Люсьена и Аркадий

Люсьена и Аркадий познакомились в Ижевске в середине сороковых, когда уже произошёл перелом в войне. Сразу после окончания института в Москве Аркадий был отправлен туда на оборонный завод. Люсьена оказалась в Ижевске в результате сложного маршрута эвакуации. Родители с дочерьми Люсьеной и Ритой бежали из Киева под бомбами в первые дни войны. Ценные вещи, которые им удалось взять с собой пришлось отдать лодочнику, перевозившему их на другой берег Днепра, откуда можно было двигаться дальше. В Киеве Люсьена училась на юридическом факультете университета, а Рита. которая была на три года старше сестры, на медицинском. Рита сразу стала работать медсестрой в госпитале, Люсьена – в городской прокуратуре. Неожиданно умер их отец, а через три дня и мать. Разбираться в причинах их смерти тогда никто особенно не стал.
Красота и свежесть юной Люсьены поразили Аркадия и затмили все остальные стороны её личности, что характерно для состояния влюблённости. Они поженились и в конце войны вместе с Ритой приехали в Москву, где молодые поселились в маленькой комнате Аркадия в центре Москвы. В соседней комнате жила мать Аркадия Эльга Осиповна с мужем. До войны всю трёхкомнатную квартиру занимала их семья, но во время войны одна комната была занята, так что квартира стала коммунальной. Рите пришлось снимать угол в соседнем доме. Тогда многие старушки сдавали койку в своей единственной комнате в многонаселённой квартире. Это приносило им небольшой доход и спасало от одиночества.
Молодожёны решили детей пока не заводить – в маленькой комнате и в трудное послевоенное время это могло ещё больше осложнить жизнь. Они были молодые и хотели «пожить для себя». Когда спустя годы родилась дочь Светлана, их жизненный принцип «пожить для себя» немного видоизменился в формулировке, но существенно – в содержании и превратился в «жить для себя».

Аркадий в Москве сразу начал работать в НИИ и поступил в аспирантуру. Его стали звать по отчеству. Люсьена так и не получила диплом о высшем юридическом образовании, но тоже превратилась в Люсьену Михайловну. В то время ещё было принято обращаться друг к другу по отчеству и на вы. Она закончила юридическую школу милиции и работала юрисконсультом. Рита с её скромностью и жертвенностью была антиподом Люсьены, шагающей по жизни с ярко выраженным хватательным рефлексом. И ситуацию Риты она обернула в свою пользу. Пока Светлана была совсем маленькой, Люсьена и Аркадий решили, что Рита им нужна дома и настояли на её увольнении с работы.
Фактически она стала приходящей домработницей и няней. Светлану она кормила из бутылочки сцеженным грудным молоком. Ночевать уходила к своей старушке, Люсьена любила рассказывать, как ей было в тот период тяжело – молока было много, оно распирало грудь, а это было очень больно. Но находиться дома с ребёнком было для неё ещё мучительнее. Пришлось из двух зол выбрать меньшее для себя. Соседи видели Риту, гуляющую во дворе со Светланой и были уверены, что Светлана – дочь Риты. Аркадий претендовал на главное место в семье. Привилегии для себя он определял в зависимости от ситуации. Но самое важное – Люсьена должна была заботиться в первую очередь о нём. Он ревниво оберегал личную сферу жены, в которой не было места никому, кто мог претендовать даже на минимальные затраты времени и сил. Поэтому он терпел Риту, взвалившую на себя все заботы по хозяйству и уходу за Светланой, которая появилась на свет вопреки его желанию, Люсьене пришлось пойти на небольшую ложь, чтобы забеременеть. Ей ребёнок нужен был как необходимый социальный атрибут в жизни женщины. Она старалась ограничить своё общение с дочкой общественными местами, где могла появиться с красивой девочкой, которую она одевала и причёсывала, как куклу, и где Светлана своей милой непосредственностью привлекала внимание окружающих, что было лестно матери. У Люсьены Михайловны было несколько забавных историй, связанных с маленькой Светланой, которые она при случае рассказывала даже спустя годы. Некоторые из них говорили не в её пользу, но она этого не понимала. В одной из этих историй действие происходило на теплоходе, по дороге в Муром, где Аркадий был в командировке. Светлане тогда было 11 месяцев. И вдруг Люсьена обнаружила, что не видит дочку. Нашлась она в каюте незнакомой женщины, которая привела к себе потерявшуюся девочку и угощала её шоколадом. Как подчёркивала всегда, рассказывая эту историю Люсьена Михайловна, женщина эта была директором кондитерской фабрики. Когда уже взрослая Светлана спросила мать, чем же она была так увлечена, что забыла о ребёнке, который мог просто упасть в воду с палубы, Люсьена Михайловна, как обычно в таких случаях, недовольно поджала губы и промолчала с оскорблённым видом. 

У Светланы возникало намного больше вопросов к матери, чем она задавала, что вполне устраивало Люсьену Михайловну. Ей нравилось, что Светлана молча воспринимает несправедливые решения и наказания родителей. Люсьена Михайловна даже думала, что отсутствие адекватной таким случаям реакции дочери связано с тем, что та глуповата. Через много лет она с удивлением услышала от Светланы претензии к давним инцидентам, оставившим глубокий след в её душе. Люсьена Михайловна не понимала, что Светлана молчала, потому что ей было неловко за мать, которая позволяла себе такие не материнские поступки. В присутствии посторонних Люсьена Михайловна могла обнять и поцеловать дочь, но дома была холодна и жестока, даже со сладострастием наказывала её за малейший проступок. В начале своей трудовой деятельности Люсьена Михайловна короткое время работала следователем и считала именно жестокое наказание самой эффективной воспитательной мерой. Хотя вряд ли она анализировала своё поведение в такие моменты. Аркадий Леонидович при всей жёсткости характера удивлялся жестокости физических наказаний, которые практиковала жена в отношении дочери. Как-то после одной такой экзекуции, увидев чёрные полосы от ремня на теле ребёнка, Аркадий Леонидович сказал жене, что её надо лишить родительских прав. Светлану Аркадий Леонидович любил, несмотря на то, что был против её появления на свет, что часто бывает у мужчин. Он уделял ей много времени и внимания. Особенно увлекало его воспитание дочери. Книги, спорт, музыка – это всё формировало личность и было фундаментом благополучия в будущем и не только самой Светланы, но и родителей. Можно даже сказать, что Светлана была долгосрочным проектом её отца. Люсьена Михайловна не задумывалась в таких категориях о будущем Светланы. Да и в других категориях, касающихся дочери, тоже. Хотя план у неё был и даже коварный. Она старалась разобщить не только Аркадия Леонидовича со Светланой. Она всегда внушала дочери, что бабушка её не любит. Когда маленькая Светлана мечтала о говорящей кукле с закрывающимися глазами, Люсьена Михайловна говорила, что у них нет денег, а Ельга, как звала Эльгу Осиповну Светлана, жадная, она не купит ей куклу. «Вот если бы была жива моя мама, твоя другая бабушка, она обязательно купила бы тебе и куклу, и другие игрушки!» Но Ельга разрушила конструкцию Люсьены. Она подарила Светлане куклу, именно такую, о которой та мечтала. Светлана не выпускала куклу из рук, баюкала её, называла своей дочкой. 
– Не говори глупостей, – раздражённо оборвала её Люсьена. Она в такие минуты теряла контроль над собой и выходила из образа любящей матери.

В целом, Аркадий Леонидович был хорошим отцом и Светлана его любила. У него случались командировки, и он писал дочке письма, а она, пока не умела писать, посылала ему рисунки и обведённый карандашом контур ладони. Светлана часто болела, и именно тогда, когда Аркадия Леонидовича не было в Москве. «Почему, как только я уезжаю, ребёнок заболевает?» – спрашивал он в письмах жену.
В отношениях супругов не было ничего необычного. Они любили друг друга и, как люди эмоциональные, часто ссорились. Ссоры были бурные, с битьём посуды и размолвками на несколько дней. Но потом отношения восстанавливались, и семейная жизнь продолжалась, Они часто уходили вечерами. Светлану оставляли одну, она плакала, не отпускала родителей. Уходя, обещали принести ей шоколадку, но обещаний не выполняли.
Рита пошла на работу, замуж она не вышла, жилплощади в Москве не имела и по-прежнему снимала углы у одиноких старушек. На личную жизнь времени у неё не было – днём работа, вечером помощь сестре по хозяйству. К тому же Рита не была такой яркой и красивой. как сестра, а добродетели, которыми она обладала, как известно, не способствуют счастливой женской судьбе. Когда Аркадий Леонидович был в командировках, Рита всё время проводила с сестрой и племянницей. Люсьена Михайловна часто срывала на Рите своё плохое настроение, оскорбляла её. Иногда даже поднимала на неё руку. Рита плакала и уходила ночью к очередной старушке. Аркадий Леонидович обращался с Ритой не лучше, чем его жена, правда, не рукоприкладствовал.
Семья жила в хорошем ритме советского времени – в июне отправляли Светлану в пионерский лагерь, а в августе уезжали всей семьёй к морю. Иногда Аркадий Леонидович ездил на курорт один. После одной из таких поездок он объявил жене, что познакомился в Крыму с женщиной, которую полюбил, и уходит из семьи. Люсьена Михайловна боролась за мужа – встречалась с соперницей, пыталась воздействовать на неё. С Аркадием Леонидовичем тоже проводилась работа, в ход пошли даже угрозы обратиться в общественные организации НИИ, в котором он работал. Последнее оказалось самым действенным средством. Семья сохранилась, и жизнь вошла в привычное русло.
Когда Светлана закончила пятый класс, Люсьена Михайловна сказала, что в этом возрасте посылать девочку в лагерь уже опасно. Мало ли что может там произойти! Стали снимать дачу в Удельной.

Примерно в это время серьёзно заболела Рита. У неё оказалось онкологическое заболевание. Она продолжала работать, но её состояние требовало постоянного наблюдения врачей. Периодически Рита ложилась в больницу для проведения курса лечения. Теперь помощь нужна была ей. Люсьена Михайловна активно общалась с лечащими врачами Риты, о чём рассказывала знакомым, а они восхищались её «жертвенностью». Такая смена ролей очень не нравилась Аркадию Леонидовичу, хотя практически ничего не поменялось, Рита была на ногах, работала, только помогать сестре в домашнем хозяйстве она уже не могла.
Карьера Аркадия Леонидовича шла в гору. Он защитил диссертацию, стал начальником большого подразделения в НИИ. Теперь он писал не только научные статьи, но и книги. Ему дали двухкомнатную квартиру в ведомственном доме около метро Университет. Теперь в прежней квартире оставалась Эльга Осиповна с мужем Ильёй Карловичем, и в остальных двух комнатах жили соседи. К тому времени Рита умерла. Так же тихо, как и жила.
Аркадий Леонидович изменился. Он стал более властным и эгоистичным. Ещё больше ревновал жену к Светлане, которая училась уже в седьмом классе. Контролировал расходы на личные нужды дочери, хотя благосостояние семьи улучшилось. В выходные обедали в лучших московских ресторанах. Летом жили на даче, в августе, как и прежде, ездили к морю, а зимой – в подмосковные ведомственные дома отдыха, которых в советское время было мало, и они были всем известны. И отдыхали в них люди определённого круга. Там всегда можно было встретить не только номенклатурных работников ведомства или вузовскую профессуру, но и известного московского парикмахера или косметолога и других «мастеров хорошего настроения».
Светлана закончила школу и поступила в институт. В это же время на семейном совете, который существовал несмотря на диктатуру в этой конкретной ячейке общества, решили вернуться жить в центр. Надо сказать, что Аркадий Леонидович часто спрашивал мнение Светланы по некоторым вопросам и иногда следовал её советам. Это, конечно, не могла принять Люсьена Михайловна. Но она знала, что её время ещё не пришло. В процессе обмена, результатом которого стало возвращение не просто в центр Москвы, но и в ту же квартиру, откуда они выехали, Аркадий Леонидович проявил изящество ума и изобретательность. Он построил сложную комбинацию, в которой все семь участников обмена, улучшили свои жилищные условия без доплаты. Теперь семья воссоединилась в той же квартире, из которой выехали Светлана и её родители. Светлана была рада, что она снова рядом с Ельгой. Это обстоятельство не радовало Люсьену, которая всегда настраивала Светлану против бабушки.

У Эльги Осиповны скоропостижно умер муж Илья Карлович, и через год она снова вышла замуж. Потом и Светлана вышла замуж за молодого инженера Гошу. Её родители сняли банкетный зал в ресторане «Славянский базар». Пригласили родственников, знакомых и коллег Аркадия Леонидовича. Светлане и Гоше разрешили пригласить только родителей жениха и свидетелей, потому что свадьбу оплачивали родители невесты и гостей приглашали только они. Подарки по той же причине принадлежали не молодожёнам, а родителям.
Теперь они жили вшестером в трёхкомнатной квартире.
Муж Эльги Осиповны, Лев Миронович, приехал с Украины, где у него оставались взрослые дети и внуки от умершей жены. У Светланы с ним сразу установились хорошие отношения. Он любил Эльгу Осиповну, и её внучка стала ему родной. Вскоре Ельга и её муж переехали в однокомнатную кооперативную квартиру на Ленинградском шоссе. В квартире остались Светлана с Гошей и её родители, которые после отъезда Эльги Осиповны и Льва Мироновича, почувствовав свободу, стали вести себя ещё более недружелюбно с дочкой и зятем. Люсьена Михайловна устраивала скандалы по любому поводу – просто врывалась к ним в комнату и кричала, что они здесь не у себя дома, она здесь хозяйка, и они живут у неё в квартире. Аркадий Леонидович любил зайти к ним в комнату, обычно с яблоком, которое съедал, сидя в кресле и положив ноги на журнальный столик. На столике же, уходя, оставлял огрызок от яблока, что Гоша воспринимал, как оскорбление, которое к тому же подкреплялось и несколькими обидными словами в адрес дочери и её мужа. Особенно доставалось Гоше, которому тесть часто намекал на его небольшую зарплату. Светлана посоветовала мужу относиться к её родителям, как к соседям, и не придавать значения этим выпадам.
– Но я не могу твоим родителям ответить так, как ответил бы соседям, – справедливо заметил Гоша.

Раз в неделю приходила убирать квартиру Зоя Дмитриевна. Она досталась семье от одного из участников обмена. Зоя Дмитриевна была очень неглупая и наблюдательная, даже склонная к аналитическому мышлению. Но не все это понимали. Она обслуживала ещё несколько семей, к некоторым из них ездила на дачу. К этому времени Аркадий и Люсьена купили дачу в Удельной, где до этого много лет снимали. Светлана и Гоша приезжали на выходные, но Аркадию Леонидовичу это не нравилось. Он постоянно давал понять, что места в доме для четверых мало. Люсьена Михайловна тоже в рабочие дни больше ночевала в Москве, но Аркадий Лонидович был постоянно в Удельной. Люсьена Михайловна заподозрила, что он ей изменяет. Она пыталась выяснить, кто это может быть. Светлана жалела мать, старалась проводить с ней больше времени, они вместе думали, что можно предпринять. И тут Зоя Дмитриевна, принимавшая всегда участие в делах семьи, предложила помощь. У неё самой был опыт по этой части. Она рассказывала, как отгоняла женщин от своего мужа, которые «сами вешались на него, он был не виноват». Отгоняла она в буквальном смысле – подстерегала и била зонтом, пока жертва не убегала. Как-то вечером, когда Аркадий собрался уходить по делам, Зоя Дмитриевна пошла за ним и пришла к МХАТу, где его ждала женщина, которую Зоя Дмитриевна узнала. Это была соседка по даче той семьи, у которой она бывала в Малаховке. Стало понятно, почему Аркадий Леонидович много времени проводил в Удельной – он ездил на велосипеде оттуда в Малаховку. Через пару дней Аркадий уехал в командировку в Ленинград, и Люсьена решила приехать к нему в гостиницу, чтобы предположительно застать там обоих и разрубить этот узел. Она знала, что эффект внезапности очень результативен в следственных действиях, да и Аркадий трусоват. Но всё оказалось проще. Аркадий был там один. Приехали они на следующий день вместе, полностью воссоединившись. Он повинился, цинично рассказал всё жене, даже те подробности, которые нельзя рассказывать одной женщине о другой. Светлана где-то понимала отца. Да, Люсьена была красива, но не очень умна. Эта женщина была некрасива, но умна и даже играла в шахматы – любимую игру Аркадия. Он признался Люсьене, что собирался развестись с ней и жениться на той женщине. Всё закончилось хорошо для Люсьены, хотя она в шахматы не играла и взаимопонимания, которое должно быть основой отношений близких людей, у них не было. Но она умела манипулировать людьми, не брезгуя ничем. В это же время Светлана разошлась с Гошей. Аркадий сделал ещё одно циничное признание, но уже Светлане. Он намеренно ссорил её с с мужем, потому что боялся, что Светлана захочет разменять квартиру, а он сам собирался это сделать, чтобы съехаться с новой женой, у которой была двухкомнатная квартира в Черёмушках.

Жизнь Аркадия и Люсьены быстро восстановилась. У них теперь всё было хорошо, Им удалось изгнать зятя, правда, Светлана оказалась не замужем, но их это не очень волновало.
Эльга Осиповна беспокоилась за будущее Светланы. Зная, что родители вряд ли позаботятся о ней, оформила сберкнижку с завещательной надписью на неё. Узнав об этом, Аркадий Леонидович заставил мать снять эти деньги со сберкнижки и отдать ему. 
– Если ты этого не сделаешь, ни я, ни Люсьена, не будем за тобой ухаживать, когда тебе потребуется помощь, – пригрозил он. – Лев Миронович, как муж, может претендовать на эти деньги, – мотивировал Аркадий Леонидович своё требование. – Деньги Светлане я отдам, – заверил он мать.
У Эльги Осиповны случился инсульт, она пролежала полгода в больнице, последние месяцы – в коме. Светлана первые недели вообще не отходила от Ельги, потом по очереди вся семья ездила в больницу ухаживать за ней. После её смерти Аркадий Леонидович сказал Светлане, что у неё есть деньги, завещанные бабушкой, которые находятся у него. Она знала и раньше об этом от Ельги. Аркадия Леонидовича приятно удивило, что дочь равнодушно выслушала это известие и не выразила желание, забрать наследство.
Светлана вскоре вышла замуж за Митю. Она понимала, что её второй брак родители тоже уничтожат, если они будут жить вместе, и твёрдо заявила, что хочет разъехаться с ними. Родители согласились. Они переехали в двухкомнатную квартиру у метро Сухаревская, а Светлана – в однокомнатную на проспекте Мира. Против Мити родители ничего не имели, даже наоборот. Он из номенклатурной семьи, правда в их квартире Мите с женой места не было – там всё было подчинено Митиной сестре Марусе. После окончания института Митя служил два года офицером в Заполярье и заработал деньги, для того времени хорошие. Это тоже нравилось родителям Светланы. У Люсьены Михайловны давно зрел план, который можно теперь начать претворять в жизнь.

После смерти Эльги Осиповны прошёл уже почти год, а Светлана не вспоминала про деньги. Но после свадьбы, которую оплатил Митя, она сообщила ему, что у неё тоже есть деньги, но они у папы. 
– Если это твои деньги, почему они не у тебя, а у папы? – удивился Митя. Светлана тут же позвонила родителям. 
– Какие деньги? – спросила Люсьена Михайловна. 
– Мои, которые мне Ельга оставила у папы, – ответила Светлана. – Ельга тебе никаких денег не оставляла. Ты не ходила к ней в больницу, и она лишила тебя наследства, – холодно сказала Люсьена Михайловна и повесила трубку.
Кроме этих денег, по завещанию Эльги Осиповны почти все ценные вещи и антиквариат должна была получить внучка. Но Светлана не знала о завещании, а родители ей о нём не сказали. Люсьена Михайловна ликовала. Вот он, её звёздный час, теперь она покажет, кто главный в семье. Не Аркадий и не Светлана, которую он так слепо любил, когда она была ребёнком. Она, Люсьена, теперь будет диктовать! Светлана ещё несколько раз обращалась к матери с просьбой отдать деньги, на что Люсьена Михайловна предлагала поменять деньги на ювелирные украшения, которые ещё при жизни Эльга Осиповна подарила Светлане. Она даже рассказывала знакомым, что Светлана украла у неё бриллиантовое кольцо и золотую цепочку, якобы подаренные ей свекровью в знак её большой любви к ней, невестке. Аркадия теперь это тоже вполне устраивало. Наконец у них появилось то, что их объединило. Их отношения крепли. После смерти Эльги Осиповны Лев Миронович уехал к детям на Украину. Аркадий с Люсьеной вывезли из их квартиры все картины и антиквариат, якобы, чтобы отдать Светлане по завещанию.
Именно к этому и вела мужа всю их долгую, совместную жизнь Люсьена Михайловна. У Люсьены была и другая цель – это Светлана. Нелюбовь к дочери и создание трудностей в её жизни. Люсьене Михайловне удалось сломить Аркадия, у которого были зачатки многих человеческих пороков, но когда-то была и любовь к Светлане, которую Люсьена заставила его преодолеть. У неё появилась идея, которую одобрил Аркадий Леонидович. Они должны уже думать о будущем, когда им потребуется помощь, поэтому надо привлекать людей, которые смогут обеспечить им уход в старости. А для этого надо пообещать им долю наследства. Светлану вообще исключить из завещания, она и без наследства никуда не денется и будет при них.
Когда родился внук Игорь, Люсьена Михайловна как раз вышла на пенсию, но Аркадий Леонидович запретил ей помогать Светлане, чему Люсьена была очень рада. Как выяснилось, она даже не могла перепеленать ребёнка – забыла, оправдалась она. Но ещё она забыла, что Светлану растила Рита, которая умела и пеленать ребёнка, и кормить его из бутылочки.
Когда Игорю исполнилось два года, было объявлено, что бабушка и дедушка берут его на дачу, поэтому Митя и Светлана должны заняться подготовкой дома к летнему сезону. Игоря торжественно вывезли на дачу, оповестив об этом всех знакомых. Выходные прошли относительно спокойно, но в понедельник, когда Митя уехал на работу, Аркадий Леонидович начал скандал, который разожгла Люсьена Михайловна, и они выгнали дочь с маленьким сыном, выбрасывая их вещи из дома прямо на землю. Светлана, погрузив всё на велосипед, пошла с Игорем к соседям и ждала там Митю, который после работы приехал за ними. История с дачей повторялась каждый год. Бабушка торжественно увозила Игоря из дома на такси, забитое его вещами для любой погоды. И на третий день дедушка привозил его на своей машине обратно. «Он себя плохо вёл», – объяснял Аркадий Леонидович.

Аркадий и Люсьена так построили отношения с дочерью и её семьёй, что могли, как это было всегда, «жить для себя». Они свели к минимуму контакты с семьёй дочери и ничем себя не обременяли. Светлана и Митя не могли никуда пойти вечером – им не с кем было оставить Игоря. На единственную просьбу Светланы разрешить Игорю переночевать у её родителей, Люсьена Михайловна ответила: «Ты же знаешь, что папа не выносит присутствия посторонних в квартире!» Не забывала Люсьена Михайловна и жаловаться на дочь Мите и его маме, придумывая для этого различные поводы.
Так шли годы, Игорь уже учился в школе. Но случилось непредвиденное. Тяжело и неизлечимо заболел Митя. Теперь родителям нужно было так перестроить отношения со Светланой, чтобы ни в чём не ущемить себя. В первую очередь материально. Прогнозы врачей не сулили ничего хорошего, а если дочь и внук останутся одни, они будут нуждаться в деньгах. Поэтому Люсьена Михайловна и Аркадий Леонидович решили не вникать в жизнь Светланы и отгородиться от её проблем. Первым делом Аркадий Леонидович запретил ей звонить к ним. Но Люсьена Михайловна должна была тему болезни Мити конвертировать в новые связи и рост своей популярности. Она перезнакомилась с врачами и администрацией больницы, в которой лежал Митя, и ей было о чём рассказывать подругам и знакомым. Светлане было не до этого, она занималась больным мужем. Родители советовали ей подрабатывать на почте, например, разносить телеграммы. Но Светлана с этим вопросом справилась сама. Она организовала многопрофильный учебный центр (уже было начало девяностых), который сразу стал популярен. Митя прожил ещё несколько лет, он был на ногах и мог даже присматривать за Игорем. Этот проект оказался и коммерчески успешным. Родители сразу «признали» Светлану – они уже не боялись, что она может обратиться к ним за помощью. Но на дачу не пускали и план по привлечению возможных помощников им в старости продвигали. Они прямо предлагали, даже людям, знавшим Светлану, наследство в обмен на уход за ними в будущем и, чтобы избежать вопросов, сразу сообщали, что Светлана к ним плохо относится, и они решили лишить её наследства.

Когда умер Митя, Светлана с Игорем уехали в Европу и осели в Германии. Квартиру пока не стала продавать. Светлана оформила генеральную доверенность на мать, чтобы та приватизировала их квартиру на имя Светланы, ключи оставила у родителей, чем они ловко воспользовались. Сразу продали часть мебели, ценные вещи забрали к себе, сказав Светлане, что у них они будут сохранней. Светлана срочно приехала в Москву и продала квартиру, пока родители сами этого не сделали. Люсьена Михайловна задумала тоже уехать за границу, но Аркадий Леонидович даже слышать не хотел об этом. У них здесь было всё необходимое для жизни, но Люсьена Михайловна рвалась за границу. Особенно не давало покоя, что Светлана уже там. И всё-таки Люсьене Михайловне удалось сломить сопротивление мужа, и они тайно и неожиданно для дочери и внука приехали и поселились в соседнем с ними доме. К тому времени свою квартиру в Москве родители продали, а ценные вещи, в том числе и вещи из квартиры Светланы, и завещанный Светлане антиквариат Эльги Осиповны, отдали «на хранение» сводному брату Аркадия Леонидовича – сыну второй жены его отца, который никакого отношения к Ельге не имел. На него же было оформлено завещание Аркадия Леонидовича и Люсьены Михайловны. Это всё скрывалось от Светланы, но московская подруга, которая контактировала с её родителями, выдала их.
В один из приездов в Москву, Светлана попала на юбилей НИИ, где работали она и Митя. К ней подходили люди, которых она близко не знала, но лица их были ей знакомы. Они обнимали её, говорили, как рады её видеть. Светлану удивила такая популярность и всеобщая любовь к ней малознакомых людей. Одна женщина, ещё издали увидев Светлану, стала креститься. Оказалось, что Люсьена Михайловна через одну из коллег дочери, с которой была знакома, объявила, что Светлана умерла и они уезжают к Игорю растить его.
Это стало последней каплей и поставило жирную точку в отношениях Светланы с родителями. Люсьена пыталась наладить отношения. Звонила, поджидала у подъезда, чтобы встретиться якобы ненароком, пыталась надавить на Игоря, но Светлана была непреклонна. В её душе на месте родителей образовалась пустота. Люсьена Михайловна очень страдала – это был жестокий удар по её тщеславию. В иммигрантской среде родственники живут очень сплочённо, особенно пожилые родители с детьми и внуками, а она была лишена этого. Но главная трагедия Люсьены Михайловны заключалась в том, что в иммиграции всё на виду и всё обсуждается. Несмотря на то, что она носила в медальоне на золотой цепочке фото маленького Игоря и показывала его новым знакомым со словами: «Игорь – это кусочек нашего сердца», люди не видели реального подтверждения этому. Единственное, что ей оставалось – это рассказывать о Светлане порочащие её «факты», чем она всегда занималась.
Светлана и Игорь уже давно подумывали о возвращении в Москву, но соседство родителей, которое превратилось в психотеррор, подтолкнуло их к окончательному решению.
Отъезд дочери и внука очень подорвал авторитет Люсьены Михайловны. Она искала другие сферы, где могла бы быть лидером, но всё это не нужно в иммиграции. Главное для пожилых людей там – родовые связи. Свою жизнь Люсьена Михайловна закончила бесславно и раньше мужа, хотя была моложе него. Аркадий Леонидович остался один. Никто из московских наследников не собирался бросать семью в Москве и ухаживать за ним за границей. Изначально их расчёт был на то, что в крайнем случае Светлана с Игорем будут за ним ухаживать, а наследство получат наследники, оставшиеся в Москве. Аркадий Леонидович прожил ещё несколько лет. ему помогали по хозяйству соседи – супруги из украинского местечка. Умер Аркадий Леонидович, сидя в кресле перед телевизором. Соседи, у которых были ключи от квартиры, трое суток не сообщали в полицию о его смерти. Они знали, что в Москве были проданы квартира и дача, а деньги пожилые иммигранты хранят дома.
Наследство, которое оказалось у сводного брата Аркадия Леонидовича, никогда Эльги Осиповны не знавшего, Светлана даже не попыталась получить.

 

Художник Валерий Кот.

5
1
Средняя оценка: 3.13333
Проголосовало: 15