигове. Некоторое время Дроздовский оставался командиром полка, но года уже были преклонные и подводило здоровье. Он вышел в отставку.

Генеральской пенсии на жизнь хватало (государство заботилось об офицерах, вышедших в отставку без нареканий по службе), давало доход и небольшое имение в Полтавской губернии, купленное у родного брата. Крупным помещиком не был, но в свои преклонные годы жил прилично. 

***
И тут несколько слов о семье генерала Дроздовского. Женился он на дочери военного, когда ему было уже за 30. Надежда Николаевна была моложе мужа на 10 лет. Четверть века длилась счастливая супружеская жизнь. Она скончалась от порока сердца в 50-летнем возрасте. Похоронили её в городе Острогожске Воронежской губернии, видимо, оттуда она была родом. Чета Дроздовских вырастила пятерых детей – четырёх дочек и сына. О трёх дочерях сведений мало. А вот старшая дочь Юлия и особенно сын Михаил оставили о себе память. 

Когда началась Русско-японская война (1904-1905), Юлия Дроздовская прошла в Чернигове двухмесячные курсы сестёр милосердия и отправилась на Дальний Восток. Она ухаживала за ранеными в Харбинском госпитале. За трогательную заботу о них её наградили серебряной медалью «В память русско-японской войны», а ещё такие медали были из бронзы. Серебряная медаль – это свидетельство того, что работу сестры милосердия Дроздовской высоко оценили.

Личная жизнь у неё не сложилась, замуж она так и не вышла. После смерти отца тяжело заболела и доживала свои дни в черниговском доме для инвалидов. Когда осенью 1919 года город взяли белогвардейцы, они эвакуировали её на юг. Как сестру знаменитого полковника Белой гвардии Михаила Дроздовского. Умерла Юлия Гордеевна Дроздовская 56-летней в эмиграции. Похоронили её на русском кладбище в греческом городе Пирей.

Широко известным стал сын Гордея Ивановича Дроздовского – генерал-майор Михаил Дроздовский. Он пошёл по стопам отца и стал военным. Участвовал во всех войнах Российской империи в первые 20 лет XX века. За отличие в сражениях не раз награждался боевыми орденами. Полковник Генерального штаба Михаил Дроздовский стал одним из лидеров Белого движения на юге России.

Монархист по убеждениям, Михаил Дроздовский ненавидел большевиков, воевал с ними беспощадно. У него в дневнике сохранилась запись, что в селе Долгоруковка Николаевской губернии его отряд расстрелял 20 жителей, дома их сожгли, а стариков заставили выпороть всех мужчин младше 45 лет. 

В конце 1919 года Дроздовский получил незначительное ранение под Ставрополем. Из-за нехватки медикаментов действенную помощь оказать ему не смогли, началась гангрена. Умер он в госпитале в Ростове. Перед смертью Деникин присвоил ему звание генерал-майора.

В Добровольческой армии 3-я пехотная дивизия, которой командовал Михаил Дроздовский, стала именоваться «Дроздовской», также существовали 2-й офицерский Дроздовский полк и Дроздовская артиллерийская бригада. Дроздовцы носили мундиры с погонами малинового цвета. 

Шла Гражданская война. Беспощадная по своей классовой сути. Потомственные дворяне и примкнувшие к ним солдаты (в силу обстоятельств или по трагическому недоразумению) жестоко расправлялись с красноармейцами. Малиновый цвет погон дроздовцев стал атрибутом жестокой и беспощадной борьбы с красными. 

Он совсем не сочетался с «малиновым звоном» церковных колоколов. Мягкие и негромкие колокольные звуки настраивали на лирический, умиротворённый лад. А вид малиновых погон дроздовцев, когда они входили в захваченное село, приводил крестьян в ужас – в село вошла смерть. 

Перефразируя слова широко известной в советское время песни «Малиновый звон», о Гражданской войне и о дроздовцах можно сказать так: «Это средь русских равнин // В крови гроздья рябин // И это в родимой глуши // Смерть коснулось души». Но разговор у нас всё же не о Гражданской войне и жестокости, которую проявляли белые, а в ответ красные. Это отдельная большая тема уже совсем другого серьёзного разговора.

***
Генерал-майор Гордей Иванович Дроздовский умер от туберкулёза лёгких. Сохранилось свидетельство дочери Юлии о его похоронах. Брату она писала: «... Полк отнесся к смерти своего бывшего командира и его осиротевшей семье, как и предполагать нельзя было. Не только до мельчайших подробностей были исполнены все желания папочки, но он и предполагать не мог той сердечности и задушевности, какие оказал ему полк помимо полагавшихся ему воинских почестей. Солдаты до последней секунды служили ему. Они несли его на руках до кладбища, катафалка ехала только для виду, солдаты опустили его и в могилу. Из квартиры до церкви офицеры пожелали сами нести его на руках»

Военных, верой и правдой служивших своему Отечеству, всегда было много в России. Честные русские офицеры, преданные своему воинскому долгу, стойко защищали (и защищают) свою страну, свой народ от разного рода недругов. А потому достойны глубокого уважения. 

Таким был защитник Севастополя, боевой офицер, генерал-майор Русской императорской армии Гордей Иванович Дроздовский, могила которого сохранилась в Чернигове на старом кладбище. 

 

Художник Василий Нестеренко.

5
1
Средняя оценка: 3.75
Проголосовало: 20