«Янин для Новгорода, что язык для колокола...»

Год со дня кончины выдающегося исследователя берестяных грамот

Сделанного им, наверное, хватит на пять жизней. Найти, понять, атрибутировать, объяснить – таковы этапы кропотливой исследовательской работы, гарантирующие рождение сенсации. Таков был и научный путь академика В.Л.Янина.
Выдающийся советский и российский археолог, действительный член Российской Академии Наук, доктор исторических наук, почётный гражданин Великого Новгорода Валентин Лаврентьевич Янин (1929-2020) скончался год назад, 2 февраля 2020 года, на 91-м году жизни. 
Академика Валентина Янина похоронили на Рождественском кладбище в Великом Новгороде. Это была его последняя воля.
Федеральный бюджет выделит средства на проектирование и строительство в Великом Новгороде «Национального археологического центра имени академика В.Л. Янина».

*** 

Археологические и исторические открытия Янина перевернули представления в нашем историческом сознании. Валентину Лаврентьевичу мы обязаны новым представлением о прошлом русского народа, о его величии, культуре и грамотности в Cредние века. 
Янин, крупнейший исследователь Новгородской Руси и берестяных грамот, – автор более 700 научных трудов. А научно-популярная книга Янина «Я послал тебе бересту» принесла ему множество наград, в том числе Государственную премию СССР (1970), и была переведена на множество языков.
Своими воспоминаниями об академике Валентине Янине поделился директор Института археологии РАН Николай Макаров:
«Человек, который составил эпоху в изучении истории России, в изучении Новгорода, в изучении Средневековья. Новые методы, новые открытия, цепочка открытий, из которых сложился совершенно новый образ Новгорода. От первой берестяной грамоты, которая была найдена в экспедиции, которой руководил его учитель Арцеховский в присутствии Валентина Лаврентьевича, он был свидетелем этой находки до Новгородской псалтыри, которая была найдена спустя 49 лет». 
«Новгородская псалтырь», в открытии которой участвовал Валентин Лаврентьевич, найдена археологами в Великом Новгороде в июле 2000 года. Предполагается, что «Новгородская псалтырь» старше Остромирова евангелия, считавшегося ранее самой древней на Руси книгой с точно установленной датой написания – 1056-1057 годы. 
«Янин, – отмечает доктор культурологии, профессор, действительный член РАО, член-корреспондент РАН Александр Запесоцкий, – установил имя одного из авторов всемирно известных фресок церкви Спаса на Нередице, расписанной в конце XII века, – Олисея Гречина. Валентин Лаврентьевич раскопал его усадьбу, проследил его жизненный путь».
По словам декана исторического факультета МГУ, академика РАН Сергея Карпова, «…он умел показать красоту истории, красоту археологических находок. Не просто сам артефакт, а его значение, роль, как люди с этим имели дело, как общались, как молились на ту или иную икону. Он был очень увлеченным человеком. Его увлечение передавалось всем, кто был рядом. И ещё одно замечательное качество – он умел собирать вокруг себя талантливых людей».

***

Лето 1947 года... На месте Новгорода, как горькое напоминание о недавней войне, – всё ещё груда руин. Из 45 тысяч новгородцев, живших здесь до Великой Отечественной, на пепелище вернулось всего тысячи три. Из бывших немецких землянок, где они поселились, вьются дымки. 
Но даже в таких условиях, когда в первую очередь, казалось бы, нужно думать о налаживании мирной жизни, государство считало своим долгом заботу об изучении отечественной истории и поддержке науки. 
Так древний Новгород, где впервые оказался этот студент МГУ, будущий корифей российской археологии, учёный с мировым именем, вошёл в его судьбу.

***

Даже трудно сказать, где он чаще находился – в Москве или Новгороде. Кем же себя ощущал Янин больше – москвичом или новгородцем?
«Каждый человек родится дважды, – размышлял Янин в нашей с ним беседе. – Для самого человека ничего памятного в этом дне, который записан в паспорте, нет. Он его не может помнить. А второй раз человек рождается, когда до конца определяет свою жизнь.
Так что своей духовной родиной, местом, где родился и состоялся как учёный, я считаю Великий Новгород. Горжусь, что я – его почётный гражданин.
Но, конечно, МГУ – ведь меня-то с Новгородом сосватал именно Московский университет – тоже обязан своим вторым рождением
».

***

Когда он говорил о своём становлении как учёного, то с благодарностью вспоминал таких знаменитых учителей, как Тарле, Арциховский, Сказкин, Бахрушин, Греков… Это – легенды, учителя учителей!
Вот лишь один из примеров совершенно потрясающей цепочки взаимосвязи эпох и поколений. Среди главных учителей Янина в нумизматике – Александр Александрович Сиверс, потомок знаменитой дворянской фамилии. Когда Янин с ним познакомился, Сиверсу шёл уже девятый десяток, но он ещё работал – заведовал отделом нумизматики в Государственном историческом музее. А до октябрьского переворота Александр Александрович был камергером двора Его Императорского величества Николая II. Он был знаком с Александром Михайловичем Горчаковым. А ведь Александр Михайлович был лицейским товарищем Пушкина!
Поэтому, когда Янин пожимал руку Александру Александровичу, всегда думал, что он пожимал руку Александра Михайловича, а тот – руку Александра Сергеевича. По словам Янина, это – всего три рукопожатия до Пушкина!

***

Огромным событием стала находка в Новгороде первой берестяной грамоты. В нынешнем году этому событию исполняется 70 лет. 
С тех пор дата 26 июля 1951 года попала во все учебники истории, а имя Нины Акуловой, работницы Неревского раскопа, узнала вся страна.
Почти ежегодно в Новгороде руководимая Яниным археологическая экспедиция находила всё новые и новые берестяные грамоты.
Археологи читали письма, написанные 800-900 лет назад. Янин, его коллеги и ученики оказались получателями этих писем. Валентин Лаврентьевич, по его словам, однажды понял, что вообще никакого расстояния во времени не существует.
Они, археологи, живут как бы в разных эпохах. Ходят по мостовым, настланным в XII-XIII веках, по которым ходил со своей дружиной святой благоверный князь Александр Невский, а над ними самолёты летают.
Как-то английские коллеги на полном серьёзе задали вопрос одному из членов Новгородской экспедиции: мол, вам не стыдно читать чужие письма?! Тот не растерялся: а вам не стыдно публиковать письма Диккенса?!
И все же почему в Новгороде открыли берестяных грамот больше, чем в других городах России?
«Одна из причин, – считал Валентин Лаврентьевич, – в Новгороде хорошо сохраняется вся органика. Город строился на плотной глинистой почве. Поэтому вода не проникала вертикально в землю, а насыщала нарастающий культурный слой. Здесь горожане всегда по грязи ходили. Поэтому стелили мостовые. Так как не было доступа воздуха во влажный слой, следовательно, в нём не могли жить микробы, которые бы уничтожали оказавшиеся по разным причинам в почве берестяные грамоты».
Но была и другая причина. Скажем, в почве Пскова тоже всё сохраняется хорошо. Но там за время раскопок найдено всего-навсего 15 грамот. Почему?
По мнению Янина, «…новгородцы были более грамотными людьми. Это определилось очень важным обстоятельством. Новгородские землевладельцы, бояре не стремились куда-то уехать из города и поселиться на дальней территории. Потому что каждый из них имел шанс быть избранным на высшие должности. А выборы в Новгороде были ежегодно. Тот, кто уезжал куда-то надолго, – выпадал из политической жизни».
А между тем новгородские имения находились иногда за 300-500 вёрст от города – где-нибудь на Двине, на Белом море. Следовательно, само землевладение требовало постоянной переписки владельца с управляющим его хозяйства. Он посылал туда распоряжения. Оттуда поступали отчёты старост, крестьянские письма с жалобами на старост…
«Так что мы по этим письмам, – отмечал Янин, – изучали не только историю самого города, но и всю новгородскую государственность».

***

Новгородская экспедиция исследовала всего… два процента территории древнего города и может сделать ещё немало интересных находок. Но цивилизация надвигается, действуя зачастую бульдозерами, роющими очередной котлован.
Новгород вырос сейчас значительно. Подавляющее большинство приехавших в последние годы – это люди, которые не имеют никаких местных корней. Древняя часть Новгорода – вроде заповедной Москвы в рамках Бульварного кольца. Так пожалуйста, стройте на здоровье в новой части города. Ан нет! «Престижно» залезть в центр, угнездиться в историческом месте.
А по закону, который, к слову сказать, никто не отменял, в исторических городах полагается строить на старых фундаментах, чтобы не повредить культурный слой. Но того, что сделано, не исправишь.
Янин и его соратники готов был бороться за каждый квадратный метр древнего культурного слоя. Ведь по самым скромным расчётам, ещё примерно не меньше 20-30 тысяч берестяных грамот (в 20-30 с лишним раз больше, чем они нашли!) хранит новгородская земля.

***

«Не следует искать корни нашей государственности только по эту сторону границы, которая, в частности, разделяет сегодня Украину и Россию, – считал Янин. – У нас общая история, на протяжении тысячи лет Россия и Украина были вместе. Мы разлучались и снова соединялись. Тем не менее, не надо замыкать себя в рамки того, что сейчас получилось».
Так где они – корни государственности России?!
По словам Янина, «Старую Ладогу объявили первой столицей Руси из чисто политических соображений».
В свое время В.В. Путин, посещая Великий Новгород, поинтересовался у учёного, как он относится к этой идее. Янин сослался на исторический факт. Переговоры новгородцев и угро-финского населения должны были проходить на пересечении важнейших торговых путей. Князь со своими дружинниками отправился туда на ладьях. Ладогу им было не обойти. По дороге их задержали Волховские пороги. Для того, чтобы двинуться дальше, нужно было прикинуть все возможные варианты маршрутов – на ладьях, по суше. Наконец, решили, преодолели пороги и остановились на берегу Волхова в Городище, в трёх километрах от современного Новгорода, где и возникает резиденция князя.
Янин сказал в тот раз Путину: вот вы, глава государства, сейчас находитесь в Новгороде, но этот город ведь столицей не объявляют. Да, согласился Владимир Владимирович, вы меня убедили…

***

Мнение коллег: «Янин для Новгорода, что язык для колокола».
13 декабря 2008 года, в день памяти святого апостола Андрея Первозванного, Валентину Лаврентьевичу Янину на торжественной церемонии в Большом Кремлевском Дворце была вручена Международная премия «За веру и верность». На этой церемонии учёный сказал самое главное: 
«До самой смерти я буду служить Новгороду!». 
Так и было! 

***

Летом 2019 года на участке, где была обнаружена первая берестяная грамота Великого Новгорода, установили памятник средневековому новгородскому мальчику, который обучается грамоте.

«Скульптура теперь всегда будет напоминать нам о почётном гражданине, академике Валентине Лаврентьевиче Янине», – написал в соцсетях мэр Великого Новгорода Сергей Бусурин. В память о Янине новгородцы возлагают здесь цветы. 

5
1
Средняя оценка: 3.16667
Проголосовало: 24