Синодальная эпоха: каприз Петра или закономерность?

25 января исполнилось 300 лет «Духовному регламенту», отменившему патриаршество в Русской церкви. Эту эпоху часто характеризуют как время упадка церковной жизни, но надо заметить, что Пётр I лишь довел до логического конца практический цезарепапизм, существовавший в Византии с IV века.

«Духовный регламент», подготовка которого началась по поручению Петра в 1718 году, был введен царским манифестом 25 января 1721 года. Важнейшим пунктом документа было упразднение патриаршества и учреждение Святейшего Синода. 

Последний патриарх Адриан скончался в 1700 году, и с тех местоблюстителем патриаршего престола был митрополит Стефан Яворский, архиерей из Малороссии. Вскоре он уступил по близости к царю другому выходцу из Малороссии, Феофану Прокоповичу 

В 1722 году появилась должность обер-прокурора, «ока государева» в Синоде – светского чиновника, назначавшегося императором. Внутрицерковные решения принимались заседавшими в Синоде митрополитами, архиепископами и епископами, и можно счесть преувеличением бытующее изображение синодальной эпохи как «синодального порабощения». Во многом этот взгляд утвердился благодаря славянофилам, воспевавшим допетровскую Русь и видевшим в ней «симфонию» Церкви и государства по образцу церковно-государственных отношений в Византии.
На самом же деле и в Византии, когда в 325 году император Константин Великий утвердил христианство в качестве государственной религии, «симфония властей» почти всегда относилась к сфере скорее желаемого, чем действительного. Патриарх Афанасий Александрийский в течении его жизни изгонялся из Александрии четыре раза по приказу благоволивших еретикам-арианам императоров. Изгонялся из Константинополя святитель Иоанн Златоуст, один из великих учителей Церкви. Некоторые патриархи лишались сана за отказ венчать брак императора с понравившейся ему особой вопреки церковным канонам… 

Правда, патриарх Михаил Керулларий (при нём в 1054 году произошел Великий Раскол) называл себя «делателем императоров» – он лишил трона двух самодержцев, однако император Исаак I Комнин не захотел становиться третьим и сам отправил патриарха в отставку.

Такой порядок церковно-государственных отношений называют цезарепапизмом, противоположностью чему принято считать папоцезаризм, выраженный в римском папстве. На Руси, однако, «папоцезаризма» не было даже тогда, когда русские митрополиты назначались в Константинополе. 

Предстоятеля Русской Церкви митрополита Филиппа (Колычева) за противодействие опричнине в 1568 году царь Иван Грозный предал церковному суду, обвинив в смертных грехах, включая колдовство. Митрополит был приговорён к заключению в монастырской тюрьме, а вскоре задушен царским любимцем Малютой Скуратовым.

С введением в Русской церкви в 1589 году патриаршества настоящим «государем Церкви» проявил себя лишь патриарх Филарет – и то потому, что был отцом первого русского царя из династии Романовых Михаила Фёдоровича. 
Патриарх Никон, осуществивший церковную реформу 1654 года, которая вызвала уход в раскол староверов, не поделил власть с царем Алексеем Михайловичем, был судим и отправлен в ссылку.

Остальные русские патриархи не перечили царской воле. А после победы партии иосифлян над нестяжателями Церковь с начала XVI века фактически превратилась в субъекта отношений феодального государства. Крупные монастыри, основанные такими подвижниками, как преподобный Сергий Радонежский и его многочисленные ученики, благодаря пожертвованиям бояр и князей, стали богатейшими землевладельцами, владевшими тысячами крепостных крестьян и землей. Монашеские обеты послушания, безбрачия и нестяжания этому не мешали… Ну а коли князья Церкви по размеру богатств мало чем отличались от светских князей, требуя, как и последние, защиты государства, то и государство считало себя вправе требовать у Церкви лояльности.

Петровские реформы с введением на Руси элементов западных порядков у большей части духовенства восторга не вызвали. И то: до соответствующего царского распоряжения даже самые богатые монастыри не отличались подвигами в делах благотворительности, милостыни, помощи бедным… Будь иначе, вряд ли в середине XVIII века светская власть отобрала бы у монастырей их богатства. 

***

«Духовный регламент» Феофана Прокоповича подписали практически все влиятельные архиереи, то есть отмена патриаршества и введение Синода выглядели решением соборным. 

Критики эпохи «синодального порабощения» не всегда вспоминают, что именно в синодальный период в России была выстроена стройная система богословского образования для духовенства, создана многоуровневая цепь «духовное училище – семинария – академия». А в допетровской Руси Церковь имела всего две духовных школы, в Москве и Киеве. 

Ряд статей «Уложения о наказаниях», устанавливавших ответственность за отказ от православной веры, за богохульство и т.п. с санкциями от лишения родительских прав, принудительного развода, телесных наказаний, нескольких месяцев ареста до 15 лет каторги, перешёл в синодальную эпоху из допетровского времени. Правда, вот это уже рука Петра: «За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп… За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы» (из петровского указа от 17 февраля 1718 года). 

Во многих вопросах управления Церковью синодальные чиновники были, собственно говоря, ни при чём: если они что-то и решали, то разве что в Петербурге, а в епархиях и монастырях многое зависело от местного духовенства. 

Однако вера трудно проникала в сердца народа. По словам доклада Синоду одного из миссионеров конца XIX века, «6 из 7 крестьян искренне верят, что Троица – это Христос, Божья Матерь и святитель Николай». Духовенство в подавляющем большинстве поддерживало существующие порядки, даже когда эти порядки совсем не отвечали заветам евангельской любви. А предпринятая снизу попытка создать христианские профсоюзы на промышленных предприятиях была расстреляна в Петербурге 9 января 1905 года… 

***

Уже почти 30 лет нет в России «безбожной коммунистической власти», а распространению православной веры в России все равно что-то мешает. Даже последнее «предкоронавирусное» Пасхальное богослужение в России, по данным МВД, посетили всего 4,3 миллиона человек, включая «захожан». 

Согласно исследованию уровня религиозности, проведенному британскими социологами, в России молодых людей 16-19 лет, посещающих службы хотя бы раз в неделю, менее 4%. В католической Польше эта цифра – 39%.

Да, распространению веры в народе мешает общая обмирщенность жизни, но ведь за три века от Распятия Христа до принятия христианства Константином Великим условия для христианской проповеди были много хуже: господство языческих культов, мирской философии, кровавые гонения на христиан… И однако Церковь выросла с 12 учеников Христа до господствующей религии могущественной Византийской империи.
Так, может быть, дело не в «синодальном порабощении»?

 

Художник: Жан Марк Натье

5
1
Средняя оценка: 3.2
Проголосовало: 55