Озарённый мудростью

На веранде небольшого додзё (1) сидел пожилой человек с закрытыми глазами. Весенний тёплый ветер разносил запах цветущей сакуры, и её благоухание несказанно радовало мужчину. Он медленно и глубоко втягивал воздух и почти неощутимо делал выдох, словно страшась нарушить своим дыханием гармонию природы.
Приоткрыв глаза, мужчина направил взгляд на бело-розовые цветы, которые украшали стоящую неподалёку сакуру, и несколько минут любовался её красотой. Затем его взор перенёсся на виднеющиеся вдали горы, покрытые белыми шапками, и устремился в небо – голубое и бесконечное, изредка разбавленное белой ватой проплывающих облаков.
Синь, отражённая в глазах пожилого человека, совершенно поглотила его. Он сидел, глядя в небо, не замечая времени и того, что происходит вокруг. Насладившись видом бездонного небосвода, мужчина снова закрыл глаза и стал втягивать аромат, исходящий от благоухающего дерева.
Весна была тёплой. Пение птиц доносилось со всех сторон. Земля не просто оживала, она жила и набирала силу с каждым часом. Не узреть эту красоту мог только слепой или человек с сухим сердцем. А он, старый мастер, чья жизнь прошла в строгих рамках Бусидо (2), постоянных тренировках и стоическом восприятии жизни, каждую весну всё свободное время посвящал созерцанию оживающей природы. 
В Киото, да пожалуй, и во всём регионе Кансай, не было мастера известнее, чем Кетсуо Кобаяси. Это был потомок самурайского рода, который постиг искусство владения мечом и давно открыл школу кендзюцу (3), передавая свои знания молодому поколению.

Приоткрыв глаза, мужчина окинул взглядом пространство вокруг себя в поисках необходимой вещи. И, увидев бамбуковую трость, лежащую рядом, взял её и начал что-то чертить на земле. Неторопливые движения руки выводили иероглиф за иероглифом. 
Завершив своё действо и ещё раз прочитав написанное, мастер Кетсуо еле заметно кивнул в знак одобрения, после чего негромко позвал:
– Йоши!
Через секунду на веранде появился юноша и, поклонившись, воодушевлённо произнёс:
– Я здесь, учитель! Вы звали?
– Да не шуми ты так, – отозвался наставник, – не беспокой весеннюю гармонию.
Молодой человек застыл возле учителя в ожидании.
– Йоши, будь добр, принеси бумагу, кисть и тушь. Я хочу записать свои мысли.
– Да, учитель, одну минуту, – снова поклонившись, молодой человек побежал внутрь додзё.

И впрямь через минуту улыбающийся юноша стоял возле своего наставника, держа в руках требуемые предметы.
– Благодарю тебя!
– Учитель, разрешите мне поприсутствовать? 
Пожилой мастер с лёгкой улыбкой глянул на молодого человека и спросил:
– Ученики все разошлись? – юноша утвердительно кивнул в ответ. – Что же, присаживайся рядом. Твоя любознательность указывает на неподдельное стремление к учёбе.
– Я хочу знать всё, что знаете вы, учитель!
– А я хочу, чтобы ты знал больше меня, – с какой-то особой выразительностью произнёс мастер Кетсуо.
Ученик широко открыл глаза и недоумевающе посмотрел на собеседника:
– Что вы, учитель?! Разве такое возможно? Я был бы счастлив овладеть знаниями, которыми владеете вы, ну хотя бы большей частью их. Вы смеётесь надо мной? – сокрушённо произнёс юноша.
– Вовсе нет, Йоши. – спокойно ответил наставник. – В каждом человеке заложен огромный потенциал, но раскрыть его может только жаждущий знаний, постоянно идущий вперёд. Ученик становится настоящим мастером тогда, когда он не только постиг всю мудрость своего учителя, но и набирается своей, приводя разум в состояние гармонии. Он развивается и становится неповторимым. А скопировать умение и мысли другого человека, пусть и самые незаурядные – всего лишь подражание. Стремись быть самим собой, отличным от кого-то, более совершенным.
Молодой человек внимательно слушал, как губка, впитывая в себя каждое слово своего учителя.
– Видишь цветы этой сакуры? Каждый из них неповторим и уникален, хотя они растут на одном дереве. Сакура цветёт каждую весну, но на ней нет ни одного похожего цветка. Никогда. Каждый из них – особенный. 
– Но ведь мы тоже все не одинаковые?! – с еле заметным вызовом произнёс юноша.
Этот еле уловимый эмоциональный всплеск не ускользнул от глаз умудрённого жизнью мастера:
– Конечно, все мы разные, но быть особенным – совершенно иное.
– А что нужно для того, чтобы стать таким, как вы говорите? – спросил Йоши.
– Чтобы стать непревзойдённым, нужно всегда быть готовым к новому, к изменениям, идти вперёд, невзирая на факторы, побуждающие принять иное решение. Стремиться достичь невозможного, но не разрушая и завоёвывая, а созидая и укрепляя.
– Я не понимаю вас, учитель, – растерянно глядя в пол, проговорил молодой человек.
Не отвечая ему, Кетсуо взял бумагу, макнул кисть в тушь и стал выводить на ней иероглифы, которые до этого чертил на земле. Ими оказались строки танка (7), которые пришли в сознание мастера, наблюдавшего до разговора за роскошью весеннего мира.
Молодой человек внимательно прочёл стихотворную строку:

Вошедший в мир сей
Не упусти возможность
Принести счастье.
Ибо горя в нём много,
Но душу лечит радость.

– Что это значит, учитель?
– Это значит, что человек достигает гармонии с собой и окружающим миром только в минуты созидания, в мгновения творения. И ничто так не наполняет его душу радостью, как способность сделать счастливыми других.
– Но вы же мастер кендзюцу, мастер владения мечом, а меч – это оружие, причём очень грозное!
– Не забывай, что в первую очередь кендзюцу – это искусство, а уже потом боевой вид. Да, оно зародилось как искусство боя, способ уничтожения. Но запомни, Йоши: у каждого предмета, как и у каждого свойства, есть разные стороны, которые отражают их суть. Пожалуйста, возьми катану (4) с катанакакэ (5) и принеси мне её.

Молодой человек быстро поднялся и скрылся в дверях додзё. Через несколько секунд он с поклоном протягивал учителю меч в ножнах.
– Садись, – проговорил Кетсуо, принимая оружие из рук ученика.
Он аккуратно и благоговейно извлёк клинок из ножен, некоторое время рассматривая произведение кузнечного мастерства.
– Посмотри на это чудо, Йоши. Этот меч выкован одним из непревзойдённых мастеров эпохи Момояма. Это совершенное оружие: красивое, надёжное и беспощадное. Но это ещё и великий акт творения. Чтобы произвести на свет этот клинок, кузнец работал много долгих месяцев. Это великолепие было сотворено для разрушения. Но, с другой стороны, в руках умелого и благородного воина, меч может стать символом возрождения жизни. Меч должен дарить жизнь, а не смерть – вот чему учит Бусидо.
– Как это, учитель?
– А так, мой любознательный Йоши. Отнять жизнь у человека для опытного воина не составляет труда, но подарить ему жизнь, остановив роковой взмах и явив тем самым благородство души и снисходительность, можно приравнять к созиданию. Ибо в момент осознания, что жизнь не отнята, человек перерождается, сам того не понимая. За всю историю своего существования человек ничему так хорошо не научился, как уничтожению себе подобных. Ничто так не доведено до совершенства, как создание оружия. Заметь, что воинов всегда больше, чем художников, скульпторов, музыкантов. А ты задумывался, почему?
– Почему, учитель?
– Всё очень просто… Разрушать гораздо легче, чем созидать. Посмотри на окружающую нас природу. Она увядает осенью, практически умирая, и возрождается весной. В природе всё продумано до мелочей. Это подвластно только Великому Творцу. А вот человеку следовало бы задуматься, прежде чем что-то разрушить, сможет ли он возродить это?! Возможно, тогда он больше бы дарил миру радость, и мир наполнился бы гармонией.
– Учитель, так для чего мы тогда занимаемся кендзюцу, если оно изначально было нацелено на то, чтобы сразить противника?
– Запомни, Йоши, мир меняется только потому, что мы его меняем, изменяясь сами. И в какую сторону происходят наши перемены, в ту же сторону меняется и наш мир. Если мы нацелены на зло, то и мир будет изобиловать злом. А если мы стремимся к созиданию и радости, то и мир ответит нам тем же. А познание искусства владения мечом даёт нам возможность не только стать сильными, ловкими и дисциплинированными, но и понять предназначение как его, так и своё.
Молодой человек сидел в задумчивости. Прошло несколько минут, прежде чем он снова с поклоном обратился к своему наставнику:
– Кетсуо-сан, я стал ещё больше уверен, что мне очень многому нужно у вас научиться. Но прежде всего, пожалуйста, расскажите мне о поэзии.
На веранде небольшого додзё ещё долго сидел учитель со своим учеником, разговаривая и любуясь тем, как на фоне заснеженных гор, благоухая, цвела сакура.

 

Примечания:

1. Додзё: зал для занятий.
2. Бусидо: «Путь благородного воина».
3. Кендзюцу: искусство владения мечом.
4. Катана: японский длинный меч.
5. Катанакакэ: подставка для мечей
6. Танка: 31-слоговая пятистрочная японская стихотворная форма.

5
1
Средняя оценка: 4.03333
Проголосовало: 30