Без стипендии

Она была высокого роста, словно её взяли за плечи и резко потянули вверх. Тоненькая, пропорционально сложенная, стройная, с прямой спиной. Её пластичная фигура напоминала африканскую скульптурку, выточенную из дерева. 
Длинные ноги, что называется от ушей, безусловно, подчеркивали гармоничность фигуры. Но она умудрялась топать ими, как лошадь. И дробный перестук кроссовок 38-го размера слышался издали. Впрочем, это совершенно не мешало восприятию её изящного облика. 
Она положительно не знала, что делать с руками. Они вились вокруг тела, она, то заводила их за спину, то теребила пальцы перед грудью. В принципе, обыкновенный подросток, еще не осознавший свое место в жизни.
– Я поступила в училище в 14 лет, да. Я еще несовершеннолетняя, – как-то пробило её на откровенность перед всей группой.
– Я маме сказала, что поступаю в кооперативный техникум, а сама сдала экзамены в художественное училище. Уже две недели ходила в училище, только потом сказала. Мама была долго в шоке – ну еще бы!
– Только бабушка была в курсе, она меня поддерживала.
Она на занятия опаздывала почти всегда, и всегда чуть-чуть. Часто забегая перед занятиями (уже опаздывающая) покурить за угол училища.
Прийти на вторую половину занятия по академическому рисунку с планшетом под мышкой (без специальной сумки), на котором был приколот кнопками пожеванный и потертый лист бумаги – самое то.
Затем с разбега, всего за одну пару, нарисовать череп с натуры. Пока преподаватель вышел на перемену, отличник Кроссовский поставил последние штрихи на рисунке, действуя под прикрытием Ивановой, которая в это время стояла на стреме у двери аудитории. 
– Можно мне повторить рисунок на другой бумаге, чтобы мне оценку не снизили? Мне стипендию надо, – спросила она преподавателя. 
Однако кто за язык тянул? Почему не сказать: «Хочу улучшить свой результат»?
Или набросать на холст краски «Марс коричневый», выполняя этюд полуфигуры Никколо да Уццано, столько, что перепугались два курса живописцев, а затем не без помощи преподавателя выползти из этого безобразия и получить на просмотре очередную «4».
Если «хорошо» или «отлично», то я молодец. Если «удовлетворительно» или «неуд» – преподаватель не досмотрел, не дожал, упустил.
Борьба за стипендию продолжалась. 
Сдав очередной зачет на «4», резюмировала затуманенным взором и мечтательным выражением лица:
– Мне преподаватель сказал, что я способная, очень способная, даже на «пять» могу учиться.
Сомнения в своих действиях и способностях преследовали её повсюду.
– Я никогда не буду рисовать, как ты, – закричала она, увидев очередной шедевральный рисунок Крассовского. 
– Да! Я с первого курса за тобой наблюдаю! Никогда, никогда мне не достичь такого уровня!
И уже через занятие сделала первый по учебной программе рисунок пожилого натурщика, Только у неё одной из всей группы рисунок оказался не только правильно академически построенный, но абсолютно узнаваемый.

Нужно больше трудиться над рисунком, живописью, но времени постоянно недоставало —приходилось работать. По причине несовершеннолетия, отсутствия опыта работы и из-за внешности подростка на педагогическую работу не брали. Пошла на рабочую должность в ночную смену.
Приходилось учиться и работать одновременно, и еще хотелось потусоваться в молодежной компании. Она решила бороться за стипендию. Четверки успешно посыпались в зачетку. Даже за рисунок на потертой бумаге поставили на просмотре «4», преподаватель был принципиален – главное качество самой работы, а не видимая красивость бумаги.
На сессии дело подошло к просмотру по композиции. Но этот предмет нельзя взять с наскока. 
Готовить каждую работу (всего за семестр – четыре) нужно в течение месяца, если на «отлично», то хотя бы 2 часа каждый день, если учитывать мыслительный процесс поиска интересного сюжета и философской обоснованности, и того больше.
Она срочно взялась за эскизы, наспех сделанные, они посыпались, как из рога изобилия, один похожий на другой, лишь бы набрать нужное количество. Эскизы наклеила на драфтовую мятую бумагу, финальные работы набросала в этюдном варианте.
В данном случае её уникальное качество – собраться в последний момент и в финальном рывке выдать высокий результат – мало, чем помогло.
Сессионная комиссия вынесла вердикт – «неудовлетворительно» с последующей пересдачей. Такого оборота событий не ожидал никто, но у комиссии были свои критерии. 
Все, стипендии не будет!
– Ну, и черт с ней, с этой стипендией, – сказала она, – с расстроенным видом, но твердым голосом. Я посмотрела ей в лицо – меня поразили её глаза, я увидела глаза не подростка, а взрослого человека.
Она повзрослела в один миг, обрела взрослую ипостась – это и был финал её стараний, её борьбы, и звали её Серафима.

5
1
Средняя оценка: 2.75
Проголосовало: 88
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star